ЛитМир - Электронная Библиотека

‑ Сам поделишься или клещами вытаскивать? ‑ начал Старк.

‑ Клещи не надо, наслышаны о ваших хулиганствах, ‑ подыграл Лёха, ‑ здесь только глухонемые ваш рэкет не обсуждают.

‑ Вообще‑то мы мирные бронепоезды, стоим себе на запасных путях и никого не трогаем.

‑ Эх, нам бы кто золото караванами вёз, ‑ размечтался "главный кофейник", ‑ мы бы тоже тихонько в углу сидели.

Бичам жаловаться было грешно, они сразу распродали свои рессоры, а ту, что была от К‑700, даже выменяли у эмира Хусена на поставки кофе из Эмирата. Жареного, в бобах, через тридевять земель. Заодно эмир, за дополнительные поставки, даже вошёл в долю на десять процентов. В охрану к ним прибился омоновец Генка, который сбежал с "пятна" с цинком патронов для "калаша", в первый же день. Практичный и деловой, он сразу нашёл общий язык и с бичами и с сержантом местного патруля городской стражи. Местная шпана и "авторитеты", мгновенно сообразили что к чему и не стали даже пытаться подгрести под себя "чайхану".

Другие изумрудники тоже потихоньку искали ниши выживания, правда с переменным успехом. Практически в первые дни, более двух десятков попаданцев были разобраны представителями Большой Тройки архимагов: Стефаном, Лори и Крайтоном. Попутно, ещё полтора десятка были уведены какими‑то непонятными людьми. Ходили слухи, что это чёрные маги "рыбку ловили", но подтверждений не было. С учётом огромной ценности людей, биологически способных к магии, да ещё прекрасно образованных, сразу стало понятно, кто помогал спонсировать ажиотаж с Переносом.

Удачно обустроился рэпмен, который проконсультировался у Леру и перестроил свои песнопения. В принципе, писать баллады и переводить изумрудные песни на "готик" оказалось прибыльным делом. Он даже взял себе в помощники того безголосого барда, который, на удивление, оказался классным ударником. Заодно, в Мерле, они провели кастинг, на котором выявили "оранжевую агузарову" с мощным голосом и очень музыкальную от природы. Теперь это трио было нарасхват, а гонорары зашкаливали за все возможные допуски.

Старк, поднабравшись информации, вернулся на постоялый двор. Там, в таверне, любопытствующие пытали Марка по поводу убийства зоргха. "Ответчик" пытался объяснить, что он‑де не виноват и зоргх сам порезался в трёх местах.

Теокриф вернулся поздно вечером, умудрившись по дороге свернуть шеи парочке лихоимцев ночной поры. "Тигриные" шевроны потихоньку начали наживать авторитет.

Утром троица налегке отправилась в Борг, в надежде навестить ГРУшников и филиал Службы Ликвидации. Теокрифа отправили к маркизу де Лякруа засвидетельствовать почтение, а тот, в свою очередь, пригласил "гостей столицы" в популярный игровой салон, где собиралась почтенная публика. Приглашение было прислано на вечер, поэтому днём Старк забрал Лефевра и поехал в местное отделение Службы Ликвидации Святой Церкви. Марк, как новоиспечённый боец "невидимого фронта", был внесён в реестр и получил призовые и помесячные наградные. Кроме того, ему был выделен эльфийский жеребец с парой таких же лошадей и персональная, того же изготовления, повозка. Вообще, непонятно почему, но скотина "от эльфов" была нарасхват. И не столько из‑за удойности, мясистости и шерстистости, сколько благодаря удивительному послушанию и исполнительности. Странно, но и эльфийские бараны были вполне разумными, даже по сравнению с двуногими сапиенсами.

Особенной ценностью был Медальон Ликвидатора, превосходивший Медальон Воина по всем позициям ‑ как по вместимости, так и по количеству характеристик. К тому же, он был весьма обильно заряжен заклинаниями одноразового и многоразового использования, срабатывавших даже без обращения со стороны владельца, автоматически. В центре медальона, на синем кристалле, светилась набольшая цифра "1", означавшая количество поверженных "черняков". Маг, забитый Марком, хоть и был медальонником, но слабоват, согласно спискам Службы. Руководитель отделения, старший рыцарь Орвилл, выписал грамоту, которая гласила, что Марк Лефевр отныне имеет статус Рыцаря Святой Церкви. Последним подарком был полный комплект брони и оружия класса "усиленный артиг", включая прекрасный арбалет "крайст" с ящиком болтов к нему и мешочком усиленных разнофункциональных наконечников.

Парадный выезд "тигростарков" с постоялого двора стал весьма заметным событием. Марк и Теокриф, в парадных тёмно‑синих камзолах с шевронами и в шляпах с перьями, смотрелись эффектно среди серой толпы постояльцев. Лёгкий кабриолет с изящными лошадьми ожидал гуляк у входа. Даже Старк не портил картину своей сутулостью, потёртым серо‑зелёным кафтаном и любимым стэтсоном. Вот только возле салона, вся нарядность моментально испарилась на фоне посетителей, которые сами были обуты и одеты по последней моде ‑ в яркие вечерние расцветки. Салон Кауфмана посещали лишь сливки общества, по персональным приглашениям или в качестве чьих‑нибудь гостей.

Сам владелец, ростовщик высочайшего уровня, был очень грамотным психологом и вёл свои дела весьма светски ‑ мягко и ненавязчиво. Часть доходов он вкладывал в коллекционирование диковин и редкостей, а салон создал для соответствия имиджу. Прибыль от этого заведения шла на благотворительные цели. По крайней мере, видимая её часть. Должники настолько тихо погружались в кабалу, что даже не замечали этого, считая что кредитование будет вечным и безболезненным. Кауфман, воспользовавшись моментом, выкупил права на долги фон Хорна, рассчитывая, со временем, тихо‑мирно заполучить баронство. Конечно, только ради титула. Нужно было, всего‑то и делов, дождаться нужного момента, когда никому не будет дела до опального барона.

А ещё он играл иногда в кости со своими гостями: иногда немного выигрывал, время от времени много проигрывал. Изредка использовал заветный набор костей, изготовленный мастеровитым гномом из Ферриады. Пара кубиков обошлась в два бочонка золота, но давно уже окупила себя, принеся реденькие выигрыши особо ценных и безумно дорогих диковин. "Аристократичный ростовщик" не унизился бы до простого жульничества со смещённым центром тяжести в костях или иными мелкими прибабахами. Его пара была насыщена "принимающей" магией на 77 "счастливых" бросков и засечь хитрость было невозможно ‑ управление кубиками велось силой духа "на вход".

Сегодня мечты Кауфмана вились вокруг дюжины гоблинских кафтанов "улькер". Они были изготовлены более полутора тысяч лет назад, а пошил их знаменитый мастер Тыргон, из шкуры чёрного дракона. В довершение ко всему, сия одёжка была простёгана волокнами дерева Арчер и усилена магией гоблин‑доро. Девять кафтанов исчезли примерно семьсот лет назад на Драконьем плато, вместе с хозяевами‑драконоборцами. Один хранился множество лет в семействе магов Лори, ещё один был вывезен капитаном Андре Саша из земель Отринутых Гоблинов, пять лет назад. Капитан потерял весь свой полутысячный отряд, вернувшись с одним адъютантом и одним "улькером". Адьютант умер через три недели, а капитан жил в лечебнице святого Нана в состоянии тихого помешательства, но всегда одетый в кафтан. Император Генрих Великолепный учредил содержание больного и обеспечил охрану национальной ценности. Двенадцатый кафтан был, по слухам…

Размышления мэтра Кауфмана были прерваны на самом интересном месте. Да уж, мечты его иногда материализовались, но не столь же явно? Двенадцатый кафтан входил в зал! А внутри него ‑ высокий брюнет, в сопровождении эскорта из двух телохранителей. Ростовщик получил уникальный шанс, который было просто преступно упускать.

44
{"b":"191403","o":1}