ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И подписался

«Панк».

Следующим был «Max» ([email protected]*****.ru):

Привет…

Автора!!! Автора блин!!! Статейки этой сраной, повезло бля, что виртуально, а узал бы бля что такое ПАНК…

И наконец, достойно завершил линию панка Вик ([email protected]****.ru):

Материал крут… ебн в…, обосрать Киркорова — святое дело, но хули обсирать панк, помещая его в данном контексте — это ж не хрен собачий! Завидная манера мерзавца—  что угодно считать чем угодно… Из вашего лона киркоровской жопы панка вообще не должно быть видно… Как оригинально — столкнуть в соседстве К. и панк… и тем, и другим вставить… скадал, нахуй, успех… Блядство это! Классическое журналистское блядство, происходящее от недостатка культуры…

Душу — вымело…

Вик.

Мне особо понравилось про «лоно киркоровской жопы». Долго думал. Яркий, в самом деле, образ.

Любителям детективного жанра могу сообщить, что все три письма пришли в течение часа — и хочется представить трех панков, которые, сгрудившись у одного компьютера, по очереди шлют мне проникновенные письма. Впрочем, может, они друг с дружкой даже не знакомы…

Последнее письмо уже не поднимало тему Летова. И за Мамонова автор не обижался.

Предложенный им поворот сюжета поверг меня в трепет и волнение.

Кирилл Пестов ([email protected]*******.com.ar) писал:

Я, в общем-то, не знаю, кто такие Мамонов, Макларен и Летов. Но я слышу начало:

«Этот город скользит и меняет название…»

Башлачев, короче говоря. Вот что пришло в голову, когда послушал микрофонные записи Киркорова.

Тут уж я почувствовал себя давешним панком. Типа в следующий раз у него Алла Пугачева Янкой окажется, а Анита Цой — Виктором Цоем. И как он умудрился не знать Летова и Мамонова? Только посмотрев на адрес, я понял: судя по всему, читатель мой живет в Аргентине.

Все-таки велики дела Твои, Господи! На свете, оказывается, есть панки, ставящие отточия в матерных словах, называющие Егора Летова по имени-отчеству и попрекающие других недостатком культуры. Только для того, чтобы узнать об этом, стоило написать статью.

Тут все-таки нельзя обойтись без небольшого комментария. После этой статьи мне пришло еще одно письмо от человека из Аргентины, где он пояснял, что фразу «Я, в общем-то, не знаю, кто такие Мамонов, Макларен и Летов» следует понимать как «Я знать не желаю, кто такие…» — потому что, разумеется, на самом деле он их всех знает, и Летов даже у них концертировал в Буэнос-Айресе.

Вот ведь как судьба повернется: никогда не знаешь, что узнаешь. С тех пор так и представляю себе стоит Игорь Федорович на сцене, крутом все пьют матэ и читают Кортасара и Борхеса, а он все ходит и ищет мертвее себя.

5. На закрытие «Вестей. ру»

Без названия

«НасНет», осень 2000 г.

«Вести. ру» существовали год, а до того еще полгода примерно те же люди делали «Газету. ру». И каждый день я должен был чем-то заполнять рубрику «Культура». Заполнил я ее несколькими сотнями собственных статей — не считая пары десятков, написанных под псевдонимами. Еще где-то полсотни статей я заказал другим авторам, но так или иначе каждое утро я вгонял текст в подготовленную форму, дописывал к нему три краткие новости со ссылками или без оных — и посылал Юле Миндер и Юле Березовской, с которыми было так приятно работать, что мне не хватает их существенно больше, чем скольких-то там долларов зарплаты. Иными словами — образуется пустота.

Однако это личное. Спросим себя лучше о другом: какую пустоту заполняли «Вести. ру» и что будет заполнять ее теперь? Понятно, что речь не идет о том, что «Вести» были ежедневной газетой — ежедневных онлайн-газет теперь много, взять хотя бы новые «Вести»; речь идет о какой-то другой функции. Когда «Газета»/«Вести» создавались, казалось, что большинство участников воспринимали их как неплохой заработок… собственно, даже очень неплохой по меркам Сети-99 (напомню, только что прошел кризис, и далекий рост NASDAQ мало кто примерял на себя). Однако сейчас, когда старых «Вестей» больше нет, ясно, что у них обнаружилось еще одно свойство: это было издание, в значительной степени делавшееся ветеранами Рунета.

Рунет — образование молодое, и поэтому слово «ветеран» звучит немного смешно. Но издание, дизайн которого делал Тема, главным редактором которого был Антон, в «основном составе» были Норвежский Лесной и Леха Андреев, а во вспомогательном — Гагин, Настик, Шерман, Паркер и ваш покорный слуга, невольно вызывает в памяти Zhurnal.ru. He хватало только Вербицкого, Горного, Лейбова и Делицына. Последнему, кстати, предлагали поучаствовать, но он отказался в чью-то пользу из непонятных мне идеологических соображений.

Самое смешное, что Носик наверняка не собирался «возрождать» ZR, скликать старую гвардию и тому подобное. Он просто собрал вместе людей, про которых знал, как они будут работать и чего от них ждать. В результате получилось действительно беспрецедентное издание, в котором некоторая не обязательность материалов вытекала не из низкого профессионализма авторов (что иногда бывает заметно в других ежедневных газетах), а из самого их набора и общей концепции. Собственно, именно размытость концепции, сводившейся, по большому счету, к тому, что Интернет — это то, о чем пишут Гагин/Настик, а культура — то, о чем пишет Кузнецов, и привела к закрытию газеты: провалы становились все заметнее (не хватало театра, литературы, психологии…), приходилось вводить новые рубрики. К тому же нельзя было все время выезжать на одних и тех же авторах. Понятно, почему редакция так гордилась Тучковым и Курицыным — людьми, пришедшими из офф-лайна и идеально вписывающимися. «Газета»/«Вести» были изданиями колумнистов — но набрать колумнистов на две с лишним дюжины рубрик, разумеется, было невозможно. В результате первоначальная идиотическая чистота («Интернет — это то, о чем пишет Настик») размывалась и газета становилась все аморфнее. И естественным путем умерла.

Нет ничего более естественного для духа русского Интернета середины девяностых, чем это определение темы через автора/издание: сетевая культура — это то, про что пишет «вестник сетевой культуры» Zhurnal.ru, Интернет — то, о чем пишет «Вечерний Интернет», и так далее. В 1996–1997 годах Рунет был адамическим миром, где, ткнув пальцем в любой объект, можно было дать ему имя и быть почти уверенным, что оно за объектом закрепится. Так возникли веб-обзоры и веб-дизайн (понятие, куда менее известное в Америке, чем в России… и уж точно более известное в России, чем дизайн просто: не бывает сайтов без веб-дизайнера, а магазинов без дизайнера — пруд пруди).

Сами того не ведая, «Вести. ру» стали продолжателями этой традиции: частично из-за набора авторов, частично из-за идеи Носика («ты же все равно всем этим, занимаешься, будешь заодно и нам писать»),позволившей со сравнительно небольшими инвестициями привлечь в газету звезд и обеспечить ей высокую популярность.

Именно место «продолжателя традиций» старого Рунета оказалось вакантным после закрытия «Вестей», и непохоже, что кто-то из инвесторов захочет выделить на его создание деньги: опыт новой «Газеты. ру» показывает, что существуют более эффективные способы создать популярное онлайн-издание, чем покупка «звезд».

Вероятно, не случайно в последнюю неделю существования старых «Вестей» возник проект, собравший под своей крышей едва ли не всех тех, кто делал ZR (за исключением разве что Вербицкого). Это Bagatelles, обычно называемый просто look.down(зеркало, кстати, живет по адресу look.novikov.com): ежедневная подборка афоризмов, присланных Вике теми, кому она разрешила их себе присылать. В проекте участвуют Антон Носик («yahoo я посвятил народу своему»), Александр Гагин («b2b, b2с и 2cb») и огромное количество других людей, про которых все давно уверены, что они настолько погрязли в корпоративных делах и зарабатывании денег, что за бесплатно и слова не напишут. Ан нет, как мы видим. Все тут — в том числе даже Куб, без которого «Журнала. ру» не было бы и о существовании которого большинство моих читателей, я думаю, даже не догадывались до появления «Интер(акти)вью» с ним.

35
{"b":"191383","o":1}