ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что значит Айвен раскрыл это дело? Когда он успел?

— Я действую быстро, мисс Спайк. — Айвен Ричардсон засунул пальцы за ремень брюк и невинно улыбнулся. — Мгновенно сориентировался и допросил свидетельницу. Просто не верится: туфли воровала компания старых уборщиц!

В глазах у Джессики потемнело.

— Эту свидетельницу нашла я. И я привезла ее сюда.

— Во-первых, и нашел, и привез ее мистер Хайбридж, фотограф, — лениво заметил Айвен. — А во-вторых, я давно уже шел по следу. Не далее чем сегодня я собирался добраться до бабушки этой девицы, только внучка успела явиться первая. И хорошо сделала. Мне не пришлось кататься за ней в Ист-Энд. Она сообщила, что хотела войти в контакт с кем-нибудь из агентства, лучше всего с тем, кто ведет это дело. Просила одного: защитить их семейку от полиции. Я обещал ей, конечно.

— Где мисс Финниган? — стараясь держать себя в руках, спросила Джессика. — Давайте узнаем у нее, как было дело. Я уверена, что вы лжете. Вы перехватили мою свидетельницу и наврали ей что-нибудь. Например, что вы мое непосредственное начальство и к вам-то ее и везли.

По неприязни, промелькнувшей в бледных глазах Ричардсона, Джессика поняла, что не ошиблась.

— Где мисс Финниган? — с вызовом повторила она. — Давайте расспросим ее!

— Я отправил бедняжку домой, — сообщил Ричардсон. — Она и без того переволновалась. Мы же не полицейское отделение, чтобы держать человека у себя сколько вздумается! Я лично посадил мисс Финниган в такси, даже сам свел по лестнице. У нее, видите ли, порвался ремешок на сандалии, ей было трудно идти.

— Айне и так была напугана, а вы ее напугали еще сильнее и заставили выложить все… без малейшего на то права! — яростно выпалила Джессика. — Знаете, как называется то, что вы сделали? Обыкновенное воровство. Бедные старушки крали туфли у богатых, а вы ограбили своего коллегу… Меня!

Она в отчаянии повернулась к мисс Метьюз.

— И вы ему верите? Это я раскрыла дело! Это я привезла свидетельницу!

— Я должна полагаться не на устные заявления, а на факты, — сухо отозвалась начальница. — Вы говорите одно, мистер Ричардсон —другое. И он в отличие от вас вел это дело с самого начала, но…

— Да и какая, в сущности, разница? — подхватил Айвен, стоящий за ее спиной. — Главное, дело раскрыто. Деньги мы получим, и кражи прекратятся. Разве не стоит друг друга с этим поздравить? Все внесли посильную лепту — и я, и вы.

Джессика смотрела на него молча. Если бы она произнесла хоть слово, то наверняка разрыдалась бы, а слез на сегодняшний день было уже довольно. Она сама презирала себя за слабохарактерность. Что скажет отец, когда узнает, что Джессика упустила дело? Не стоит долго ломать голову. «Я так и знал» — вот что скажет он и будет абсолютно прав. Отец в самом деле знал, что его дочь ни на что не годится.

И тут Джессика вспомнила про фотографии.

— У меня есть не только устное заявление, но и доказательства, — сказала она, прижимая сумочку к груди, словно боялась, что Айвен попытается ее стащить. — Фотографии. Возможно, они убедили бы вас, что я занимаюсь этим делом столько же времени, сколько и мистер Ричардсон. Но вы предпочитаете мне не верить… Ладно, я ухожу.

Джессика сделала несколько шагов к двери. Пол под ее ногами раскачивался, как палуба корабля.

— Постойте, мисс Спайк, — окликнула ее мисс Метьюз, не повышая голоса. — Может, все-таки дослушаете меня до конца?

Джессика повернулась и, с трудом разлепив побелевшие губы, сказала:

— Я увольняюсь, мисс Метьюз. По собственному желанию. Попробую себя в другом агентстве, а если и там не получится — значит, займусь цветоводством. Мой отец будет просто счастлив.

— Цветоводство не достойное занятие для такого талантливого детектива, как вы, — так же ровно ответила мисс Метьюз. Джессика подумала было, что ослышалась. — Вы раскрыли очень сложное дело и достойны повышения. В отличие от мистера Ричардсона, который показал свою полную несостоятельность.

И без того длинное лицо Айвена вытянулось еще сильнее.

— Мистер Хайбридж и мисс Финниган до того, как встретиться с вами, вкратце посвятили меня в ход дела, — сообщила своему подчиненному начальница, затем она обратилась к Джессике: — Мне было бы интересно посмотреть ваши фотографии, мисс Спайк. Но если вы решите сохранить их для прессы и не посвящать меня во все тонкости дела, я вас прекрасно пойму.

Джессика молча вытащила из сумочки снимки и протянула их. Айвен хотел было заглянуть мисс Метьюз через плечо, но сдержался. Он отлично понимал, что ему следует вести себя тише воды, ниже травы, если он не желает вовсе потерять работу.

— Да, вы доказали, что вам можно доверять дела повышенной сложности, — довольно кивнула мисс Метьюз Джессике, разглядывая снимки. — Почему бы вам сейчас не пойти к себе и не составить полный отчет по делу «Хрустального башмачка», мисс Спайк? Мне кажется, сейчас для этого настал подходящий момент. А для выяснения деталей можете взять себе кого-нибудь в помощь… скажем, Айвена… Вы ведь сейчас не заняты, мистер Ричардсон?

Айвен кивнул, не понимая до конца, в чем же дело.

— Он в вашем распоряжении, мисс Спайк, — улыбнулась мисс Метьюз. — Если хотите, пошлите его, например, за мисс Финниган, которую он несвоевременно отправил домой. Думаю, эта молодая леди вам еще понадобится, чтобы уточнить даты. Заодно можно привезти и ее бабушку.

Под ненавидящим взглядом Айвена Джессика прошла в свой крохотный кабинет. Казалось бы, ей следует радоваться. Но торжества не получалось. Она выиграла, добилась, чего хотела… Но как ни странно, ей было все равно. В груди, где-то на месте сердца, образовалась пустота.

Джессика никогда не думала, что может так сильно в ком-то нуждаться. Это-то и убивало ее, заставляло ощущать себя полнейшим ничтожеством. После всего, что произошло, желать видеть Джастина, хотеть прикоснуться к нему, прижаться всем телом, поплакать, как тогда, на его плече!..

Джессика села за стол и придвинула печатную машинку. Но в голове было пусто. Она тупо уставилась на белый лист, не зная, с чего начать. Впору пойти и сказать мисс Метьюз, что она передумала. Пусть делом занимается Айвен. Пусть даже считается, что это он его раскрыл. Ей уже все равно.

Раньше она тоже была одинока. Но ее согревало внутреннее пламя, она чувствовала себя полноценной личностью. Теперь же ей казалось, будто часть ее умерла.

— Неужели отныне так будет всегда? — спросила она печатную машинку.

Печальный ход мыслей был прерван стуком в дверь. Джессика вскочила, едва не опрокинув стул. Но это оказался курьер с огромным букетом роз.

Выхватив из букета белевший листок бумаги, молодая женщина с замиранием сердца развернула его.

«Держись, девочка! Семейная команда болеет за тебя!» — гласила записка. Почерк был незнакомый — должно быть, ее диктовали по телефону. Внизу подписи — папа, Пруденс и Николас.

Джессика скомкала записку и бросила в корзину для бумаг. Потом, устыдясь, вытащила ее и разгладила. Букет, неприкаянно лежавший на кресле, она поставила в вазу на столе. Затем снова уселась и уставилась на белый лист. Из его белой глубины выступило лицо Джастина. Темные загадочные глаза чуть улыбались. Неужели я всегда буду помнить это лицо? — с ужасом спросила себя Джессика. И всегда буду желать увидеть его наяву? О нет, такие муки равносильны смерти!

В дверь снова постучали. Что они все, сговорились ее мучить, что ли? И без того ничего не получается!

— Я занята! — крикнула Джессика, поворачиваясь. — Мисс Метьюз, если это вы, скажите всем, чтобы меня не отвлекали. Если приедет Айне, пусть подождет в…

Она осеклась, глядя в лицо, которое только что смотрело на нее с белой страницы. Джастин, запыхавшийся, в одежде, распространяющий какой-то странный — лошадиный что ли? — запах, стоял в дверях и сверлил ее взглядом.

— Мне позвонила тетушка, — выговорил он наконец. — Сказала, что ты очень расстроена… Велела найти тебя и утешить. А по тебе не скажешь, что ты… Что-нибудь не так?..

30
{"b":"1912","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Инженер. Золотые погоны
Форма воды
Демоническая академия Рейвана
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Как вырастить гения
Гридень. Из варяг в греки
Фоллер
Стражи Галактики. Собери их всех
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе