ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Граф вернулся к вечеру. Еще с порога сказал:

— Ну, ребята, угадайте, кто занимал бункер после того, как мы ушли?

— Неужели новая банда? — спросил Мазайс.

— Ну, ты бы выбирал слова, Мазайс! — сухо остановил его Граф.

— Лесорубы! — ответил Кох.

— Пионеры! Они теперь следы боев ищут! — сказал кто-то из стариков.

Граф выдержал паузу, потом сообщил:

— После нас там зазимовала семейка кабанов! Они вышибли дверь и влезли внутрь, удобно устроившись на валежнике.

— Нет, братцы, я в этот бункер на зиму не пойду! — заскулил Кох. — Эти проклятые кабаны обязательно вспорют мне живот! Я среди вас выгляжу по-настоящему упитанным! Конечно, если бы не Альвирас, я выглядел бы еще лучше.

— В доме повешенного о веревке не говорят! — буркнул Граф.

— Ну, а я бы, братцы, пошел в наш бункер осенью. Пристрелил бы кабанов, а потом всю зиму ел бы отличную колбасу! — разохотился Мазайс. — Что там ни говори, кабанье мясо — хороший продукт!

— Вот мы тебя и направим добывать это мясо! — пригрозил Граф. — Давно не ел его, — вздохнул он.

Кох спросил у Мазайса:

— А ты почему бросил Бертулиса?

— Он, бедняга, окончательно влюбился в племянницу лесника Генрика!

— Ты шутишь! Женился, что ли?

— Пока нет! Девка — огонь!

Биль вздохнул, вымолвил коротко:

— Вот идиот! А мы ему еще паспорт привезли! И деньги! Мог бы уйти совсем в другой город и вести там работу…

— Вот привезут нам всем по паспорту, ты, Биль, всех нас сфотографируешь. Умный человек подумает, как сделать каждый паспорт по-настоящему, а потом разъедемся мы по разным местам и встречаться будем только по ивановым дням! Потому что в иванов день нас всю жизнь в лес тянуть будет. Может, назначим заранее место встречи? Давайте тот самый бункер, где обитали зимой кабаны?

— А ну, ребята, прекратить! Билю до работы надо еще поспать! — предупредил Граф.

Все начали укладываться на нары. Летом чаще спали на улице, как ни надоедали комары. Но теперь было еще холодно.

— Дежурный по караулу, разбуди Биля в три ровно! — приказал Граф.

Дежурный кивнул. Граф проверил, как выведена антенна, заставил и Биля проверить рацию, потом улегся рядом с Билем и мгновенно заснул.

А Биль опять не спал. Он думал о Бертулисе. Конечно, жениться можно только на девушке из «лесной» семьи! Таких тоже немало. Они понимают все, начиная от фальшивого паспорта, кончая внезапным арестом. Но сначала лучше всего поступить на работу. Хорошо бы шофером. Биль умеет водить машину любой марки. А уж потом влюбляться и жениться! Может быть, у Бертулиса очень чистый паспорт? И все-таки странно!

Потом Биль заснул, а в три часа его разбудил караульный. И началась наладка радиостанции и ожидание сеанса радиосвязи.

В три сорок пять в эфире заработал радиоцентр. После обычного выяснения, как слышат друг друга обе стороны, началась передача английской радиограммы. Биль записывал и записывал, пока не устала рука. Потом последовал небольшой перерыв, и мученье с цифрами продолжилось. Он понимал, что принимает новую радиограмму. После первой отбили знак, означающий «конец».

Его отпустили не скоро. Если так пойдет дальше, подумал Биль, то в скором времени ему придется защищаться, как Петерсону. А Петерсона ухлопали именно потому, что тот поднял стрельбу. Уж если окружат Биля, он сразу поднимет руки. И одновременно подумал: Петерсон выходил на связь с одним помощником, а все же стал отстреливаться. А его охраняет дюжина «братьев». Так что, видимо, придется испытать на себе, что стоит пуля…

А пальцы его все время бегали по бумаге. Это мысли могли широко расползтись, а руки работали. Но вот прозвучал сигнал «конец», надо было расшифровывать телеграмму.

Теперь он превращал набор голых цифр в понятный текст. Текст гласил, что англичане готовят операцию.

Биль, бросая взгляды на Графа, который, прочитав последние слова радиограммы, насторожился, понял: он принимает новое поручение Лидумсу. Радиограмма гласила:

«№ 8 с — 241. В городе по списку Лидумса под № 12 имеется крупный завод «Вагонный», который находится на восточной окраине города.

Завод производит железнодорожные вагоны. До войны он выпускал танки, и мы думаем, что производит их и сейчас. Очень возможно, что заводские цехи по производству танков находятся там же, где и цехи, в которых изготовляют вагоны, но возможно также, что танковые цехи находятся в другой части города… (Окончание следует!)»

А может быть, следует продолжение? Такую радиограмму, на какую замахнулись англичане, в короткий текст не уложишь! Надо снова поднимать Графа…

Граф поднялся, принялся за вторую радиограмму. Воскликнул:

— Вот черт, опять Лидумса задевают! — Но дочитал молча, сказал, сердясь, Билю: — Получишь завтра конец, доложи! — И улегся спать.

Но со дня приема последней радиограммы сон Биля стал скверным. Каждую ночь его будил караульный, и Биль разворачивал рацию, стеная про себя: «Черт бы вас побрал, господа англичане!» Сначала он принимал бесконечную радиограмму англичан, касающуюся города номер 12, а потом англичане приступили к непосредственной подготовке операции. Теперь Биль спал только днем. Места, откуда приходилось вести передачи, менялись каждую ночь.

А пока что Биль принимал описание завода в городе, который именовался у англичан под номером 12. Вот что писали англичане:

«№ 8 с — 242. Мы желали бы получить ответы на следующие вопросы, разумеется не заходя на завод и ничего ни у кого не спрашивая:

Как размещены колеса у танков, сколько их на каждой стороне, имеются ли отдельные маленькие ролики; если такие имеются, то в каком количестве. Необходима ширина гусениц…» И опять: «Окончание следует».

«А может быть, это все еще только начало?» — думал Биль.

Следующей ночью англичане спрашивали:

«№ 8 с — 243. Нас интересует далее длина видимой части артиллерийского устройства танка, превосходит ли, ствол орудия длину танка, выходит ли ствол за край передней оси танка и насколько далеко? Имеется ли на конце ствола дульный тормоз-муфта?

Какова длина корпуса танка, ширина, высота? Если вы увидите танк размещенным на железнодорожной платформе, то просим определить и описать, как он размещен, был ли он погружен на одной или на двух соединенных вместе платформах?»

Биль бранился что есть силы. Сколько радиограмм посвящено танкам? Зачем это нужно? Он был убежден, что воевать все равно придется при помощи водородных бомб. Но все-таки каждую ночь поднимался и записывал группы цифр.

«№ 8 с — 244. Думаем, что раздобыть сведения о количестве выпускаемой танковой продукции будет тяжело и рискованно, но если у вас возникнет какая-либо идея получить эти данные, будем благодарны узнать от вас, из чего возникает эта идея и как ее можно осуществить?»

«№ 8 с — 245. Рекомендуем взять в дорогу тайнописные карбоны для записи наблюдений и набросков эскизов тайнописью, и пусть это остается до вашего возвращения домой. Тайнописные записи до этого проявлять не следует. Перед отъездом, в город № 12 проверьте, как будет протекать проявление взятой вами с собой тайнописи, сделав поверочные записи.

Просим ответить, все ли вы поняли и когда предполагаете выехать в город под № 12…»

«№ 8 с — 246. Для непредвиденных расходов, связанных с выполнением нашего задания, попытаемся через наших моряков переслать вам определенную сумму денег…»

Вот от денег Биль не отказался бы! В последний раз он передал командованию пять пакетов по десять тысяч рублей. А сам остался с меньшим количеством, да из этого еще пришлось вручить на хуторе в подарок десять тысяч рублей. Конечно, в этом был кое-какой смысл: раз вручил, будут лучше беспокоиться о нем!

В следующую ночь вернулся Граф, возивший Будрису кипу расшифрованных радиограмм, и сразу разбудил Биля.

66
{"b":"191358","o":1}