ЛитМир - Электронная Библиотека

‑ То же самое, что и все остальные. Надоело всё до зубовного скрежета! Достало так, что ничему уже не рад. Плюнул и решил, хоть к чёрту на кулички отсюда податься. Тем более, оказия с переходом этим подвернулась.

‑ Тогда ни с кем не заморачивайся первое время. Помогу определиться и снабжу информацией о том мире. Игорь с тобой?

‑ Нет, они с Ритой никуда не хотят перебираться. А вот их сын, Герка Санжар, со мной, помощником.

Вступительный протокол был соблюден и бывшие друзья обнялись. Обоим было что вспомнить…

…Когда‑то , в начале Перестройки, когда Старк уже вышел в отставку и решил пожить "нормальной жизнью", оба начинали с нуля и познакомились через заказ. Старк разрабатывал игры нового типа, а Шеллер создал по месту работы полиграфический кооператив. Он изготовил для Старка игровые поля "Космической Одиссеи" , размером 90х60, с припрессовкой. Вот эта припрессовка и оказалась некачественной и местами вздулась. Разборка проходила на первом этаже хрущёвской пятиэтажки, где, при тусклом свете, оба гипотетических олигарха будущего выясняли отношения. Они, соблюдая дресскод, были в джинсах и кроссовках, в футболках и кожаных куртках. Старк достаточно спокойно объяснил суть претензии, а Семён сделал мудрый шаг ‑ не стал крутить, а пообещал переделать весь тираж в 50 тысяч экземпляров за свой счёт. Именно такое отношение к делу и дало ему возможность создавать, а не воровать и выцыганивать. Впоследствии, через несколько лет, Старк бросил свой бизнес, перешедший в аналитический сервис, и уехал обратно в Ватикан. А Шеллер создал медиа‑империю, хотя теперь, получается, тоже бросил свой бизнес…

Полчаса спустя, взревев моторами, Шеллеровская стоянка перебазировалась поближе к палаткам Старка и Леру…

…Напряжённое ожидание постепенно усиливалось по мере ежеутренних сообщений об увеличении процента нестабильности. В одной из комнат домика для учёных были размещены два компьютера, оператор‑доброволец, микрофон и даже тревожная кнопка. Формально, при достижении цифры "75", должна была сработать сирена, но, на всякий случай, сигнал можно было продублировать вручную. Поэтому оператор, играя на втором компе в Сферу Судьбы, поглядывал время от времени на базовый. Сами учёные занимались усовершенствованием аппаратуры, правда дублирующего варианта устройства. Не хватало ещё, после новой переделки, остаться совсем без действующей аппаратуры.

Лагерь реконструкторов, имевших самый широкий представительский состав, от слесаря и дачника до зам.министра МЧС, постоянно посещался разнообразными визитёрами. Политики, рекламодатели, даже популярные модельеры ходили вокруг да около них. В один из дней, на свою голову, к ним заехал "на недельку" писатель‑фантаст Блинков, из Питера. Знаток истории, креативщик, ответработник ‑ он был ещё и прекрасным кулинаром. И по‑человечески хотел проводить своих друзей "в последний путь". А вот составить им компанию он не мог ‑ дома ждали жена и дети. Да и менять ничего не хотелось, по большому счёту, вроде бы всё было устаканено.

Один из реконструкторов, вице‑чемпион Европы по сабле, быстро наладил контакт с группой японцев. Мало того, что всё истинно японское грело ему душу, так ещё и по‑японски он шпрехал лучше, чем по‑татарски. Одного недавно прибывшего япошку, который оказался настоящим потомственным самураем, он опустил ниже городской канализации, раз за разом побеждая в спарринге на катанах.

Житейская мудрость проста, как ситцевые трусы: мало иметь оружие, нужно ещё и уметь им пользоваться.

Ажиотаж переноса, поддержанный мировым сообществом, приносил не только политические баллы политикам, но и реальные деньги. Производство флажков, маек, бейсболок и прочей мишуры на темы Оранжевого мира достигло пика, причём по всему миру. Рэпмены с удовольствием пели о том, как плохо жилось неграм на плантациях и как хорошо быть жителем параллельного мира. Знаменитая лондонская букмекерская контора принимала ставки по двенадцати позициям, включая попытку угадать "день хомяка". Слэнг ‑ вещь непредсказуемая и будущие сеттлеры, за свои нескончаемые попытки увеличить запасы, получили соответствующее название.

Неожиданную известность получил сайт некоего Егорова, где были описаны и Оранжевый мир, и Можайская Нестабильность и примерная схема развития ситуации. Кто‑то случайно наткнулся на него и моментально оповестил через интернет всех, кого мог: статьи и наброски Переноса были вывешены ещё три года назад! Самого блоггера найти пока не удалось ‑ он бомжевал где‑то в многомиллионном Лос‑Анджелесе.

…День "икс" начался с того, что "Справедливая Русь" учинила на поляне митинг. Активисты соорудили трибуну, установили микрофоны с динамиками. А через час подъехала делегация из самой Думы, чтобы осудить происки Министерства Обороны и попутно набрать предвыборные очки. На пятно прибыла "пара влияния": Ходынский ‑ самый демократичный демократ и лидер фракции "Справедливость" и Вадим Захаров ‑"дитя перестройки" и олигарх в одном флаконе. Пообщавшись с народом и дождавшись телевизионщиков, "главный демократ" взобрался к микрофонам.

‑ Господа! Мы все свои усилия направляем на создание правового государства! И мы не позволим….

Никто не задумывается над тем, что, когда биополя сотни людей входят в единую фазу под влиянием какого‑нибудь "камертона", увеличивается амплитуда и создаётся резонанс. И суммарная мощь биоэнергии может дать толчок необратимым процессам в какой‑нибудь зоне нестабильности. Совпадение случайностей дало неожиданный эффект.

‑ В чём дело?! Почему отключили аппаратуру?!

Возмущённый голос партайгеноссе утонул в едином выдохе. Воздух в радиусе несколько сот метров как бы сгустился, по периметру заплясала переливающаяся "плёнка". Создалось такое впечатление, как будто все оказались в прозрачном мыльном пузыре.

Начался Перенос…

Леру, собирайся, а я пока запрягу лошадей. Бичи, шустро грузите своё барахло и запрягайте скакунов. Эй, народ, толковище закончилось, переход начался! отдавал команды Старк.

А почему без предупреждения? Ведь всего семьдесят четыре процента на хроноиндикаторе было! послышались возмущённые голоса "друзей по несчастью".

Да какая теперь разница? У вас ещё есть минут пятнадцать‑двадцать, чтобы привести себя в "боевую готовность".

"Перенос, с котором так долго боролись демократы, свершился!" Только, вместо Ильича, на трибуне Ходынский, и решимости в нём куда как поменьше. Впрочем, и народу сейчас не до того. Все оглядываются в полном ошеломлении, или бегают, сами не зная куда и зачем. А вокруг вместо привычно раскинувшегося простора с родными для глаза берёзами их обступали стволы соснового леса. Даже воздух здесь имел совершенно другой запах свежести и нагретой солнцем сосновой смолы.

Старк, не обращая внимания на вопли мечущихся в панике людей, спокойно запрягал лошадок. Отважные первопроходцы, потеряв голову, метались, как чижики при появлении кошки. Некоторые, впрочем, наоборот, не двигались с места. Страх иные ноги пригвождает к земле, иным же придаёт крылья. А по границе "пятна", бросая на толпу цветные блики, плясала радужная вакханалия.

23
{"b":"191403","o":1}