ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За ребят вступился Андрус.

— Дедушка Леппе, — сказал он вежливо, но твердо, — Мартин Крусте знает, что Юло и Марти помогают нам. Он считает, что их помощь очень полезна. И Густав Манг и я тоже так считаем. Для нас они первые помощники.

— «Помощники, помощники»! От стола два вершка — и уже помощники!.. — пробурчал под нос старик и замолчал: ссылка на Мартина Крусте и Густава Манга подействовала.

Разговор происходил на борту «Советского партизана». Только что привезли с фермы генератор. Совсем небольшая с виду машина, не больше самого маленького бочонка для соленой салаки, но до чего тяжелая — не поднять!

Тут старый Леппе показал, что он недаром плавал когда-то матросом на паруснике. А на парусниках ведь механизмов нет. Там скользящие на блоках тали — веревки — первое дело. Там с помощью талей и блоков громадные паруса в одну минуту поднимают к верхушкам высоченных мачт, самые тяжелые тюки мигом опускают в трюмы. Паровую или электрическую лебедку тали, конечно, не заменяют, но ручной труд облегчают сильно. Вот старый Леппе и приспособил блок для того, чтобы поднять с пристани и опустить на палубу бота тяжелый генератор. Сделал он это так ловко, что Юло и Марти даже простили ему каверзу, которую он подстроил им.

А каверза была такая.

Старик ничего не ответил, когда Андрус вступился за мальчиков, но решил, видно, при первом же удобном случае показать вожатому, что за помощники у него.

Случай подвернулся тут же. Приспосабливая тали для подъема генератора, старый Леппе посмотрел на Марти, протянул ему веревку и сказал с ехидцей:

— Ну-ка, возьми конец, взберись на мачту.

Он думал, должно быть, старый Леппе, что нынешние мальчишки даже лазить на столбы толком не умеют. Как же!.. Марти, чтобы руки были свободны, просунул веревку под ремень и забрался на мачту с ловкостью мартышки.

— А что дальше делать, дедушка Леппе? — крикнул он.

— Продень веревку в блок.

— Есть продеть! — послышался голос сверху.

Потом через минуту:

— Уже продета! А сейчас что?

— А сейчас слезай. Нечего на мачте сидеть — не ворона.

На маленьком острове - i_027.png

Вид у Леппе был, как всегда, сердитый и недовольный. Но странно: в глазах старика злости не было. Из-под нависших лохматых бровей он следил за тем, как Марти осторожно сползает вниз. Следил и бормотал:

— Из мальчишки толк выйдет. Хоть сейчас в юнги брать…

Не успел Марти ступить на палубу, как пришла очередь Юло. Старик поманил его корявым пальцем:

— Эй, молодой Манг… не знаю, как тебя по имени зовут… подойди-ка!

«Молодой Манг» подошел:

— Меня Юло зовут, дедушка Леппе.

— Хоть Навуходоносором, мне все равно. Ты концы сращивать умеешь?

Задавая этот вопрос, старый Леппе, конечно, не знал о том, что в школе есть кружок морского дела и что только на днях ребята учились тому, как правильно, по-морскому, сращивать концы канатов.

Юло решил схитрить. Пусть старик удивляется.

— Концы сращивать? — спросил он с наигранной растерянностью. — Я… я попробую, дедушка Леппе, — может быть, получится.

— Хм! «Попробую»!.. Вот они, нынешние!.. Я в твои годы не пробовал. Я в твои годы в море плавал, сам себе хлеб зарабатывал. А вы маменькиными сынками растете, белоручками… — Старый рыбак, уже по-настоящему рассерженный, потряс перед носом Юло двумя мотками веревки. — Даже такой простой вещи не знаете! На вот, свяжи хоть обыкновенным узлом. Может, и этого не умеешь?

Юло ничего не ответил, послушно взял веревки и ушел на корму. Веревки скручены в несколько витков. Он размотал концы и начал сплетать каждый виток с другим так, чтобы две веревки срослись в одну.

Марти стоял рядом, не спускал глаз с приятеля и подавал советы. Но Юло отмахивался:

— Я знаю! Не моргай!..

Наконец работа сделана.

Подхватив веревку, Юло потащил ее к старику. И тут же его оглушил свирепый окрик Леппе:

— Не волочи, не волочи канат по палубе, это тебе не коровий хвост! Кольцом свернуть надо!

— Почему коровий хвост? — тихо спросил Марти. — Разве коровьи хвосты волокут по палубам?

— Не знаю, — так же тихо ответил Юло.

Это был первый случай, когда «товарищ Язнаю» признался другу в том, что он чего-то не знает.

Мальчики живо свернули длинную веревку кольцом.

— Ну, представляю, Манг, что за узел ты накрутил, — сказал старик, рассматривая веревку. — Узлы тоже надо связывать умеючи… — Он поднес веревку ближе к глазам, пощупал пальцами. — Позволь, а где же узел?

— Узла нет, дедушка Леппе.

— Ха! Я так и знал! Сын Густава Манга, лучшего рыбака на Вихну, — и не сумел концы каната связать! Вот как воспитывают нынешние родители нынешних детей! Сгореть со стыда можно!.. Что же ты? Возился, возился, а веревки как были врозь, так и остались.

— Нет, я срастил.

— Срастил? Где ж ты их срастил?

— А вот, смотрите…

Юло отыскал место соединения двух веревок и показал.

Старый Леппе прощупал каждый виток. Сращено правильно. Что за чудеса! Может быть, чертенята обманывают и подсунули ему другую, уже срощенную веревку? Нет, веревки те самые. Он дал их молодому Мангу минут двадцать назад. Тот мямлил что-то несуразное, а сработал — лучше не надо. Эти мальчишки то и дело ставят его в неловкое положение!

Рыбак посмотрел на всегда спокойного лобастого Юло, на плутоватого веснушчатого Марти, мрачно насупил брови и пробурчал:

— Когда сращиваете, палочкой внутрь волокна затыкать надо, а то вон — торчат лохмы… Смотреть противно!

Сказал и отвернулся. Но мир с того времени был заключен. Старик, видно, признал за мальчиками право существовать на земле, стал замечать их, отвечал на вопросы, давал поручения. Ворчать-то ворчал и вид, как всегда, имел хмурый, но ребята понимали: это для порядка. На то он и старый Леппе, чтобы хмуриться и ворчать.

9. Коровы перестали жевать…

Генератор установили, электрическую проводку подготовили, конусную сеть сшили. Раскрой сети сделал старый Леппе, а сшивали Юло и Марти. С обручем же произошла заминка. Обруч нужен. Без него сачка не получится. И должен он быть не какой-нибудь проволочный, а из круглого, толщиной с большой палец, железа, чтобы не сгибался, не провисал. Ведь сачком не бабочек ловить. На Каспии, Федор Алексеевич рассказывал, конусная сеть в один прием чуть ли не полтонны рыбы поднимает. Полтонны — шутка ли! Телегу доверху нагрузить можно.

И вот подходящего железа для обруча на острове не оказалось. Густав Манг все колхозные кладовые перерыл, Николай Леппе старых рыбаков обошел, дворы и чердаки облазил, Андрус всюду, где только можно, искал. Нет и нет.

Нашли железные прутья, но тоньше, чем нужно.

Нашли полосовое железо. Оно, может, и годилось бы: не согнется, не провиснет, но края острые; как ни крепи, сеть мигом перетрется.

Нашли рельсы, остатки тех рельсов, что пошли на прокладку узкоколейной линии, по которой катят груженные рыбой вагонетки с мола в колхозный склад. Рельсы для обруча вовсе не подходят.

Что делать? Неужели из-за куска обыкновенного железа гнать бот в город, терять время?

Ни к какому определенному решению старшие так и не пришли. Ясно было только одно: если и поедут в город, то не сегодня, а завтра. Сегодня поздно.

Андрус велел мальчикам идти домой.

— Идите, и чтобы я вас до завтра здесь не видел, — сказал он. — Вы просто как одержимые! Только о лове и думаете. Вот еще энтузиасты на мою голову!..

С того времени, как началась подготовка к лову на свет, Юло и Марти, действительно, ни спать, ни есть толком не могли. На что ни посмотрят, о чем ни подумают — все связывают с килькой и электричеством.

Но при этом каждый остается сам собой, мысли у каждого складываются в голове по-своему.

Вот, например, когда Юло пришел домой и стал обедать, мать дала ему полную тарелку тушеной капусты с салом.

25
{"b":"191393","o":1}