ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лидумс думал. Эта история ставила Джона в некоторую, пусть и неловкую, зависимость от спутника. Если сейчас помочь бедняге, он будет долго благодарен Лидумсу. Он взглянул на кольцо Норы, на свои золотые часы и медленно снял все это с руки:

— Хватит нам этого на первое время?

— Боже, что вы хотите сделать?

— Надеюсь, что мы избежим некоторых неприятностей, — ответил Лидумс. — Пойдемте поищем скупщика…

— У меня есть знакомый офицер в немецкой администрации, я позвоню ему, он одолжит мне сотню-другую…

— Это тоже можно сделать, тем более что я не представляю, сколько нам могут дать за часы и кольцо. Но сначала займемся продажей.

Какой-то букмекер, сидевший в лавочке под вывеской «Тото», вручил за часы Лидумса семьдесят марок, а за кольцо — сто девяносто. Лидумс поинтересовался: не может ли герр покупатель переправить в течение ближайших недели-двух кольцо в Лондон? Там Лидумс выкупит его за двойную цену.

— Вы с ума сошли! — проговорил Джон.

— Видите ли, милый Джон, о том, что у меня есть это кольцо, знают в отделе. Часы я могу потерять, а кольцо — довольно сложно. И потом на нем выгравированы инициалы…

Немец безразлично слушал их переговоры на английском, хотя Лидумс и подозревал, что он отлично понимает их. И действительно, немец позвонил кому-то по телефону, только потом спросил:

— Куда доставить кольцо в Лондоне?

Лидумс назвал свой адрес, условился о сроке. Немец даже скинул назначенную Лидумсом цену выкупа до трехсот марок.

Передав Джону деньги, полученные за часы и кольцо, Лидумс облегченно сказал:

— Ну, а теперь завтракать! И я не откажусь от рюмки виски или «корна».

— Вы меня спасли! — воскликнул Джон, укладывая деньги поглубже. — Но своему знакомому я все-таки позвоню…

— Хотите еще раз прокатиться в Минден?

— Избави бог! Но после инспекционной поездки нам придется устроить прием для ами. Полковник особенно на этом настаивал. И вообще мне, как официальному представителю отдела, просто неловко чувствовать себя бродягой без денег.

Утром в отель приехал немец-подполковник и привез Джону двести марок. Таким образом «первоначальный капитал» был восстаноывлен, а самое главное — печальное приключение сблизило двух новоиспеченных друзей. Оставалось лишь получить в Лондоне кольцо, а часы могут быть и не золотые…

15

Они вернулись в отель к двум часам пополудни, но их никто не ждал. Малый Джон разнервничался, принялся ругать проклятых ами, которые обращаются с англичанами, как с лакеями. Лидумс понимал, что беспокоит Джона не только это пренебрежение, он побаивался, вдруг ами выследили их в Миндене.

Лидумс сидел в номере у Джона, читал немецкие газеты, а Джон, придвинув безмолвный телефон к дивану, угрюмо лежал, пил содовую воду.

Около восьми вечера в номер постучали. Валявшийся на диване Джон вскочил, кое-как пригладил волосы, бросился к двери. Вошел молодой, лет двадцати пяти, человек в штатском костюме, в пальто, без шляпы, с зачесанными назад пепельными волосами, круглолицый, веселый, воскликнул:

— Хэлло, я — Эал, которого вы ждете с таким нетерпением!

— Почему вы решили, что мы ждем с нетерпением? — спросил Джон.

Американец указал пальцем на переполненную пепельницу возле дивана, на разбросанные у ног Лидумса газеты, оглядывая в то же время обоих придирчивым, оценивающим взглядом. Джон смутился, представился и назвал Лидумса:

— Мистер Казимир…

— Слышал, мистер Казимир, что вы Геркулес, но не ожидал, что геркулесы бывают такого роста.

— Наполеон утверждал, что каждого человека можно укоротить на голову! — напомнил Лидумс.

Эал расхохотался, спросил:

— Не боитесь, что большевики учинят такую операцию?

Джон сердито перебил:

— Здесь еще нет повешенных, но о веревках говорить не следует! В каком вы звании?

— Лейтенант.

— Капитан Джон.

— Ну что ж, все точки поставлены! — засмеялся Эал. — Но так как мы оба в штатском, позвольте называть вас просто мистер Джон.

— Пожалуйста! — хмуро ответил англичанин.

— Машина подана.

Лидумс зашел к себе, оделся. Спутники ждали его в коридоре.

В машине сидели еще два человека, которых Эал представил как Альвираса и Биля. Лидумс определил по акценту, что оба они не латыши, но вопросов не задавал.

Ехали на аэродром. Джон сухо сказал, что следовало бы сначала поужинать.

— Хорошо, возле аэродрома! — коротко бросил Эал и погнал машину быстрее.

В ресторане Джон спросил:

— Куда мы полетим?

— В Фюрстенфельдбрюк! — ответил Эал.

Лидумс принялся вспоминать карту Федеративной Республики Германии. Да, центр американской зоны. Недалеко от Мюнхена.

Альвирас и Биль обменялись несколькими словами на каком-то языке, но Эал строго сказал:

— Вас предупреждали, что разговаривать можно только по-английски!

Молча вышли из ресторана, прошли в аэровокзал, а там — в какую-то служебную комнату. Сидели, курили. Примерно через час их пригласили на посадку.

В двухмоторном самолете оказался еще один пассажир — майор американской службы, лет сорока, с жестоким лицом и высокомерным взглядом. Роста он был высокого, но на великана Лидумса посмотрел с уважением.

После получасового полета стали снижаться. Майор сухо приказал:

— Закройте шторы на иллюминаторах!

Лидумс решил, что это сказано в шутку, как подтрунивают над новичками, идущими в первый полет, а Джон и вообще не обратил внимания на слова майора. Но тот еще более сурово приказал:

— В иллюминаторы не смотреть!

Шторы задернули. Но когда самолет уже бежал по бетонной полосе, Биль слегка повернул голову и посмотрел в щель между занавеской и металлической оправой стекла. Майор взвизгнул чуть ли не истерически:

— Я вам сказал — не смотреть в иллюминаторы!

Лидумс встал с кресла и шагнул к креслу майора. Его взбесил этот приказной тон. Он резко сказал:

— Послушайте, майор, с кем вы разговариваете? Я, во всяком случае, не принадлежу к числу ваших солдат.

— Инструкция обязательна для всех… — уже другим тоном пробурчал майор. — Я только выполняю приказ…

— И плохо выполняете! — еще резче сказал Лидумс. — Я — гость вашего командования и буду вынужден сообщить, что вы вели себя недостойно…

Майор отвернулся, пряча лицо. Джон с восхищением взглянул на Лидумса. Остальные сидели молча.

Лидумс невольно подумал: «Этот пожестче Эала! Как вы теперь себя чувствуете, милый Малый Джон? Похоже, что вас тоже относят к представителям низшей расы?»

Самолет остановился, но еще долго не давали сигнала на выход. Теперь отчетливо слышался адский шум реактивных моторов. Когда наконец дверца самолета открылась, возле трапа уже стояла автомашина. Майор еще раз буркнул, но уже потише, что разглядывать аэродром запрещается, лучше немедленно садиться в машину. Сам он остался у самолета.

Шофера в машине не было. Эал опять занял место за рулем. Лидумс насмешливо спросил:

— Что, все ваши майоры воспитываются в собачьем питомнике?

Эал обиженно пробормотал, что аэродром не гражданский, но видно было, что и его покоробили повадки старшего офицера. Джон дружелюбно подмигнул Лидумсу: «Так, мол, их и надо!» А сам спросил:

— Куда мы теперь?

— В Кауфбейрен.

В Кауфбейрен приехали глубокой ночью и остановились на огромной площади, огороженной колючей проволокой, на которой виднелось множество освещенных казарм. Это была крупная американская учебная база.

Они проехали по круговой дороге мимо казарм к отдельному зданию примерно в километре от ворот базы. Тут размещалась американская школа по подготовке шпионов-парашютистов.

Подъехали к одному из зданий городка. В этом пятиэтажном здании Эал указал им комнаты для жилья и предупредил, что первое инструктивное совещание состоится завтра утром.

16

Утром Эал зашел за ними в девять часов. Машина уже ожидала.

19
{"b":"191358","o":1}