ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но когда все это кончится? — не выдержал Граф. — Поймите, пожалуйста, мы сидим в лесу уже четвертое лето, а на хуторах будем сидеть пятую зиму!

Будрис улыбнулся его горячности, потом тихо сказал:

— Вот теперь, после того, как мы окружили своим вниманием специалиста по советским документам, ваша задача почти выполнена. Конечно, вас отпустят по домам не завтра, не послезавтра, но одним из главных результатов нашей операции будет то, что шпионы, почувствовав за спиной крылья — фальшивые документы, и англичане — их хозяева, начнут использовать эти фальшивые документы. Начинается завершающая операция. Англичане попытаются засылать своих шпионов в восточные районы Союза. Мы будем благословлять их на работу, желать им ни пуха ни пера. Их хозяева теперь переходят от мысли о создании плацдарма в Латвии к тактике активного использования этих агентов для сбора разведывательной информации. В ряде случаев они попытаются получить данные об объектах особой государственной важности.

— А кроме того, — продолжал Будрис, — настало время показать англичанам, что они не имели и не имеют на территории СССР социальной базы для своей подрывной работы. А то, что они некоторое время «преуспевали» в заброске своей агентуры в Прибалтику, — это дело рук чекистов, которые своими действиями успешно осуществили захват этой агентуры меньшими силами… А сейчас уже пора приступать к «передислокации», если так можно выразиться, от «свободного пребывания английских посланцев в лесах Латвии к «режимному» в лесах Сибири. А то, что у шпионов будут фиктивные документы, на некоторое время скроет от «Норда» всеобщий провал их разведки в Латвии. Вот пример: англичане дают одному из своих агентов разведывательное задание. Агент выезжает с документами, сфабрикованными не нами, а представителем английской секретной службы. Будрису ничего неизвестно о том, где провалился агент, так как в организации и проведении этой акции он не принимал участия, пусть англичане и отвечают: хорошо подготовленный шпион, английские инструкции, только что полученные из Лондона, фиктивные документы, изготовленные английскими специалистами, — вот три участника событий! И англичане будут вызывать другого агента, который «стоит на очереди к аресту», и дадут ему новое задание по другому объекту. А для нас это очень важно — знать, чем интересуется противник? Именно так, при активной помощи англичан, мы постепенно прекратим нашу оперативную игру с англичанами, получая на последнем этапе все новую информацию о их планах и устремлениях.

— Ну, а что будет потом? — спросил Граф, которого весьма увлекла картина, нарисованная Будрисом.

Будрис улыбнулся и сказал:

— А потом органы КГБ, возможно, ознакомят кого-нибудь из советских писателей с частью материалов по этому делу, чтобы тот мог поведать о происках английской разведки…

— Ну, и я буду героем?

— Очень может быть! А пока пойдем-ка к столу. Думаю, что Кох и Мазайс устроили великолепный «командирский» обед. Вечером я уйду в Тукумс, а завтра вернусь. Устрой мне разговоры с каждым из новичков. Надо знать, к чему готовятся англичане в ближайшее время. Может быть, у новеньких уже есть свои инструкции?

— Я бы хотел, чтобы у них были свои инструкции, — засмеялся Граф. — Тогда, может быть, с них мы и нашем окончание нашей игры?

20

В конце июня Будрис сообщил Силайсу:

«№ 8 — 321. После длительного отсутствия Лидумс благополучно вернулся в Ригу. Очень сложное и тяжелое путешествие стоило ему огромного нервного напряжения. Но задание в основном выполнено. После нескольких дней отдыха Лидумс начнет готовить отчет, который мы думаем выслать вам частями в тайнописных посланиях…»

Через месяц в Лондон по частям стал поступать доклад Лидумса. Этот отчет был выполнен тайнописью и кроме описательной части содержал также и рисунки танков и платформ, на которые были погружены танки. Силайс был очень доволен!

А Лидумс был доволен тем, что ему не пришлось ездить в город № 12. Дезинформационный доклад подготовили специалисты в Москве. Лидумсу оставалось лишь переписать его и проиллюстрировать.

Силайс прочитал доклад и как бы даже выпрямился от гордости. Что там ни говори, а ведь Лидумс — его детище! И направился в приемную полковника Скотта. Проходя мимо Норы, шепнул:

— Есть вести от Лидумса!

Англичане переправили в группу Будриса несколько десятков шпионов, большое количество раций с кварцами, шифрами, аккумуляторами, много оружия и большую сумму денег.

Но, сколько бы ни засылали англичане своих людей в эту группу, отдачи они получали все меньше и меньше. Шло время. Маккибина уже заменил полковник Скотт, начальство все чаще спрашивало у полковника, почему засланные шпионы не дают информации, и руководитель «Норда» все чаще морщился при таких вопросах.

Между тем, сколько бы вопросов ни задавали англичане Лидумсу или Будрису, они всегда получали ответ. Так в английских головах родилось еще не подозрение, а намек на него: а вдруг в одном из звеньев группы Будриса есть чекисты.

Подозрение возникало еще и по той причине, что, как только англичане решали заслать кого-либо из Латвии в другую республику с паспортом, изготовленным их специалистом, агент, как правило, отправлял сигнал о том, что он приступает на месте к выполнению задания, а затем вдруг исчезал, как будто проваливался сквозь землю. Это могло означать лишь то, что его выпускали из Латвии, но немедленно хватали на новом месте…

Почуяв неладное, англичане начали свертывать свои операции. Настало время для ареста шпионов, находящихся в группе Будриса. Генерал Егерс отдал приказ о проведении заключительной акции.

…Бертулис проснулся мгновенно от скрипа открываемой двери. Несмотря на долгие месяцы вынужденного безделья на хуторе дяди Генрика, шпионская выучка действовала: он ничем не выдал себя, лишь чуть-чуть приоткрыл глаза. И тут же вскочил: на пороге стояла Мирдза.

За время, прошедшее с их последней встречи, Мирдза сильно изменилась. Это была уже не спортсменка-лыжница, а девушка в элегантном городском костюме, с аккуратной прической. И все же от него не укрылось, что Мирдза сильно взволнована.

— Ты приехала! Как я рад… Но почему ты не предупредила? Где дядя Генрик?

— Дяди Генрика здесь нет… Послушай, Бертулис, я пришла, чтобы сказать тебе одну важную вещь. Сейчас для тебя наступает решительный момент в жизни.

Куда пропали все убедительные фразы, которые Мирдза сочиняла в последние дни! Скольких сил стоило ей убедить полковника Балодиса дать ей последнее свидание с Бертулисом, скольких сил стоило рассеять опасения контрразведчиков, и вот сейчас она стоит перед юношей, как школьница на экзамене… А опасений высказано было много. Хотя патроны в пистолете, который Бертулис еженощно клал под подушку, были давно заменены холостыми зарядами, Бертулис все равно оставался опасным врагом. Полковник Балодис еще при первой встрече с Мирдзой предупредил девушку, что в английской шпионской школе ее подопечный освоил шестнадцать способов убийства голыми руками.

Но никакие доводы не могли убедить Мирдзу. Она настаивала, что должна увидеть Бертулиса, должна убедить его не оказывать сопротивления при аресте.

Архив операции «Янтарное море» не сохранил нам содержания этой беседы. В кратком донесении об аресте английского агента Бертулиса говорится, что через полчаса после того, как Мирдза вошла на хутор, она и Бертулис, нагруженный своим шпионским снаряжением, вышли со двора и направились к стоявшей за деревьями машине.

Чекисты, принимавшие участие в этой операции, слышали, что, садясь в машину, Мирдза обещала Бертулису ждать его. Чекисты знают, что Мирдза выполнила свое обещание…

В тот же день на дальних хуторах, в лесных землянках появились чекисты. Сопротивления шпионы не оказали. Вся операция по ликвидации группы заняла несколько часов.

69
{"b":"191358","o":1}