ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Директору Рекору… я слышал, что решил позвать Призванную.

– Призванную? – нахмурился профессор. – Когда?

– А вы не знаете? – удивился Ройс.

– Хм… нет. Директор, похоже, никого в это не посвятил. И когда же она прибывает?

– Об этом и речь! – с жаром заговорил юноша. – Я говорил директору о своем предположении, но он, кажется, ничего о них не сказал ей, иначе Призванная поторопилась бы. А так она приезжает через четыре дня на рейсовом корабле!

– Это может быть… поздно, – пробормотал себе под нос профессор. – В том случае, если ты прав.

– Ух ты! Теория магии!

Все разом обернулись на возглас. Оказалось, что Фелоне надоело сидеть и слушать, и сейчас она старательно изучала обстановку вокруг.

– Ради всех богов, ничего там не трогай! – заволновался профессор. – Там есть уникальные книги еще времен старой империи.

– Но ведь вы преподаете историю магии, а не теорию? – удивленно захлопала ресницами Фелона.

Мелисса ухватила девушку за руку и чуть ли не силой вернула в кресло.

– Профессор признанный в мире магии специалист по теории заклинаний. Чтобы их составлять, не нужно обладать силой… ой, простите, профессор.

– Ничего-ничего, – слабо улыбнулся Кардегайл. – Я уже давно смирился с тем, что не смогу использовать собственные заклинания. Зато другим помогаю. Даже написал несколько монографий по теории проектирования заклинаний.

– Правда?! А вы мне подарите одну книгу? С автографом! – Фелона радостно захлопала в ладоши.

– Тебе-то зачем? – вяло поинтересовался Ройс.

– Как зачем? – удивилась Фелона. – Буду подружкам показывать! Ни у кого нет книг от авторов с автографами, а у меня будет.

– Ну да, – пробормотал юноша. – Хвастаться. Не читать же.

– А что, – растерялась Фелона. – Их еще и читать можно? Там же какие-то закорючки непонятные, всякие линии, схемы. Я думала, это просто такие артефакты для магии.

Мелисса посмотрела на растерянную Фелону очень подозрительным взглядом, но ничего говорить не стала. Профессор слегка усмехнулся, потом все же поднялся и достал из шкафа одну из книг. Быстро что-то написал на ней и протянул девушке.

– Вот. Может быть, вы не только будете хвастаться ею подругам, но и прочитаете. Возможно, тогда мир магии обретет нового талантливого мастера.

Ройс не выдержал и расхохотался. Фелона, прищурившись, глянула на него.

– А вот возьму и прочитаю! И стану магом! Тогда ты еще пожалеешь о своем смехе!

Ройс в ответ на это заявление рассмеялся еще громче.

– Напрасно вы, юноша, смеетесь, – заговорил профессор. – Талант у вашей подруги, безусловно, есть. Минутку… – профессор достал из ящика стола небольшую стекляшку, похожую на монокль, и изучил сквозь нее всех троих. – Да, я прав, из вас троих у нее лучше всего структурирована сила и очень большой объем энергии. Если она серьезно займется развитием, то станет очень сильным магом. Пока же вы просто личинка, которая, если постарается, сможет стать прекрасной бабочкой, – обернулся он к Фелане.

– Ли… ли… личинка? – Фелону передернуло от отвращения. – Уберите ее с меня! Уберите! – Она вскочила и замахала руками, пытаясь с себя что-то стряхнуть.

– Профессор, чтобы стать магом, кроме таланта нужны еще мозги, – меланхолично заметил Ройс, когда Мелисса наконец-то успокоила Фелону.

– Ты прав, – кивнул Кардегайл. – Вот дали же боги талант… – предложение осталось неоконченным, но все поняли, что хотел сказать профессор. Тут он вспомнил, о чем шел разговор изначально. – Что касается проблемы… Напрасно, молодой человек, вы не доверяете взрослым. Все необходимые вопросы мне уже задавали… В частности, приходил брат вашего друга, господина Леройса.

– Брат Торена?

– Он самый. Так вот. Есть одна подходящая к ситуации легенда, но… Во-первых, о сожженных сердцах там ничего не говорится. Просто об убийстве, гм… невинной девушки для обретения личного могущества. Вообще-то о таком во многих легендах говорится. Да вы и сами, если в детстве читали сказки, наверняка слышали о подобном.

– Выпить кровь невинной девушки… – кивнула Мелисса, что-то вспоминая.

– Именно. Я, кстати, сразу об этом спросил. Так вот, кровь из тел никто не сливал. Во-вторых, девушки не были… гм… невинны. В-третьих, описываемые в легендах действия требовали серьезной подготовки.

– Но ведь это просто легенды, – возразил Ройс.

Профессор хмыкнул.

– Молодой человек, все легенды имеют под собой какое-то реальное основание. Я сам разработал несколько заклинаний, основываясь на древних легендах. – Профессор встал и достал с полки большой сложенный лист, развернул на столе. – Вот одна из магических схем, которая необходима для действий с человеческими жертвами.

Все трое с интересом склонились над сложнейшим чертежом. Даже Фелона заинтересовалась.

– Ничего себе, – удивилась Мелисса.

– И это обязательная печать, если маг хочет использовать всю силу жертвы, – заметил профессор. Если же применяется что-то новое, то она будет еще сложнее.

– Никаких магических печатей на месте убийств маги не нашли, – вздохнул Ройс.

– Вот потому я и не поверил, что это ритуал. Никакой ритуал невозможно провести без хотя бы такого вот минимума. К тому же сами видите сложность чертежа. Обычно маги делают свои дела в заранее приготовленных комнатах, где основные печати вырезаны на полу. Сами понимаете, что в спешке такое не начертишь, а малейшая ошибка может привести к катастрофе.

– Но ведь убитых девушек могли принести откуда-то, – начала было Мелисса и сама же поняла глупость подобного предположения. – Слишком большой риск.

– Профессор, скажите, а что это за ткань? – Стоило ненадолго отвлечься от Фелоны, как та сразу же продолжила изучать кабинет, суя любопытный нос во все щели. На этот раз ее внимание привлек плащ, висящий на вешалке у двери. Она его чуть ли не обнюхивала. – Я такой никогда не видела.

Кардегайл хмуро глянул на нее, вздохнул, но решил, что проще ответить.

– Самая обычная, но обработанная специальным составом, который делают из сока одного дерева. После этого ткань становится водонепроницаемой. Я себе прикупил парочку плащей, очень удобно. И в дождь не промокает.

– Ой, как здорово! – Фелона даже в ладоши захлопала. А можно этим соком обработать кружева на платье? Знаете, как бывает неудобно, если они намокнут?

– Нельзя, – терпеливо отозвался профессор. – Они потеряют цвет.

– Да? То-то я смотрю, плащ не подходит к вашему костюму. Я думала, у вас просто нет вкуса, а тут… А если плащик покрасить?

Бестактность девушки Кардегайл пропустил мимо ушей.

– В дождь краска сойдет.

– Покрасить и покрыть… накрыть… этим вашим соком.

– Потеряется цвет.

– Фу, какая гадость! – девушка отдернула руки от плаща, достала платок и старательно вытерла ладони.

– Вернемся к вашему вопросу, – профессор твердо решил игнорировать выходки Фелоны и не обращать на них внимания. – Я, конечно, рад, что вы так переживаете за судьбу своих друзей, но все же хочу заметить, это может быть опасным. Лучше все же доверить дело Призванной.

– Профессор, но она приедет только через четыре дня!

– Ах да, ваша гипотеза о том, что убийства происходят строго спустя неделю… – профессор задумался. – Ни в одной легенде такого не вспоминаю. Любой ритуал, кстати, ограничивается одной жертвой, для них не требуется последовательность жертв.

– Но я слышал, что чем больше жертв, тем больше выигрыш в силе.

– Кажущийся выигрыш, молодой человек. Кажущийся. Вы никогда не задумывались, почему маги никогда не проводят такие ритуалы, если это так выгодно?

– Запрещены законом? – неуверенно предположил Ройс.

– Ну, это само собой. Но ведь есть обычные преступники, почему вы думаете, что не бывает преступников магов? На самом деле ни один ритуал не имеет постоянного действия, а вместить больше силы, чем позволяет имеющийся резерв, невозможно. И какой смысл приносить жертвы, если вся полученная сила все равно уйдет в воздух? – профессор помахал рукой. – На самом деле жертвы приносят в том случае, если для какого-то действия требуется больше сил, чем есть у мага. Печатями маги направляют силу в свои заклинания, питая их не от себя, а от жертв.

5
{"b":"191376","o":1}