ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подобно большинству читателей этой статьи, я не могу прочесть поэму Нагиба Сурура: я не знаю арабского, и мне не известен ни русский, ни английский перевод. Однако со времен моего детства в СССР я выучил, что никто не должен быть заключен под стражу за чтение или публикацию поэзии. Никто и никогда.

Более подробную статью я написал в Wired News, онлайн-подразделение знаменитого хайтековского журнала.

Это не просто история про Египет, — говорит русский интернет-активист Настик Грызунова, — этот отвратительный случай нарушения свободы слова иллюстрирует проблему цензуры в Сети. Плюс этот случай имеет прямое отношение к вопросу применимости международных законов к Интернету, так как сервер, где лежала поэма, располагался в США. Эти проблемы важны не только для России и Египта, и мы надеемся, что международное Интернет-сообщество поддержит Шогди Нагиба.

Международное интернет-сообщество не особо взволновалось этой историей, несмотря на дюжину публикаций в различных американских и британских газетах и онлайн-изданиях. Демонстрация в поддержку Шогди прошла сначала в Париже, потом в Москве. Погода была отличная, московские друзья Шогди играли регги, милиция была корректна, а больше всех злились люди, стоявшие в очереди за визами в соседнее посольство Финляндии.

Сейчас, вероятно, можно сознаться, что интервью Настика я фальсифицировал. То есть позвонил Настику и сказал, что для статьи мне надо озвучить такую-то позицию, но поскольку сам себе интервью я дать не могу, а американский новостной формат не предполагает, что автор заметки высказывает свое личное мнение, не могла бы Настик сказать мне то-то и то-то, если она, конечно, готова подписаться под этими мыслями. Настик согласилась, и в результате в Wired News появился процитированный выше абзац.

Наши протесты, впрочем, особого эффекта не возымели. Египетский суд готовился впаять Шогди год в местной, крайне малоприятной, тюрьме, и потому Шогди счел за благо не возвращаться из России. Как старый друг я был рад, что он выпутался из этой ситуации, но как активист — разочарован тем, что в этой истории не обнаружилось победителей и побежденных. С тех пор я не раз замечал, что люди, неравнодушные к политике, проявляют подсознательное желание к радикализации ситуации — и российская жизнь дает тому немало примеров.

Шогди сейчас живет в Москве, видимся мы редко, но с удовольствием. Его дочь осталась в Каире, и он очень переживает, что не может видеться с ней. Мы все шутили, что Шогди — редкий пример человека, для которого выражение «выбрать свободу» означало не «уехать из России», а «остаться в Москве».

8. Спасем свободный доступ

Когда эта книга была уже почти готова к печати, в области копирайта случился еще один скандал: сайт «КМ. ру» подал в суд на Максима Мошкова от лица авторов, с которыми у «КМ. ру» якобы были договора на эксклюзивное размещение их книг в Сети. Довольно быстро выяснилось, что большая часть авторов претензий к Мошкову не имеют, а «КМ. ру» прав не передавали, или передавали не все, или собираются их отозвать. Так поступило издательство «Амфора», признавшее договора с «КМ. ру» не имеющими силу. К сожалению, из письма пиар-менеджера «Амфоры» Оли Чумичевой создавалось ощущение, что Мошков тоже не имеет права вывешивать эти тексты, однако позже поступило разъяснение, что решение этих вопросов остается за авторами.

Результатом всей этой истории стало то, что я наконец-то собрался переслать Мошкову для публикации два файла с моими книжками и написать для «Книжного обозрения» нечто вроде открытого письма.

Сергей Кузнецов: поддержите свободу публикаций в Сети!

«Книжное обозрение», апрель 2004 г.

Всю жизнь я выступал за свободное и бесплатное распространение текстов в Интернете. Я защищал этот принцип, когда был журналистом, и продолжаю защищать сейчас, когда у меня самого вышло уже три книги.

Я считаю, что любой роман должен рано или поздно быть доступен в Сети — точно так же, как любая книга становится доступна в библиотеке. Я верю, что выкладывание текста книги в Интернет еще не есть «публикация» в юридическом смысле слова (и суд по делу «Сорокин против Чернова» стал на мою точку зрения). Я убежден, что появление книги в Библиотеке Мошкова и в других подобных собраниях идет только на пользу писателям (и многие авторы — от Виктора Пелевина до Бориса Стругацкого — в этом разделяют мою позицию). Я уверен, что на одного читателя, который прочтет книгу с экрана или в распечатке, приходится несколько, которые пойдут и купят ее, прочитав первые несколько глав. Мне известно достаточно примеров коммерчески успешных книг, тексты которых лежат в открытом доступе. Достаточно назвать Бориса Акунина: все романы о Фандорине есть в Библиотеке Мошкова, что не мешает им занимать первые места в рейтингах продаж обычных и даже онлайн-магазинов.

Я горд тем, что собрания книг в русском Интернете несоизмеримо больше аналогичных иностранных онлайн-библиотек Я рад этому, как еще одному доказательству того, что Россия и в электронный век остается литературной, книжной страной. Мне приятно думать, что традиции советского самиздата по-прежнему живы.

Я говорил это, когда был журналистом, и продолжаю говорить это сейчас: Сеть не враг писателю. Для меня принцип бесплатного доступа к книгам в Сети по-прежнему остается нерушимым. Возможно, если бы какой-нибудь мой роман оказался в Интернете через несколько дней после выхода на бумаге, я бы попросил владельца сайта на время припрятать его — но в любом случае я бы воспринимал этого человека не как «пирата», а как поклонника, которому я могу быть только благодарен за популяризацию того, что я написал.

Все это, конечно, относится только к бесплатному распространению — узнай я о том, что кто-то берет деньги за онлайн-доступ к моим книгам, я бы постарался пресечь это. Именно поэтому для меня столь неприятной является история с «КМ. ру». Как известно, этот сайт не только брал деньги за доступ, но и наехал на Библиотеку Мошкова, в результате чего издательство «Амфора» запретило любые публикации своих книг в Сети. Вроде как запретило всем — «КМ. ру», Библиотеке Мошкова, кому бы то ни было.

Я представил, что все авторы «Амфоры», давшие в свое время Мошкову разрешение на размещение их книг в Сети, будут вынуждены смириться с тем, что законопослушный Мошков уберет их тексты из своей Библиотеки. К счастью, последовало разъяснение, что «Амфора» не намерена препятствовать авторам размещать свои тексты — просто само издательство заявляет, что оно никому этих прав не передает.

Что касается лично меня, то, подписывая свои авторские договоры, я всегда слежу за тем, чтобы не передать права на публикацию в компьютерных сетях. «Амфора» оказалась в данной ситуации на высоте другие издательства могут в самом деле потребовать выкинуть книги из электронных библиотек.

Я знаю, что многие писатели разделяют мои взгляды на авторское право в Сети. Возможно, они уже передали права на свои электронные публикации своим издателям. Договор задним числом не исправишь, но впереди — новые книги и новые договора. И потому я хочу обратиться к тем моим коллегам, которые верят в свободу распространения информации в Интернете, к тем десяткам писателей, которые уже дали свое согласие Максиму Мошкову на публикацию их книг.

Друзья и коллеги! Объясняйте издателям всю бессмысленность запретов на публикацию книг в Сети! Если это не удастся — все равно не передавайте права на публикацию в Интернет, передачу по компьютерным сетям, право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю и так далее! Эти права не так уж и нужны издательствам — они все равно не могут извлекать из них прибыль. В свое время мы добровольно дали Максиму Мошкову право на публикацию наших книг в Сети — неужели мы заберем его назад по первому желанию наших издателей?

Если вы поддерживаете идею свободного распространения информации в Интернете, поддержите ее на деле! От этого выиграете вы, выиграет ваш читатель, выиграет русская литература.

50
{"b":"191383","o":1}