ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я развел руками, почему-то почувствовав себя виноватым.

— К сожалению, нет, — ответил я. — В нашем мире талант к магии — большая редкость, прирожденные волшебники рождаются не в каждом поколении. Теоретически, вас можно научить нескольким примитивным фокусам, но… оно того не стоит.

— Я так и думал, — кивнул президент. — А ведь меня предупреждали о вашем визите.

— Бомж?! — воскликнул я. — Он и до вас уже добрался?

Услышав, как я назвал его любимого бога, президент поморщился. Неужели он верит искренне, а не только потому, что положение обязывает?

— Где вы солгали? — спросил президент.

— Что? — не понял я. — Я нигде не лгал…

Мой собеседник улыбнулся своей знаменитой хищной улыбкой.

— Не надо умножать ложь, — сказал он. — Я ведь ее чувствую, это профессиональное умение. Если хотите откровенного разговора, он должен быть откровенным с обеих сторон.

Я заглянул в мысли собеседника и улыбнулся.

— Хорошо, — сказал я. — Вы правы, я действительно сказал не всю правду. Но не потому, что хотел показаться лучше, мне, честно говоря, наплевать, что вы обо мне думаете. Просто есть вещи, о которых я не люблю говорить даже сам с собой.

Собеседник улыбнулся и кивнул.

— Мне нравится быть сверхчеловеком, — сказал я. — И когда я был вампиром, мне это тоже нравилось, хотя сейчас я вспоминаю о том времени с содроганием. А когда мы с Головастиком сражались против Бомжа, я почти не думал о судьбах мира, я больше беспокоился о своей собственной судьбе. Я — законченный эгоист, меня мало волнуют высокие материи. Чаще всего мне наплевать на других людей, во всем мире едва ли наберется пять человек, которые были бы мне по-настоящему близки. Но я не люблю вести себя по-свински, я не люблю творить зло только потому, что мне так захотелось. И я всегда держу свое слово.

— Всегда? — хмыкнул президент.

— Ну, почти всегда. Пока еще я ни разу не отказывался от обещаний и не собираюсь нарушать это правило без веских причин.

— Спасибо за исповедь, — серьезно сказал президент. — Я имел ввиду немного другое… но теперь это уже неважно. Будем считать, вы меня убедили в своей искренности. Следующий вопрос: что вам от меня нужно?

— Консультация, — сказал я. — Мы, боги, могущественны и почти всесильны, но в интригах и тайных войнах мы полные профаны, а вы в этих делах собаку съели.

— Ну, так уж и собаку… — проворчал президент. — А что мне за это будет?

— Вы имеете ввиду вознаграждение?

— Да. Допустим, я разрулю ситуацию, что я за это получу?

— Вы на самом деле верите в бога?

— В кого я верю, а в кого нет — это мое личное дело, — отрезал президент. — К теме наших переговоров оно не имеет ни малейшего отношения. Что вы мне можете предложить?

— А что вам нужно?

— Ответная услуга. Какая конкретно — пока еще сам не знаю.

— Золотая рыбка? — улыбнулся я. — А почему только одна услуга, а не три?

— Можно и три, — улыбнулся в ответ мой собеседник. — Договорились?

— Договорились, — сказал я и мы пожали друг другу руки.

— Никогда еще не заключал сделок с дьяволом, — пробормотал президент.

— Я не дьявол, — уточнил я. — Я ведь рассказал свою историю.

Президент вздохнул.

— Вы дьявол, — сказал он. — Только очень молодой и наивный, но это пройдет. Вы умеете останавливать время?

Я растерянно помотал головой.

— Нет. А что, надо?

— Было бы желательно, — вздохнул президент. — Опять не высплюсь… Ну да ладно. Вы можете перенести меня в рай?

— Конечно.

— Тогда давайте. Хоть одним глазком взгляну на райские красоты.

12

Рай встретил нас звуками выстрелов, доносившимися со стороны ближайшего дворца.

— Кажется, у нас проблемы, — сказал я.

— Кто это там стреляет? — спросил президент.

Он как-то весь подобрался и стал похож на маленького хищного зверька наподобие куницы. Его рука неосознанно потянулась за пазуху, но оружия там, конечно же, не оказалось.

И в этот момент я понял, что происходит во дворце.

— Твою мать… — пробормотал я. — Ничего страшного, это я вчера… сейчас разберусь.

Я высоко подпрыгнул и полетел к дворцу, точнее, попытался полететь. Едва я поднялся над деревьями и увидел дворец с птичьего полета, как желание попасть внутрь моментально улетучилось.

— Твою мать! — повторил я, на этот раз не вполголоса, а громко и отчетливо.

Во внутреннем дворике дворца суетились черти. Самые настоящие черти с козьими мордами, бараньими рогами, волосатыми спинами, коровьими хвостами и раздвоенными копытами. Их было человек… то есть, штук… шесть… нет, семь. Приглядевшись, я понял, чем они занимаются, и мне поплохело.

Черти рисовали на песке пентаграмму. Пентаграмма получалась не очень ровной, но это их не беспокоило. За их работой с брезгливым интересом наблюдали… ангелы?!

Да, это были ангелы. Не такие, как на иконах, у них не было ни крыльев, ни нимбов, но ошибиться в их видовой принадлежности невозможно. Белокурые существа неопределенного пола в белоснежных сорочках, да еще в раю — кто это может быть, кроме ангелов? Я вдруг вспомнил бледнолицых летающих вампирш из голливудского фильма про Ван Хельсинга. Нет, ангелы выглядели не так жутко, в ангелах вообще не было ничего жуткого, но тем не менее…

И тут до меня дошла вся нелепость происходящего. Что черти делают в раю? Почему ангелы спокойно стоят рядом и не проявляют никакой враждебности по отношению к своим злейшим врагам? И кто только что стрелял? Или это были не выстрелы? А что это еще могло быть? Удар грома с ясного неба?

Тем временем черти закончили свои художественные труды. Пятеро чертей заняли позиции в концах пяти лучей звезды, еще двое встали по бокам от крыльца. Прямо-таки почетный караул… Неужели…

И я увидел, кого ожидали ангелы. Слава богу, худшие опасения не оправдались, это не Бомж собрался открыть портал, связывающий воедино рай, ад и Землю, это просто черти изгоняют из рая нелегальных иммигрантов.

Алика волокли под руки два здоровенных черта, еще один черт размахивал пистолетом, явно отобранным у кого-то из братков, и орал нечто неразборчивое. Другие мои вчерашние собутыльники шли сами, кое-кто даже привычно сложил руки за спиной. Е-мое, с кем же я вчера квасил-то… и сколько их тут… А вот и капитан Бейцалов… а я думал, он в другом дворце поселился…

При появлении на сцене изгоняемых грешников лица ангелов окаменели. Ангелы смотрели на конвоируемых примерно с таким же выражением лица, с каким старая дева может наблюдать арест маньяка-зоофила. Мне стало противно. Нет, я не утверждаю, что эти бандиты заслуживают снисхождения, но все же… В конце-то концов, они же мои гости!

Я выругался в третий раз и решительно направился в гущу событий.

— Отставить! — закричал я, довольно успешно подражая командирскому голосу незабвенного подполковника Садыкова из моего армейского прошлого.

Возникла немая сцена. Все присутствующие замерли на месте и уставились на меня, как бараны на новые ворота. Я приземлился в центре пентаграммы.

— Что здесь происходит? — громко спросил я. — Кто здесь самый главный?

И, сам не осознавая, что делаю, стремительно отскочил в сторону.

Не знаю, можно ли убить ударом меча подобное мне существо, и, честно говоря, не хочу узнавать. Но окажись на моем месте обычный человек — быть ему разрубленным напополам.

Существо, рухнувшее на меня с неба, представляло собой нечто похожее на помесь Дольфа Лундгрена в фильме «Роки-4» и эльфа Леголаса из экранизации «Властелина колец». Здоровенный мускулистый человечище с длинными белокурыми волосами, перехваченными на лбу лентой, в руках он держал огромный двуручный меч со страшным волнистым лезвием, кажется, такой меч правильно называется «фламберг». Если книги не врут, он запросто прорубает турнирную рыцарскую броню, а раны, нанесенные им, лечатся очень плохо и почти всегда приводят к смерти. Помнится, в какой-то книжке я читал, что одно время фламберг считался запрещенным оружием и воинов, взятых с ним в плен, казнили на месте.

25
{"b":"191369","o":1}