ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уселись возле круглой, как блюдо, клумбы. Юло и Марти застыли перед ней, раскрыв рот. Такой великолепной клумбы они еще не видели. Всем Вихну хорош — и салака есть, и угри, и камбала, и даже килька сейчас появилась, — а вот чего нет, того нет! С цветами на острове дело обстоит, прямо сказать, неважно. Взять хотя бы лилейные. Те самые, о которых говорится в учебнике ботаники. К ним, как известно, относятся лилии, тюльпаны, пионы. Прелесть что за цветы!.. А кроме того, лук. Обыкновенный репчатый лук. Тот, что с соленой салакой подают, который в суп кладут, с которым картошку поджаривают. Лук, конечно, вещь полезная, даже необходимая. Но почему, спрашивается, из всех лилейных только он один растет на острове? Почему на острове нет ни лилий, ни тюльпанов, ни пионов, ни каких-нибудь других цветов? Как было бы хорошо с ними!..

А тут красиво — глаз не оторвешь!

Мальчики как зачарованные смотрели на пестрый бугор среди сада. Но скоро мысли их отвлеклись от цветов. Виноват в этом был Андрус: вожатый заговорил о том, что никак не могло оставить молодых вихнувцев равнодушными.

— Вы только послушайте, ребята, какая мысль пришла мне в голову. С электротехникой я знаком, о ловле кильки на свет представление имею. Поставить на моторке генератор, опустить в море лампочку и дать свет — вещь несложная. Так чего, спрашивается, нам ждать? Почему бы нам не начать ловить рыбу по-новому?

— А как же Соколов? — с сомнением заметил Юло. — Ведь инженер говорил, что на Балтике нигде еще с помощью электричества не ловят, что для нас это дело будущего.

Юло высказывал сомнение не потому, что остался равнодушным к предложению Андруса. Он уже представлял себе и залитые светом подводные глубины, и тучи рыб, идущих в сети, и целую флотилию тяжело груженных моторок, возвращающихся с моря, и себя на носу флагманской лодки, и направленные на него восхищенные взгляды вихнувских мальчиков и девочек, и… Картины возникали одна другой ослепительней.

Но именно потому, что ему очень хотелось принять участие в деле, задуманном Андрусом, Юло высказывал сомнения. Было бы несолидно и легкомысленно сразу со всем соглашаться, сразу говорить «да».

Марти рассуждал иначе.

— Ты всегда, Юло, топчешься на месте, чего-то мямлишь, а решать не решаешь! — мгновенно вскипел он. — Андрус знает, что говорит. Он прав. Опустим лампочку в море и начнем ловить кильку. Только вот… — Марти запнулся и часто-часто замигал. — Только где мы рыбонасос достанем?

— Рыбонасос? Зачем рыбонасос? — удивился Андрус.

— Как — зачем? Чтобы качать рыбу из моря.

Вожатый усмехнулся:

— Ну, это ты, брат, хватил — сразу с рыбонасоса начать хочешь. Нам и конусной сети хватит. Слыхал, что рассказывал Соколов? Одной конусной сетью можно за ночь взять на свет столько кильки, сколько пять-шесть моторок не возьмут днем. А соорудить ее проще простого, два часа работы… Так что за орудиями лова остановки не будет.

Юло восхищенно посмотрел на юношу и подумал: «Молодец Андрус! Какие красивые слова знает — «орудия лова»… Надо запомнить».

Андрус между тем продолжал:

— Ты говоришь, Юло, на Балтике никто еще не ловит кильку на свет. Это, мол, дело будущего. Верно, не ловят. Но ведь неводами-великанами у нас салаку тоже не ловили. А сейчас? Сейчас во всем заливе никаких других сетей на нее не ставят. Вспомни-ка, кто первый завел у нас новую снасть?

— Яан Койт.

— А вспомни, какие разговоры были? Балтика, мол, не Каспий, то, что для Каспия годится, для нас не годится… Ничего! Оказывается, и для нас годится. То же самое с ловом на свет будет. Кому-то ведь надо начать! Вот мы и начнем.

— Хорошо, Андрус, — стал сдаваться Юло, — тут я с тобой согласен. Но ведь дело не в одной конусной сети. Чтобы ловить на свет, нужна моторка, нужна еще машина, о которой ты говорил. Забыл, как она называется…

— Генератор или динамомашина. И так и так ее называют.

— Где же мы ее достанем?

— И доставать нечего. На острове сейчас две безработные динамки: одна, запасная, — в клубе, другая — на ферме. Попросим — дадут. И моторку дадут. Мартин Крусте во всем нас поддержит. Не такой Мартин Крусте человек, чтобы отмахнуться от нового дела.

— А лампочки можно из дому взять, — предложил Марти. — Я, Андрус, вывинчу.

— Я тебе вывинчу!.. Во-первых, лампочки в доме не для того, чтобы их таскать без спросу, а во-вторых, они не годятся. Нам нужны сильные лампы, не меньше чем в пятьсот свечей. Таких на Вихну нет. Кроме того, на острове нет ни специального электрического шнура в резиновой оболочке, ни изоляционной ленты, ни водонепроницаемых патронов для лампы. Все это здесь надо купить. Для всего этого деньги нужны…

— Так вот почему ты решил взять два первых на троих!.. — протянул Марти. — Знаешь что, Андрус? Мы даже можем вовсе не ходить в столовую. Верно, Юло? Пышки у нас есть, обойдемся.

— Пышек много, — подтвердил Юло и предложил от себя: — В кино тоже не пойдем. В следующий раз как-нибудь…

Это была немалая жертва. Ведь, как-никак, мальчики попали на Большой берег в первый раз. Они никогда не обедали в столовой и никогда не были в городском кино. Андрусу стало жаль их.

— Сделаем так, — сказал он. — Сейчас возьмем с собой в столовую пышки и попьем чаю. А потом, когда купим все, что надо, посмотрим — может быть, деньги останутся и на обед и на кино.

— Ну да! — обрадовался Марти, который уже смотреть не мог на пышки. — В ресторане ведь разные блюда есть. Возьмем, что подешевле.

— Да и в кино можно взять места похуже, — сказал Юло, — лишь бы видно было.

4. РШМ, шланг и кабель

Раннее утро ранней весны. Погода чудесная. Деревья, цветы, трава умылись росой и стоят свежие-свежие. Хорошо!

С моря дует ветерок. На небе ни облачка. Машина мчится по гладкому асфальту. Хорошо!

В кузове на груде сетей — Андрус, Юло и Марти. Мягко, как на перине. Солнце поднимается над заливом. Очень хорошо!

Мальчики вспоминают события вчерашнего дня. В столовой, где Андрус заказал для каждого по три стакана чая, играли музыканты — один на пианино, другой на скрипке. Слушать их было приятно, но пышки портили удовольствие. Пышки лежали в огромном пакете, и сколько их ни брали, пакет, казалось, не уменьшался.

Скучно пережевывая печеное тесто, Марти стал посматривать на соседние столики и от этого еще больше расстроился. Справа рослый дядя в кожаной куртке раз за разом отправлял в рот огромные куски мяса. Слева сидели две девушки; они ели жареную рыбу. Вместе с рыбой на тарелках перед ними лежала посыпанная зеленью картошка. Даже эта скромная и хорошо знакомая вихнувцам пища казалась сейчас Марти необыкновенно заманчивой. За столиком напротив женщина с мужчиной тоже энергично орудовали вилками. Словом, все ели что-то вкусное, а тут — пышки. Вот же несчастье!

Марти вздохнул, отвел глаза от столиков и вдруг заметил маленькую длинношерстую собачонку с желтыми подпалинами по бокам черной спины и с желтыми кружочками на темной лисьей мордочке. Собака бродила между стульями. Время от времени она останавливалась и, просительно поджав лапку, посматривала на людей.

В потухших глазах Марти блеснул живой огонек. Сунув руку в необъятный пакет, он достал пышку и протянул четвероногой попрошайке. Собака мигом очутилась перед мальчиком. Раз! — пышки как не бывало.

Марти снова полез в пакет. Вторая пышка исчезла в лисьей пасти с той же быстротой, что и первая.

Тут в дело включился Юло. Не отставая от приятеля, он тоже скормил животному не то две, не то три пышки.

Просительное выражение с морды желтобокого пса стало постепенно исчезать. Просительно поджатая правая лапа приняла нормальное положение.

Но ни Юло, ни Марти не обратили внимания на перемену в поведении опекаемого. Они были заняты спором.

Марти сказал:

— Погоди, Юло, что ты лезешь со своими пышками! Сейчас моя очередь.

— При чем здесь очередь? — сделанным удивлением произнес Юло и протянул собаке новую порцию.

19
{"b":"191393","o":1}