ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все хорошо, смотри-ка — даже тучи поредели, того и гляди, завтра солнышко выглянет!..

И верно — день пришел такой ясный и солнечный, как будто никакие тучи никогда и не собирались. Хотя в котловане было по-прежнему грязно и мокро, на урок труда все шли охотно — все-таки солнышко светит… Вынимать землю на водосливе уже заканчивали. Еще денек работы, и можно будет забивать сваи, собирать стенки. Это куда интересней! «Закончить сегодня выемку!» — так решили ребята.

Рауль Паю ковырял глину в передней части котлована, как всегда, не слишком усердно. И вдруг лопата глубоко ушла во что-то мягкое, комок глины отвалился и в котлован пополз жидкий песок. Откидывать его было легко. Рауль обрадовался: вот когда он выроет больше всех!

Но уже через четверть часа Рауль понял, что радоваться было нечему: сколько он ни копал, песку не убывало. Дурацкое занятие: копнешь, а ямка у тебя на глазах снова и снова заплывает. Кроме того, из песка сочилась вода, весь этот угол размок, стал еще более вязким и липким, чем остальной котлован.

Рауль позвал на помощь друзей. Уже вчетвером они рыли песок, рыли спеша, стараясь избавиться от него, вычерпать весь, без остатка! Но плывун — потом они узнали, что такие пески называются плывунами, — не сдавался.

— Ребята! Давайте заткнем эту дырку! — предложил Андрес.

И все согласились, что это самое умное. Они бросали в проклятый угол глину, заколачивали трамбовкой, а Волли еще и приплясывал тут же, чтобы утоптать насыпанное.

— Знай наших! — гордо сказал Волли, когда плывун удалось остановить. Ведь кто их знает, эти плывуны, — может быть, как раз приплясыванья они и боятся?

Но испугался плывун ненадолго. Через несколько минут, словно собравшись с силами, он оттолкнул преграду со своего пути и вновь устремился в котлован. В этот день с ним так и не справились.

В субботу Эви Калдма собрала пионерский актив, и директор коротко повторил кое-что из лекции, прочитанной приезжим инженером. Выводы он сделал такие:

— Чтобы водослив мог весной пропустить воду, нужно закончить его зимой. А грунт за стены уложить до зимы, пока он не промерз. И еще придется переделывать нашу насыпь. Поэтому я предлагаю в это воскресенье поработать.

Юхан Каэр огорчился, не слыша обычного одобрительного гула.

— Я понимаю, что у всех есть какие-то дела дома, — добавил он, — поэтому мы никого не станем обязывать приходить завтра, не станем даже голосовать. Но кто сможет, приходите. Я сам, например, с удовольствием поработаю. Наверно, придет Салусте…

Андрес быстро взглянул на Айме. Та стояла печальная-печальная. Еще бы! Ей домой нужно сходить. И по грибы. Нет, не хочет он завтра строить, не будет! Он пойдет с Айме!

— Товарищ директор, — угрюмо сказал Андрес, — я завтра не приду.

Юхан Каэр едва заметно поморщился. Как, и Андрес Салусте изменяет стройке? Плохо дело. Директор рассчитывал, что паренек сейчас поможет ему уговорить остальных… Просчитался.

— Мы никого не обязываем, — неуверенно повторил он. — Но кто сможет…

Волли даже хихикнул: была охота! Уж если сам Андрес не придет, тут дело ясное. Вон и Калью Таммепыльд шепчет своим густым голосом: «А ну ее совсем, эту стройку! Мне уже невмоготу!»

Словом, Волли думать было не о чем. Где тут думать, когда нужно засветло наладить удочки и накопать червей, чтобы завтра не пропустить утреннюю зорьку! Скорее, скорее домой!

Только в одном удовольствии Волли не мог себе отказать: прежде чем уйти, он подбежал к Андресу и показал ему нос.

— Ну, кто был прав? Кто? — крикнул Волли. — Эх ты, председатель! У самого терпение лопнуло, да?

Андрес опустил голову и ничего не ответил. Потом подошел к Айме:

— Значит, решено. Завтра идем по грибы.

Глава тринадцатая, в которой идут по грибы

Повесть о славных делах Волли Крууса и его верных друзей - i_032.png

В воскресенье Айме встала очень рано. Мама даже уговаривала ее еще поспать, отдохнуть. Но отец — высоченный, такой же синеглазый, как Айме, лесник Силланди, — отец одобрительно кивнул головой:

— Верно, дочка! Хороший грибник раньше солнца в лес приходит! Только перекуси сначала — натощак и птица не поет.

Через полчаса Айме уже шла по узкой тропинке, петлявшей между соснами на склоне горы. Над лощиной поднимался туман, и Айме знала, что там, меж кустов и покосов, бежит Метсайыги. Тут речка была еще меньше, чем около школы, и с горы лишь кое-где виднелась поблескивающая в омутах вода.

Возле самой дорожки выставил напоказ оранжевую головку рыжик. Айме срезала крепкий грибок и положила в корзинку. Поискала вокруг — рыжики растут семьями…

За рекой поднималось солнце. Оно заигрывало с каждым желтым и красным листочком, сверкало в каждой капельке, зажигало лес нестрашным веселым огнем. Удивительно ясный день, удивительно прозрачный!..

«За один такой день можно было бы многое сделать на строительстве», — подумала Айме. Не вовремя собрались они с Андресом по грибы. Андрес ответил директору: «Я завтра не приду». Это она, Айме, виновата. Стыдно. Не пошла на стройку и еще председателя совета с толку сбила. Ой, как плохо там будет без Андреса! Никто не придет. И все развалится. Он очень умный и деловой, Андрес…

Айме вспомнила про вчерашнее и улыбнулась. Вчера Андрес провожал ее. Сам сказал: «Хочешь, провожу?» Айме очень удивилась. Ее? Провожать? Как странно! Раньше никому не приходило в голову провожать ее домой, хотя она была совсем маленькой, а тропинка все время идет лесом… Конечно, очень обрадовалась: гораздо веселее идти не одной, а с кем-нибудь, можно болтать всю дорогу. Но Айме не закричала: «Да, да, хочу!» — потому что так не делают. Она ответила спокойно: «Пойдем, если хочешь…»

И они совсем незаметно, быстро-быстро дошли до половины дороги, до просеки. Айме очень любила это место. Они и сегодня сговорились встретиться здесь. Может быть, Андрес уже стоит около сосны и ждет ее, Айме…

Здесь тропинка выбиралась на самый верх горы, к обрыву. Далеко в лес уходила прямая-прямая просека. Сосны тут стояли высокие и стройные, наверху стволы у них были розовые, внизу — коричневые и лиловатые. А возле обрыва сосны росли кривые, приземистые, их изогнутые корни висели над обрывом. На этих корнях можно было даже посидеть, как в кресле. Под ногами поскрипывал мягкий мелкий песок, и песчинки с легким шорохом катились вниз, в долину, где причудливо извивалась Метсайыги.

Может быть, Андрес сидит на этих корнях? Сидит и ждет?

Нет, кресло пустовало. Зато в стороне, за толстой сосной, мелькнуло что-то серое. Ах, так! Андрес решил спрятаться? Ладно! Сейчас Айме его же самого испугает!

Она поставила корзинку на землю, осторожно подкралась к сосне, а потом с криком выскочила из-за дерева.

Большой заяц сорвался с места, высоко подпрыгнул и опрометью ринулся подальше в лес, кружа между соснами.

Андреса не было.

Сколько раз бродила Айме по этому лесу, и никогда ей не бывало скучно, никогда она не грустила. Но тогда она никого не ждала…

Может быть, Андрес и думать о ней забыл! Спит себе спокойно. Или…

Страшная догадка осенила Айме: конечно, Андрес пошел на речку! Она здесь как дура ходит с корзинкой по лесу, а он вместе со всеми строит гидростанцию. Все туда пришли и строят, а она одна, совсем одна!

Нет, нельзя дружить с этими мальчишками! Только обманывают. Ну, другие пускай обманывают. Но неужели и Андрес такой?.. Ну что ж, вперед наука. Не плакать же из-за какого-то обманщика!

И Айме не заплакала. Нет, она засмеялась, звонко и радостно: вдали, на просеке, она увидела бегущего к ней Андреса. И сама побежала ему навстречу.

— Здорово! — протянул ей руку Андрес. — Давно ждешь?

— Нет, только что пришла, — почему-то соврала Айме.

Все равно Андрес уже здесь… И руку ей пожал, чуть ли не впервые в жизни, — ведь в школе-то за руку не здороваются и не прощаются, особенно с девочками…

15
{"b":"191391","o":1}