ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты захочешь посетить нашу Землю? — спросил я.

Люцифер улыбнулся и развел руками:

— Откуда я знаю? Может, да, а может, и нет. Я не люблю давать обещания без нужды. Сфера миров, на которые распространяется моя власть, только что пополнилась новым миром. На первый взгляд, он неинтересен, но кто его знает… иногда я посещаю совсем не интересные миры, просто для разнообразия. К тому же, я уже бывал у вас, причем неоднократно.

Я растерянно помотал головой.

— Ничего не понимаю, — констатировал я. — С одной стороны, путь из твоих владений на Землю открылся только сегодня, а с другой стороны, ты у нас уже бывал? Как это понимать?

— Очень просто, — ответил Люцифер. — Первый контакт редко начинается с чистого листа, обычно каждый из участников контакта открывает мир с известной историей. А откуда может быть известна история свежеоткрытого мира? Только из прошлых контактов. Так и получается, что древние легенды становятся реальностью. Легенды разных миров наполняют друг друга новым смыслом и в результате получается, что первый контакт редко бывает по-настоящему первым. Сейчас я прекрасно помню доктора Фауста, но знал ли я его час назад? Человеческая память — странная штука.

— Разве ты человек? — удивился я.

— Все мы люди, — сказал Люцифер. — Только одни из нас смертные, а другие — нет, одни прогибаются под изменчивый мир, а другие прогибают его под себя.

— Откуда ты знаешь стихи Макаревича?

— От тебя, откуда же еще. Не забывай, я ведь тоже в каком-то смысле твое порождение. Мы ведь находимся в твоем личном раю.

— Разве это рай?

— Если ты контролируешь свое окружение, то это рай.

— Если бы я его контролировал, ты бы тут не появился.

Люцифер развел руками.

— Никакой контроль не бывает абсолютным, — сказал он. — Как говорится, и на старуху бывает проруха. Ребенок находит гранату, начинает ее разбирать, граната взрывается. Может ли бог сотворить камень, который сам не сможет поднять? Запросто. Сдуру и не то сотворишь. Или от скуки.

— Если я поверю, что тебя нет, ты исчезнешь?

— Уже поздно, — улыбнулся Люцифер. — Ты открыл проход, который тебе уже не закрыть. Ты сотворил камень, который сам не сможешь поднять. Это была твоя ошибка.

— Почему ошибка? — спросил я. — Ты мой враг?

Люцифер рассмеялся.

— Разве может мышь быть врагом кошке? — ответил он вопросом на вопрос. — Хотя нет, неудачное сравнение. Разве может быть врагом забавный ребенок, который пристает к тебе с глупыми вопросами? У нас слишком разные весовые категории, чтобы мы стали врагами. К тому же, у меня нет больших интересов в твоем мире и я не буду преследовать Тиаммат, если она откажется засвидетельствовать мне свое почтение. Какое мне дело до локальной богини локального мирка? Но нельзя исключать, что мне захочется познакомиться с ней поближе. Судя по твоим воспоминаниям, она забавная женщина.

— Ты читаешь мои воспоминания?

— Конечно.

Люцифер улыбнулся и выжидательно посмотрел на меня. Кажется, он ждет, что сейчас я сделаю какой-то простой, но важный логический вывод. Но я никак не мог понять, что следует из слов Люцифера.

— Зачем ты пришел сюда? — спросил я. — Просто познакомиться?

— Возможно, — ответил Люцифер. — А возможно, и нет. Пока я еще не решил, что мне с тобой делать, но я не жалею, что мы встретились, я предвкушаю замечательное развлечение. Не могу сказать, что моя жизнь скучна, но за тысячелетия приедается все, а вы с Тиаммат вполне сможете неплохо меня поразвлечь. А тот, кого ты называешь Бомжом — вообще клоун-профессионал. Таких лицемеров я уже давно не встречал. Обычно тот, кто рвется к неограниченной власти, не объявляет себя добрым и справедливым владыкой.

— А как же ваш местный бог?

— Его никто никогда не видел воочию. Иногда у архангелов появляются странные мысли, а то и видения, принято считать, что их насылает бог, но это просто фигура речи, возможно, она уже стала реальностью, а возможно, и нет. Бог вездесущ и непознаваем, для него нет разницы, существует ли он реально. На этом уровне бытия противоположности сливаются. Я предпочитаю считать, что бога нет.

— А как же твой мятеж? Против кого ты восстал?

— Против принятого порядка. У нас установились определенные правила, они мне быстро наскучили, мне захотелось расширить игровое поле и я стал помогать грешникам. Обычно душа грешника недолго выдерживает в загробном мире, внутренние противоречия выжигают ее в считанные недели. Но если помочь интересному человеку, провести, так сказать, сеанс психотерапии, иногда удается открыть доступ в такие необычные миры… Я стал расширять границы дозволенного и со временем на периферии рая возник ад. Моим коллегам это не понравилось, они обиделись, они сказали, что раз я нарушаю законы, то, значит, я взбунтовался против бога. А мне наплевать, что они подумали. Упорядоченная область вселенной составляет мизерную ее долю, это как детская площадка посреди большого города. Меня не волнует, во что архангелы играют внутри, пусть тешатся, чем хотят, лишь бы не плакали.

— Не боишься, что Бомж олицетворит бога-творца и устроит страшный суд? — спросил я.

Люцифер покачал головой.

— Кишка у него тонка, — сказал он. — Я, конечно, приму меры предосторожности, но я не боюсь Бомжа. Когда он увидит архангелов, он и без моей помощи в штаны наложит.

— А если не наложит? — спросил я.

— Обязательно наложит, — усмехнулся Люцифер. — Я лично за этим прослежу.

— Хорошо, — сказал я. — А какие у тебя планы в отношении Земли?

— Твоей Земли? — уточнил Люцифер.

— Да.

— Никаких. Возможно, я навещу ее как-нибудь, но этим мои планы и ограничиваются. Я не хочу устраивать у вас ни конец света, ни что-либо еще в том же духе.

— А то, что Бомж собрался построить на Земле царство божие, тебя не волнует? — спросил я.

— Абсолютно. Мне даже интересно, что у него получится. Я бы поставил на Тиаммат десять против одного.

— Спасибо за оптимистичную оценку, — хмыкнул я. — Только не разделяю я твоего оптимизма. Когда Бомж узнает про архангелов…

Люцифер хихикнул.

— Ничего не буду подсказывать, — сказал он. — Я и так уже слишком сильно вмешиваюсь в игру. Приятно было познакомиться, Сергей, надеюсь, ты меня не разочаруешь. Удачи тебе!

Люцифер помахал мне рукой и удалился. Он вошел в один из коридоров, выходящих из пещерного зала, и скрылся за поворотом.

Я посмотрел на черта, тихо просидевшего весь разговор на камне у стены.

— Что скажешь? — спросил я.

— Ничего, — ответил черт. — Владыка ясно сказал, что дальше ты должен действовать сам. Я больше не могу тебе подсказывать. Прощай!

— Подожди! — крикнул я. — Хотя бы…

На лице черта проявилась досадливая гримаса.

— Извини, — сказал я. — Ты прав, я не должен заставлять тебя нарушать запрет. Иди и спасибо тебе за помощь.

— Благодари себя, — сказал черт и ушел в другой коридор, по соседству с тем, по которому удалился Люцифер.

Я немного посидел на камне, выкурил сигарету, затоптал окурок, решительно встал и направился в третий коридор. Посмотрим, куда он меня выведет.

18

Как я и предполагал, коридор немного попетлял и стал круто забирать вверх. Метров через сто подъем стал настолько крутым, что я начал подумывать, не встать ли на четвереньки, а потом вдруг понял, что идти стало легче. Посмотрел вниз и увидел под ногами ступеньки.

Все правильно, так и должно быть. Это мой личный рай или ад, смотря с какой стороны посмотреть, но, как ни смотри, по любому, все, что сейчас меня окружает, формируется исключительно моей волей. Если бы я пожелал идти по ступеням минуту назад, мне не пришлось бы карабкаться по камням, лестница началась бы с самого начала подъема.

А не слишком ли длинна эта лестница? Не пора ли ей уже вывести меня куда-нибудь?

Внезапно в глаза ударил свет. Вспышка была такой яркой и неожиданной, что я рухнул на ступеньки прежде, чем успел сообразить, что произошло. А в следующее мгновение я обрел некорпореальность и невидимость. Не знаю, что я увидел — атаку врага или редкое природное явление, но в таких случаях лучше сначала принять меры предосторожности, а потом уже разведывать обстановку.

32
{"b":"191369","o":1}