ЛитМир - Электронная Библиотека

В животе Эрика больно кольнуло и заурчало, да так громко, что это услышали почти все члены банды и засмеялись.

– Держи, Живот.

Шульц вытащил из своей сумки пластиковый брикет, в котором оказалась нарезанная колбаса, спертая «крысами» из какого-то магазина, и бросил его Эрику. Следом за колбасой прилетели кусок хлеба и маленькая пачка яблочного сока.

– Это все… – сказал Шульц.

Эрик тут же набросился на еду.

– Спасибо, – поблагодарил Махов с набитым ртом. – А что ты имел в виду под «животом»?

– Кликуху твою… И не глотай комками. Еды мало, сегодня охота получилась на редкость неудачной, копы, мать их… так что нужно тщательно пережевывать пищу, чтобы она полностью усвоилась. Это одно из важнейших правил выживания.

– Понял, – кивнул Эрик и стал тщательнее пережевывать откусанный кусок бутерброда, хотя давалось ему это с трудом.

12

Правил оказалось не так уж и много, по крайней мере их удалось легко запомнить. Они гласили: не ходить по одному; не высовываться наружу ближе чем за два квартала от места стоянки; не заходить на чужую территорию, а если уж очень нужно и обходными путями не пройти, то всеми возможными способами оповестить о своих намерениях хозяев территории.

– А как узнать, что ты уже на чужой территории, а не на своей? – спросил Эрик.

– По меткам.

– Каким?

– Ну например, наша территория обозначается кругом с включенным в него крестом. Все остальные – другие стаи. Обычно два знака соседствуют друг с другом, четко определяя границу владений. Но есть и нейтральные зоны.

– А как предупреждать других, что тебе нужно пройти по чужой территории?

– Вообще-то это не приветствуется в любом случае. Есть нейтральные коллекторы. Но если нет другого пути, и очень нужно, то следует идти, громко стукая по стенке коллектора каким-нибудь обрезком трубы, чтобы тебя заранее услышали.

– Понятно.

– Ладно, пора спать, – сказал Табун, увидев суровый взгляд Шульца. – Завтра много дел.

Кто-то убавил свет фонарика до минимума, но не выключая его насовсем.

Спать на каких-то вонючих тряпках было, мягко говоря, некомфортно. Казалось, здесь вывелась не одна тысяча крыс. Но, поворочавшись пару часов, Эрик кое-как заснул.

– Подъем!

Махов вскочил как ужаленный, спросонья продирая глаза. Зашевелились и остальные.

– Шульц, ты чего разорался? – спросил громоздкий парень со сломанным носом, прозванный из-за этого Ломоносом.

– Забыли, сволочи, что нам сегодня за покупками? Или вы решили посидеть на подножном корме?

– Каком корме? – тихо спросил Эрик у уже собравшегося в поход Табуна.

– На жареных крысах…

– Фу…

– Ну не так уж и плохо, – пожал плечами Табун. – Дело привычки…

– Живот, ты тоже идешь с нами.

– Понял, Шульц.

– Собирайтесь-собирайтесь, нам надо успеть выйти на исходную до того, как откроют магазины.

Спорить, зачем идти в такую рань, с вожаком никто не стал. Все просто привели себя в порядок и стали двигаться в сторону выхода.

– Пошли…

Эрик и не предполагал, что канализация настолько огромна. Под землей раскинулся самый настоящий город со своими улицами и даже дорогами, с многочисленными мелкими ответвлениями. Здесь пролегало полно всяких труб самого разного диаметра в зависимости от назначения. Он почему-то сразу понял, для чего предназначена самая толстая труба из всех. Хотя догадаться не так уж и трудно – запашок от нее шел явно не ресторанный.

Стая ненадолго заглянула в одно из таких ответвлений. Как оказалось, здесь находился один из множества тайников стаи Шульца. Из замаскированной дыры в стене главарь достал изрядно заношенный комплект пластиковых доспехов, такой, каким пользуются игроки в жестких видах спорта вроде регби, и отдал его Махову.

– Надень. Это, в случае чего, неплохо защитит от ударов и даже от пластиковой пули. Ну и в драке выручает…

Эрик не стал спорить и тут же стал облачаться в защитную амуницию. Надел предложенный шлем, усиленный сверху стальными полосами.

– А вы?

– А у нас уже все на нас, только под одеждой! – усмехнулся Табун, приподняв полу своей бесформенной хламиды, из-под которой действительно виднелся схожий доспех. – Ты что, не заметил?

– Нет… А шлемы?

– Шлемы в мешках пока.

И действительно, только сейчас Эрик обнаружил, что в мешках за спинами «крыс» что-то есть.

Когда Эрик облачился в доспех, главарь дал ему стальной прут с обмотанной изолентой рукоятью, который он засунул за пояс, как все остальные «крысы». Также у «крыс» из вооружения имелись рогатки, но вот рогатки как раз Махову не дали. Видимо, ее нужно делать самому или просто лишней не оказалось в этом тайнике. У многих, если не у всех, болтались ножи. Ножом Эрика тоже обделили.

– Ладно, идем дальше, – махнул рукой Шульц, решив, что новый боец в его стае облачен как полагается и полностью готов к труду и обороне.

Стая шла по одному из каналов уже целый час. Эрик все время искал какие-то знаки, но так и не отыскал ни одного.

– А где те символы, о которых ты мне рассказывал, обозначающие границы?

– Это нейтральная территория, – пояснил Табун. – По ней может ходить всякий…

Впереди показался свет, и Шульц быстро увел своих людей в один из боковых проходов.

– Кто там? – тихо спросил Эрик.

– Не ясно.

– Полиция?

– Может, и «крысоловы», но это вряд ли… Скорее всего, какие-нибудь техники.

– Тс-с… – зашипел Шульц.

Махов с Табуном замолкли. Послышался гудящий шум, и мимо с громким лязгом проехал электрокар с тремя рабочими на борту. Табун оказался прав.

– Пошли дальше.

Наконец главарь решил, что дальше идти смысла нет, прошел в один из ближайших тоннелей и остановился под вертикальной шахтой, ведущей на поверхность.

– Пришли.

«Крысы» надели свои шлемы.

– Работаем по стандартной схеме. Ломонос, остаешься на приеме.

Шульц стал смотреть на часы.

– Что он делает?

– Наверное, пришли рановато и магазин еще не открыт.

– Слушай, а почему Ломонос остался? – удивился Эрик. – Он такой громила, что смог бы с десяток полицейских раскидать одной левой, да и охране не поздоровилось бы.

– Именно поэтому и не идет. Тут в паре кварталов орудует другая стая. Если они нас заметят, то могут решить поживиться за наш счет. Тогда все наши труды пропадут зря. А так, как ты верно заметил, Ломонос их раскидает одной левой.

– Умно.

– Такова жизнь. А если еще точнее, то тупые и слабые долго не живут.

Время подошло к назначенному часу, и Шульц уже в который раз сказал:

– Пошли.

13

Первым, как и полагается командиру, надев шапочку с дырками для глаз, носа и рта, полез Шульц, за ним все остальные.

– Не отставать! – крикнул Шульц и выдавил люк наружу.

Все быстро заработали руками и ногами, выбираясь наверх. Выскочил и Эрик Махов с так же наглухо закрытым лицом. Дневной свет после сумрака подземелий его ослепил, и он не знал, куда нужно двигаться. Выручил Табун. Он схватил Эрика за руку и потащил за собой, по пути предупредив:

– Бери только мясное, но такое, что не требует дополнительной готовки, а из жидкости – соки. Ничего диетического. Понял?

– Да.

– Далеко не убегай, а то можешь не услышать часового, и тогда тебя прихватят полицейские. И внутри будь поаккуратней.

– Понял.

– Хорошо. А теперь вперед!

Эрик уже мог видеть и увидел он разбегавшихся в страхе немногочисленных прохожих да столь же малочисленных покупателей, решивших запастись продуктами с утра пораньше.

Магазин оказался большим супермаркетом. Выскочившую навстречу «крысам» охрану вырубили электрошоковыми дубинками, которые «крысы» прихватили с собой как раз для этого случая, отобранными у таких же охранников в прошлых набегах в других магазинах.

Эрик бегал по рядам, заставленным продукцией. Глаза прямо-таки разбегались. Наконец он нашел нужный прилавок и начал сгребать в мешок, который ему выдали еще на стоянке, все подряд.

11
{"b":"191402","o":1}