ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

беспартийных — 1 288 836 чел.

г) по возрасту

до 16 лет — 16 чел.

17–21 лет — 133 126 чел.

22–25 — 342 736 чел.

26–30 — 369 736 чел.

31–35 — 328 735 чел.

36–40 лет — 203 879 чел.

41–45 — 132 397 чел.

46–50–43 208 чел.

старше 50 лет — 15 813 чел.

д) по годам нахождения в фашистской неволе

1941 года — 752 705 чел.

1942 — 519 652 чел.

1943 года — 191 596 чел.

1944 года — 82 660 чел.

1945 — 22 959 чел.

е) по национальности

русских — 740 114 чел.

украинцев — 460 208 чел.

белорусов — 134 776 чел.

грузин — 25 541 чел.

армян — 20 657 чел.

евреев — 4762 чел.

татар — 32 178 чел.

узбеков — 29 588 чел.

казахов — 24 448 чел.

калмыков — 4087 чел.

башкир — 4578 чел.

туркмен — 3791 чел.

карел — 2194 чел.

азербайджан. — 21 985 чел.

молдаван — 5094 чел.

таджиков — 4258 чел.

киргизов — 4299 чел.

литовцев — 3019 чел.

эстонцев — 2749 чел.

латышей — 3456 чел.

остальн. народн. СССР- 31 586 чел.

финнов — 583 чел.

поляков — 2702 чел.

остальн. народн. не входящ. в СССР — 2919 чел.

Гражданское население

а) по партийному положению:

чл. и канд. ВКП(б) — 27 991 чел.

чл. ВЛКСМ — 132 873 чел.

беспартийных — 2 710 465 чел.

б) по возрасту:

до 10 лет — 276 365 чел.

11–16 лет — 197 130 чел.

17-21 лет — 867 616 чел.

22–25 лет — 421 726 чел.

26–30 лет — 247 315 чел.

31–35 лет — 230 953 чел.

36–40 лет — 190 877 чел.

41–45 лет — 162 317 чел.

46–50 лет — 139 986 чел.

старше 50 лет — 137 044 чел.

в) по социальному положению:

служащих — 245 567 чел.

рабочих — 596 570 чел.

прочих — 405 159 чел.

крест, колхоз. — 979 454 чел.

крест, единол. — 171 084 чел.

г) по годам нахождения в фашистской неволе

1941 года — 716 213 чел.

1942 года — 1 011 341 чел.

1943 года — 714 164 чел.

1944 года — 387 058 чел.

1945 года — 42 553 чел.

д) по национальности:

русских — 891 747 чел.

украинцев — 1 190 135 чел.

белорусов — 385 896 чел.

грузин — 7600 чел.

армян — 4406 чел.

евреев — 6666 чел.

татар — 11 332 чел.

узбеков — 1446 чел.

казахов — 2455 чел.

калмыков — 2318 чел.

башкир — 1215 чел.

туркмен — 177 чел.

карел — 1247 чел.

азербайджан — 2348 чел.

молдаван — 31 598 чел.

таджиков — 453 чел.

киргизов — 1950 чел.

литовцев — 47 377 чел.

эстонцев — 12 231 чел.

латышей — 32 230 чел.

ингерманландцев — 43 246 чел.

Остальн. народн. СССР — 65 974 чел.

финнов — 4122 чел.

поляков — 50 483 чел.

Остальн. народн. не вход, в СССР — 72 677 чел.

По социально-демографическим показателям не вошло 912 062 человека советских граждан, освобожденных на оккупированной территории СССР и направленных по месту жительства до организации Управления Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации, на которых сведений по социально-демографическим показателям получить не представилось возможным.

2. Репатриация иностранных граждан Красной Армией освобождено 1 021 455 человек иностранных граждан. Репатриировано на родину 1 016 588 человек, в том числе:

американцев — 22 479 чел.

англичан — 24 465 чел.

французов — 310 030 чел.

итальянцев — 166 263 чел.

поляков — 173 749 чел.

югославов — 127 182 чел.

чехословаков — 43 312 чел.

бельгийцев — 34 846 чел.

голландцев — 35 032 чел.

норвежцев — 1151 чел.

австрийцев — 11 766 чел.

финнов — 95 чел.

палестинцев — 13 чел.

бразильцев — 17 чел.

аргентинцев — 3 чел.

панамцев — 22 чел.

Находятся в пути к передаточным пунктам — 4867 человек иностранных граждан.

Перевозки репатриантов:

Всего за весь период репатриации советских граждан подлежало перевозке 5 352 963 человека.

К 1 марта 1946 года перевезено 6 263 495 человек железнодорожным транспортом, для чего использовано 176 431 жел. дорожных вагонов.

Кроме того, на пути движения людей к границе СССР было использовано:

а) 166 пароходов, которыми перевезено 193 946 человек;

б) 1783 самолета (в 1 рейс), которыми перевезено 35 644 человека.

в) 5000 автомашин, которыми перевезено 976 731 человек.

Наиболее напряженным периодом перевозки репатриантов на родину были:

Декабрь 1944 г., когда было перевезено 892 005 человек, июнь 1945 г. — 487 194 человека, июль — 710 318 человек, август — 825 818 человек, сентябрь — 521 747 и октябрь — 447 124 человека.

Перевозка иностранных граждан производилась из групп войск (фронтов) вглубь страны, в тыловые и транзитные лагери военных округов.

После группировки производилась отправка по странам.

Всего за весь период репатриации перевезено в лагери — 1 021 455 человек, из них отправлено на родину 1 016 588 человек»…

(РГАНИ. Ф. 89. оп. 40. Д. 5. л. 1–9).

Дома

Читая письма «восточных рабочих», заметил общую для многих из них деталь: повествование обрывается днями освобождения. Пришли войска, наши или союзные — американские, английские — и точка. Дальше какое-то загадочное молчание. Почему? Люди долго боялись рассказывать о своей послевоенной судьбе. Только в последние годы открылась и эта горькая, обжигающая правда.

Елена Анатольевна Соловьева:

«После освобождения я добровольно пошла работать санитаркой в госпиталь, чтобы помочь подняться умиравшим нашим ребятам, освобожденным из плена. Мама объявила, что она знает английский язык, ее вызвали на работу в комендатуру, занимавшуюся репатриацией советских граждан.

В комсомол меня не приняли, маме отказали в школе, устроилась она кассиром на железную дорогу. Ушла на пенсию, получая 50 рублей 40 коп. Ее уговаривали из Германии ехать в Канаду, она сказала, что умрет, но не поедет, для нее только одна дорога — в Москву, только одна надежда — СССР. Ах, сколько мы хватили здесь шилом патоки. Всего боялись — своей биографии, своей тени, произвола каждого начальника.

Всего не напишешь, и не знаю, сможете ли вы понять сердцем, как обидно, как унижала нас такая жизнь. А главное — не наступит ли время, и меня вновь начнут бить за то, что в 14 лет попала в оккупацию?

Боюсь за сына. Мне уже скоро собираться в ту страну, где тишь и благодать. А ему жить…

Написала все без черновика, вот перечту и пошлю вам. Знаю массу песен, сочиненных на оккупированной территории СССР, сама сочиняла. Когда мы вернулись, я написала такие строки:

Мы здесь работать хотим,
Свою вину искупили.
Только загвоздка одна —
В чем гут наша вина?»

Александра Даниловна Стройна:

«20 человек из нашего лагеря увезли в подсобное хозяйство. Неделю мы отдыхали. Поработав год в этой воинской части, я вернулась в Одессу. Нашу квартиру за это время заняли. До 1956 года мыкалась по углам. В 25 лет начались страшные головные боли. Здоровья нет. Льгот никаких. Телефон и то нельзя поставить. Людям, которые до войны работали, время в лагерях засчитывают в стаж. А что же мы, кому было по 15–16 лет? Перед войной мы еще не работали. Были уже не маленькие дети, но еще и не взрослые. Нас просто сбросили со счетов. За наши муки нам ничего не положено. Вот это обидней всего.

52
{"b":"191364","o":1}