ЛитМир - Электронная Библиотека

Жителям обеих деревень сообщили, что в Мерле открывается учебное подразделение "тигрят". Желающие могли сдать вступительные тесты, пройти трёхдневный тренировочный отбор и, если соответствовали, их принимали на обучение. Возрастной минимальный лимит составил двадцать лет. Совсем молодых просили не беспокоиться, непонятно почему…

‑ Ну что, внедрение закончено, белый господин? ‑ по‑утреннему улыбался Леру, ‑ Пора на лаврах поваляться.

‑ А в глаз? ‑ поинтересовался Старк, вышедший во двор, ‑ Эх, надо бы великий поход на север учинить.

‑ Знаю я твои походы, ‑ не унимался Леру, ‑ все будут старательно стараться, а ты на печке лежать и пузо чесать.

Любопытный, как кошка, Клико уже вертелся рядом. Заработанные деньги жгли карман. Ещё вчера, когда бочонки и мешки с золотом переходили из рук дающих в руки загребущие, он мучился с выбором. То ли открыть счёт в банке, то ли отправить отцу, то ли купить что‑нибудь эдакое? Причём, каждый вариант требовал личного участия, а занятий никто не отменял.

Отряд готовился к переезду обратно в замок, чтобы припрятать покрепче герцогские денежки, а также продолжить тренировки в ожидании очередной вводной. "Великий поход на север" мог оказаться чем угодно, поэтому лишняя информация не помешала бы.

‑ Ладно, я наверное съезжу в Борг, ‑ пояснил Старк, ‑ Теокриф и Марк поедут со мной. А всяким там Леру, за разглашение пузочесательных секретов, придётся поруководить набором новичков и тренировками.

"Разговорчики в строю" были прерваны звуком хорна, сигналящим с северного въезда в село. Видимо, прибыл какой‑то важный гость и предупреждал о себе. Странным было то, что прибывший подъехал хотя и по Дороге Древних, но с "нежилой" стороны, через заброшенные лесные массивы. Впрочем, долго гадать не пришлось ‑ через несколько минут появились гости под штандартом короля, где на красно‑белом фоне дронг в металлизированной броне грозил окружающим палицей.

Странно, что ни у кого на гербах и знамёнах не было изображений великих мыслителей или художников, в крайнем случае, "соборов Богоматери". Кто мешает на боевом знамени изобразить эдакого Леонардо да Винчи, рисующего по памяти портрет своей покойной матушки. Там же можно расположить и натурщицу, мону Лизу Джоконду, сидящую на табуретке. Да любой враг разбежится, чтобы не связываться с теми, кто имеет такие знамёна. По крайней мере, чтобы не заразиться стойкой шизофренией!

Герольд подъехал к любопытным и торжественно доложил:

‑ Личный представитель Его Величества Пью Первого, виконт Джеффри Вархинкль! Прибыл для защиты интересов короля на территории к востоку от реки Амьен.

Затем, смягчив тон, благожелательно спросил:

‑ Нам нужен староста деревни и некий мессир Старк. Для них имеются пакеты из канцелярии короля.

Мэтр Леон представился и представил Старка, после чего герольд, оказавшийся заодно и секретарём виконта, передал обоим "пакеты из центра". Старку достались официально заверенные бумаги на владение Чёрным замком, Фортом и прилегающими землями. Старосте не столь повезло ‑ в его пакете были инструкции по обихаживанию высокого гостя и его эскорта. Хорошо, что количество официалов было небольшим. Виконта, разукрашенного в изумрудно‑оранжевые цвета, сопровождали секретарь, оруженосец, двое слуг и повар в одежде, ярко разукрашенной в цвета Вархинклей. И десяток красно‑белых латников, возглавляемых таким же десятником.

Представитель короля что‑то шепнул секретарю и тот сразу перевёл с высокомерного на обыденный деревенский:

‑ Его светлость решил расположиться в ближайшем замке.

‑ Так это в Амьен надо ехать, ‑ просветил прибывших Леру, ‑ там свободный замок есть. Рыцарь Домингес им всё равно не пользуется.

‑ Но у вас же здесь недалеко есть Чёрный замок? Сделайте ремонт и мы, так и быть, там расположимся.

‑ Благодарю за одолжение, но Чёрный замок принадлежит мне, ‑ вмешался Старк, ‑ согласно вами же привезённых бумаг. А гости мне не нужны, я уж как‑нибудь самостоятельно поодиночествую.

Виконт поморщился, но вступать в пререкания с быдлом не стал, он всё‑таки приехал из столицы королевства. Отдав указания приготовить обед он, через секретаря, пообщался со старостой, чтобы определиться с жильём. Бесхозные особняки Мерля были уже раскуплены "тигрятами" и в них скоро должен был начаться ремонт. Дома поплоше людей короля не заинтересовали, поэтому, для престижа, действительно решено было перебраться в Амьен. Тем более, что оттуда было ближе к местечковой "цивилизации" ‑ виконт, по молодости лет, не собирался отираться в сельской местности. Его больше интересовало перебраться в Борг со своей свитой, а для "хозяйского пригляда" он хотел оставить королевского десятника, которого в пути крепко невзлюбил, да парочку латников впридачу. Благо жизнь в Борге оплачивалась казной по очень высокому уровню, включая отстёгивания писцу, непосредственно контролирующему данный финансовый ручей.

Само назначение Джеффри Вархинкля было всего лишь "временным отступлением". Серьёзно набезобразившему в столице молодому повесе нужно было схорониться на время где‑нибудь подальше, пока неприглядная история не забудется. Влиятельные родственники подсуетились, проплатили кому надо, и припрятали своё сокровище подальше в глубинке. А сами, тем временем, выправляли ситуацию всеми правдами и неправдами.

После обеда полпреды выехали в Амьен, а Старк отдавал последние "распоряжения по подъезду", чтобы назавтра отбыть в командировку…

Глава восьмая.

Дом построим ‑ будем жить…

Через два дня, "тигростарки", в составе одной повозки и двух всадников уже вьезжали в Аргент. Постоялых дворов хватало, потому с размещением проблем не было. Старк, оставив молодых, сразу отправился в канцелярию графа, где оставил заказ на работников‑строителей и объявление о вступительных экзаменах в школу охотников, в Мерле. После чего посетил Первый Горный банк, проведя переговоры об открытии счетов. Рекомендации от Алефа и Сильмара были приняты "на ура" и банкиры, так и быть, согласились принять золотишко. Пришлось ехать на постоялый двор, забирать повозку и Марка с Теокрифом в придачу. После чего каждый заполучил свободное время до завтрашнего утра.

Вывеска новомодного чайно‑кофейного заведения "Stimulus" была окаймлена гибким бичом, ничего общего с названием не имеющим, зато отражающим бывший социальный статус его хозяев. Посетители скрипели зубами от цен, но исправно посещали кофейню ‑ это в Аргенте считалось мероприятием статусным. И снаружи, и в помещении стояли лакированные столики и струганные лавки, чистые и гладкие. Внутри не было ни кухонного смрада, ни запахов жира, ни грязи: только кофе, чай, булочки и тортики.

Главный "стимулус", увидев входящего Старка, сразу расцвёл и пригласил за "козырный" столик в углу, для самых‑пресамых ‑ из пластика, с алюминиевыми ножками. Обоим хотелось поболтать и обменяться новостями, всё‑таки два месяца не виделись.

43
{"b":"191403","o":1}