ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

6. Яков Кротов

«НасНет», февраль 2001 г.

Ласковый родной дядя

Когда я был маленьким, у меня был дядя. То есть у меня было четыре дяди разной степени родства, но речь сейчас пойдет об одном — троюродном, кажется. Звали его Максим, и больше всего мне нравилось, что у него дома было свое государства с правителем, законами, дворцами и довольно долгой историей. Я даже помню, как оно называлось, но из какой-то мистической верности своему детству сохраню это в тайне. Замки были из пластилина, правитель и подданные — оловянные солдатики. Помню микроскопические книги, размером в пол-солдатика, то есть с фалангу моего пальца.

Когда дядя Максим закончил школу и поступил (или еще не поступил) в университет, он отдал всех своих солдатиков мне. Было их где-то полторы сотни — и я неприятно удивлен тем, что не помню точной цифры. Примерно тогда же у меня родился младший брат, и я до сих пор уверен, что Максимом его назвали по моей инициативе — в честь любимого дяди.

А дядя примерно в тот же момент имя, напротив, сменил. Он крестился и стал называться Яковом, что, конечно, эмоционально обсуждалось на всех семейных сходках Вдобавок он пообещал родить 12 сыновей, дав каждому имя одного из апостолов — но, к сожалению, остановился после Марка и Матфея, очевидно испугавшись маркированного имени Лука.

Со временем Максим/Яков стал известным журналистом, писавшим на религиозные темы. Как сейчас помню, после одной из его статей — точнее, после картинки к ней — чуть было не прикрыли отдел «Религия» газеты «Сегодня». Религиозные и политические его взгляды я не возьмусь комментировать, поскольку не считаю себя в этом деле компетентным, замечу только, что крестил его о. Александр Мень, а сам Яков/Максим в середине девяностых работал редактором в журнале «Континент». Одним словом, Миша Вербицкий с ним бы на одном поле не присел. Мне же, напротив, нравится, что у моих знакомых различные политические и прочие взгляды — тем более, я понимаю, что еврей-выкрест семидесятых оказывался в кругу идей Александра Меня с той же неизбежностью, как еврей-выкрест девяностых не мог пройти мимо Дугина (тоже, кстати, Александра).

Мой дядя носит традиционную для шпионов советских фильмов фамилию Кротов.

Все это длинное предисловие написано только для того, чтобы проанонсировать созданную им электронную библиотеку — «Библиотеку Якова Кротова». Странный адрес www.krotov.org был выбран потому, что более очевидный www.krotov.ru занят вице-губернатором Санкт-Петербурга.

Как и следовало ожидать, в библиотеке можно найти Бердяева, Седакову, Честертона и много других достойных авторов. Но мне, как всегда, повезло, потому что, зайдя в именной указатель, я сразу же увидел достойного автора совсем другого круга — Антона (или, как его тут называют, Энтони) Ла Вея. Отправившись по ссылке, я нашел полный текст «Сатанинской Библии». Вдохновившись, я отправился искать дальше и обнаружил Рене Генона, Гейдара Джамаля и даже небольшую статью Дугина. Для сохранения чистоты эксперимента я не стал спрашивать своего дядю, что делает у него на сайте Ла Вей.

Можно сказать, что за это я и люблю приверженцев либеральных ценностей: вот у вышеупомянутого Вербицкого не найдешь книг отца Александра, а у Якова Кротова Ла Вея и Джамаля найти можно.

(Неожиданно я подумал, что только что написал донос в жанре «Православный публицист пропагандирует сатанизм». Остается надеяться, что никто из моих читателей не будет развивать тему в этом ключе.)

Пропагандой сатанизма в Рунете никого не удивишь: недаром Миша Вербицкий называл себя анархо-сатанистом, а один из бумажных номеров Zhurnal.ru был посвящен экстремизму во всех областях знания. Впрочем, никто мою заметку в качестве доноса не воспринял. С другой стороны, Максиму/ Якову не привыкать: в одной из своих книг дьякон Андрей Кураев посвятил полемике с ним — то есть ругани на него — целую главу, о чем я рассказывал в том же выпуске «НасНет»:

Мой дядя, как и положено православному еврею, да еще историку, не мог пройти мимо иудео-христианских и даже еврейско-русских отношений, в связи с чем даже как-то удостоился ответа Андрея Кураева, выдержанного в стиле «евреи так боятся погромов, что просто провоцируют на это другие нации». Я даже помню кусок фразы: «…идея погрома трещит в тупых еврейских головах», — но, поскольку поиск по этим магическим словам ничего не дал, вынужден допустить, что это аберрация памяти. Тем не менее мысли Кураева не откажешь в некоторой буддистской точности — типа «что подумаешь, то и случится».

Все это я рассказываю в качестве предисловия к письму митрополита Ипполита, давно ждущему своего часа:

Особенных впечатлений нет, просто такое впечатление, что абсолютно все вокруг посходили с ума, и некоторые от этого нового ощущения невероятно тащатся. Что до меня, то я как-то все больше и больше окукливаюсь, стараясь особенно новыми впечатлениями себя не беспокоить. Так-то оно здоровее(хотя все равно из этого ничего не получается). Послушал лекцию дьякона Андрея Кураева о буддизме — по всему выходит, что более расчетливого, бесчеловечного и чудовищного учения на свете нет. Вот думаю, не заделаться ли буддистом: его контраргументы (отлично изложенные, очень увлекательно) выглядят примерно также, как высказывания отечественных публицистов о западном кино в середине 70-х: пугающе, таинственно и притягательно.

Не иначе, как Кураев скрытый буддист… Впрочем, пора и остановиться: а то, о ком из православных у нас ни заходит сегодня речь, все они оказываются не совсем ортодоксальными.

Митрополит Ипполит — конечно же псевдоним. Самое удивительное, что у этого человека до сих пор нет ЖЖ

7. Опекунство

«НасНет», декабрь 2000 г.

Опекуны без мата

Сайт называется «Опекунство». Жанр — смесь арт-проекта с хоум-пейджем, чем-то напоминающий любимую мной «Рыбку Дебиляриус», с той только разницей, что авторы Опекунствакуда больше выражают дух конца девяностых. Заметки из путешествия по Европе, стихи Проханова и статья Тимофеевского, список музыкальных пристрастий (крайне рекомендуется к изучению!), дневник редакции журнала Афишаи просто тексты. Среди действующих лиц и (возможно) авторов — герои «Проекта: девяностые» и авторы Weekend.ru.Прекрасный срез жизни нашего времени и представительный образчик по-настоящему современных вкусов.

Лично мне больше всего нравится «Почта духов»… Как бывший сотрудник «Вечерней Москвы» я получил просто нечеловеческое удовольствие от чтения рассказов о жизни вверенной Илье Осколкову-Ценциперу редакции. Хотел выписать несколько наиболее вопиющих цитат, но решил ограничиться самой корректной:

Осколков-Ценципер, в обнимку с пышным букетом роз, производил впечатление растленной девицы на конфирмации.

В ней хотя бы нет мата.

(Последнюю строчку можно считать disclaimer'oм для всех идущих на Опекунстваона означает, что, вообще-то, мата много. Впрочем, мне кажется, по делу.)

Сайт «Опекунство» был назван в честь старого советского фильма «Опекун» (реж. Альберт Мкртчян, Эдгар Ходжикян, 1970 г.), в котором главные роли играли Георгий Вицин и Александр Збруев. Среди скрывшихся за звучными псевдонимами участников сайта был и митрополит Ипполит, написавший мне письмо про Андрея Кураева и буддизм. Поскольку среди авторов было довольно много журналистов, про сайт даже написало какое-то количество глянцевых журналов, что не мешало ему, впрочем, оставаться той самой смесью арт-проекта с домашней страничкой.

Слава, впрочем, ему не помогла: в декабре 2001 года «Яндекс» снес «Опекунство», вполне обоснованно найдя на нем пропаганду насилия, разжигание национальной розни и ненормативную лексику, а также почему-то еще и жестокое обращение с животными, которого там отродясь не было. Надо сказать, что сайт снесли в одночасье, не дав владельцам даже сделать копию. Я из Америки написал Жене Завалишиной в «Яндекс» с просьбой разыскать для меня архив — но это не возымело никакого эффекта, а Женя, встреченная мною в Москве, клялась и божилась, что письма не получала. Она честный человек, и у меня нет никаких оснований усомниться в ее словах. Видать, мое письмо слизнула языком какая-то трансатлантическая корова. Бывает.

66
{"b":"191383","o":1}