ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Боевой маг. За кромкой миров
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Эликсир для вампира
Тени сгущаются
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Озил. Автобиография
Жена по почтовому каталогу
Анна Болейн. Страсть короля
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
A
A

Сердце Джастина сжалось, но на этот раз не от ревности, а от желания. Да, он желал Джессику, желал с первой минуты, как увидел ее. Лотерейные деньги, необходимость найти жену — все отошло на второй план. Оставались только они с Джессикой — в пустой квартире, на широкой кровати, и это только подливало масла в огонь.

С девушкой тоже что-то происходило. Раскрасневшись, она смотрела в сторону, и на шее у нее билась голубая жилка. А очертания грудей с напрягшимися сосками ясно читались под тонкой тканью. Джастин слегка касался ее руки — и она не отнимала ладони! Пальцы ее, такие горячие, слегка дрожали. Истина открылась молодому человеку ослепительной вспышкой: она тоже желает его! Ее тоже возбуждает интимность обстановки, и… И только последний негодяй воспользовался бы ситуацией. А Джастин не хотел быть негодяем.

Сердце его выделывало странные штуки. Оно колотилось часто и тяжело. Проклятье, нужно что-то сказать! Что-то тактичное и сдержанное.

Но слова, сами собой сорвавшиеся с его губ, не отличались ни сдержанностью, ни тактом. Зато это был вопрос, который в самом деле не давал ему покоя.

— Кто ваш молодой человек?

Джессика покраснела сильнее. Яркие губы дрогнули.

— Но с чего вы взяли…

— Масло, — тихо объяснил он, поглаживая ее пальцы. — Ароматическое масло из магазина. Такие вещи не покупают, если нет…

— Так вы видели, — выдохнула девушка, закусывая нижнюю губу, и затараторила: — Так я и думала. Вы поняли все неправильно. Потому я и не хотела, чтобы вы знали…

— Зачем вы оправдываетесь, Джессика? — мягко перебил он, улыбаясь углами губ. — Это сущие пустяки! Мы с вами взрослые люди…

Она резко вырвала руку.

— Неужели вы подумали, что все эти вещи, э-э-э… Что я покупаю их… ну, в общем, для себя? Для собственного…

— Удовольствия, — закончил за нее Джастин.

— Нет! — вскричала Джессика, вскакивая. — Вы ошибаетесь!

— Как вам угодно. — Джастин попытался сгладить ситуацию. — Честное слово, я не вижу в этом ничего особенного. Современные люди… Я хочу сказать, у всех есть потребности…

Она едва не застонала. Грудь ее часто вздымалась, пальцы она стиснула в кулаки.

— Это все не для меня, — наконец выговорила девушка. — Я покупала эти вещи не для…

— Простите, что смутил вас дурацким вопросом, — попытался Джастин свести разговор на нет. Ему было больно видеть Джессику в таком замешательстве.

— Да нечего мне смущаться! — взорвалась она. — Я это покупала из-за работы! Это вы должны смущаться! Это вы ходите по ночам по секс-шопам!

Джастин непонимающе моргнул. —Я?

— Да, вы!

Джессика широким жестом обвела комнату. Как же он сразу не заметил? На нитке, протянутой через всю комнату, висели фотографии. Конечно, не такие хорошие, как делает профессионал, но вполне четкие. И на некоторых снимках был он, Джастин Хайбридж собственной персоной. В светлых джинсах и в белой футболке. С черными блестящими волосами. В дверях самых грязных порномагазинчиков Ист-Энда.

— Вы… следили за мной? — с трудом произнес он, не веря собственным глазам.

— Ну, в общем, да. — В голосе Джессики звучали извиняющиеся нотки. — Не то чтобы специально… Просто я же детектив. Как только я заметила вас, сразу возникло желание понять, что вы тут делаете. А привычка фотографировать… она уже укоренилась. Знаете, после слежки за неверным мужем какой-нибудь заказчицы рука чуть что тянется к фотоаппарату. Я вовсе не собиралась вас компрометировать…

— Вы что, в самом деле решили, — медленно произнес Джастин, — будто я посещаю все эти… заведения ради своего удовольствия?

— Ну… а что я могла подумать еще?

— Как вам только такое могло прийти в голову? — сквозь зубы процедил Джастин, чувствуя, как на смену удивлению приходит негодование. — За кого вы меня принимаете?

— А вы — меня? — Она отважно посмотрела ему в глаза. — Только что вы просили меня не смущаться из-за того, что я читаю порнороманы и мажусь ароматическим маслом!

Да, в каком-то смысле он начал первый. Но что еще он мог подумать при виде хлама, посыпавшегося из ее сумки? Что девушка набрала подарков для племянников?

С минуту они обменивались гневными взглядами. Лица обоих заливала краска.

Джессика первая сумела взять себя в руки. Проведя ладонями по щекам, она попыталась улыбнуться.

— Раз уж мы оба попали в такое глупое положение, давайте вместе и выбираться. Правда за правду. Почему бы нам не объяснить друг другу, что мы на самом деле там делали, а потом не забыть эту дурацкую историю на веки вечные?

— Отличное предложение, — с облегчением кивнул Джастин. — Я первым высказал свои подозрения в ваш адрес, мне первому и признаваться. Так вот, единственный мой грех в том, что я искал вас.

— Искали меня? — несказанно удивилась Джессика. — Но зачем?

— После очередной беседы с потерпевшей я предложил подвезти вас до дому. Помните? Но вы отказались и взяли такси. К несчастью — или, наоборот, к счастью, как посмотреть, — я расслышал адрес, который вы назвали таксисту. Уайт-Чепел. Самый трущобный район. Я был, мягко говоря, поражен. Что девушке вроде вас делать вечером в такой клоаке? Да еще и без провожатого, который за вами присмотрит… В общем, я поехал за вами. Просто чтобы убедиться, что с вами все в порядке. Если бы вас встречал ваш молодой человек, — Джастин клятвенно прижал руку к груди, — я немедленно уехал бы! Но вы, однако же, ни с кем не встречались. И сразу направились, отпустив такси, в такое место, что я глазам своим не поверил. Джессика нервно усмехнулась.

— Хороши бы мы были, если бы вы тоже решили меня сфотографировать! Подарили бы друг другу на память самые глупые карточки на свете.

— Я вас не выслеживал, — подчеркнул Джастин. — Я просто хотел убедиться, что с вами все в порядке. Но вы очень быстро пропали из виду. Я зашел в несколько магазинов, расспрашивая, куда вы подевались…

— Как только я вас заметила, тут же постаралась от вас скрыться, — призналась Джессика. — Тогда-то вы меня и потеряли, должно быть. Но разве же я могла подумать, что вы… Извините меня.

— Извиняю, — легко отозвался Джастин. — Моя репутация порой позволяет усомниться, всегда ли я джентльмен. Но теперь ваша очередь. Не дайте мне умереть от любопытства, скажите, зачем вас-то туда понесло?

Джессика немного помолчала, глядя в сторону.

— Я занималась… расследованием, — наконец призналась она.

— Расследованием? Какого дела?

— «Хрустального башмачка», конечно.

— А разве его не ведет кто-то другой? Какой-то Ричардсон, если я не ошибаюсь…

— Именно, — жестко кивнула Джессика. — Хотя если по справедливости, то его должна вести я. Вот я и веду… самостоятельно, после работы. И надеюсь раскрыть его прежде, чем это сделает мистер Айвен Ричардсон.

— Но почему Уайт-Чепел? — недоуменно воскликнул Джастин. — И почему секс-шопы? Они-то какое имеют отношение к делу?

— Чтобы раскрыть преступление, в первую очередь нужно подумать над мотивами, — вдохновенно сообщила девушка, снова превращаясь в одержимого сыщика. — Я предположила, что преступник — фетишист. И в его страсти к необыкновенным женским туфелькам есть нечто извращенное… Вот я и расспрашивала в секс-шопах о подобных сумасшедших.

— А книги? И остальные покупки?

— Владельцы подобных магазинчиков не будут разговаривать с тем, кто ничего не покупает, — объяснила Джессика. — А если притвориться что заинтересован их товарами, будут попутно развлекать тебя беседой… на любую заданную тему. Я старалась покупать наиболее невинные вещи, насколько это было возможно, конечно.

Джастин восхищенно покачал головой.

— И вам удалось что-то узнать? Вы легко поддерживали разговор на подобные темы?

— Работа есть работа, — просто ответила Джессика. — Я же детектив, приходится абстрагироваться. Иначе лучше идти не в сыщики, а в… домохозяйки. — Последнее слово она произнесла с напором.

Джастин не сказал, что именно так и подумал о Джессике, увидев ее в первый раз: что ей лучше искать не преступников, а жениха. Чем ближе он узнавал девушку, тем яснее понимал, как тогда ошибался. Она ему не просто нравилась. Он Джессику теперь еще и уважал. А это никуда не годилось, при его-то планах!

11
{"b":"1912","o":1}