ЛитМир - Электронная Библиотека

Главным в любом поединке является психологическое давление на противника, поэтому опытный боец‑герой, после поданного сигнала, медленно опустил забрало и спокойно, но твёрдо потянулся к мечам. И даже почти дотянулся, когда Луциус, выхватив из подмышечной кобуры "Тайзер", выстрелил прямо в забрало. Разряд в пятьдесят тысяч вольт шарахнул Вильямса через металл и тот упал, потеряв сознание. Луциусу осталось лишь подбежать, перевернуть супербойца на спину, раздвинуть на шее всё мешающее и побыстрее перерезать горло грозному сопернику, пока тот не пришёл в себя.

Ошеломлённые стражники каравана даже не знали, как реагировать ‑ всё было по правилам. Леру, так же по правилам, выяснил, где повозка и лошади "героя империи" и перевёл их к своему мини‑обозу. С самого Вильямса сняли козырный доспех, оружие, кошель, амулеты и медальоны, сложили в его же повозку, после чего заказали обед "на природе". Всё, упакованное в корзины, разложили возле повозок и схрумкали с чистой совестью, после чего уехали подальше от любителей поживиться за счёт слабых. Только за пределами деревни Луциус наконец‑то спросил у Леру:

‑ Почему Старк дал "Тайзер" именно мне? И зачем ты подтолкнул меня на крыльце?

‑ Понимаешь, к нам никто не приставал всю дорогу, ‑ рассмеялся наставник, ‑ а Старку так хотелось попробовать этот разрядник в деле.

‑ Я всё понял, ‑ сказал Луциус, ‑ вы сами беспредельщики и из нас таких же делаете.

Правда, даже высказанная вслух, мало что меняет в жизни. Луциус мог бы уйти в отставку в двадцать один год очень богатым человеком, но не очень‑то этого и хотел. А на следующий день, когда парни въезжали в Мерль, все излишние мысли улетучились. Отсидеться, спрятавшись от жизни, можно, но в старости нечего будет вспомнить. И зачем тогда нужна такая старость?…

…Чёрный замок опустел на десять дней ‑ всех курсантов разогнали по отпускам, так как они это заслужили. Сэру Шарлю и Клико вообще выделили две недели ‑ их семьи жили достаточно далеко, за Боргом. Рыцарь и его оруженосец, запасшись сменными лошадьми, уехали по северной Дороге и через четыре дня прибыли в замок Блуа. Встреча была достаточно странной: оба уже привыкли думать и действовать по‑новому, а родители и знакомые по‑прежнему думали о них, как о взбаломошных юнцах, начитавшихся рыцарских романов. Хотя, безусловно, возникло множество вопросов из‑за бродящих по герцогству слухов.

‑ Значит оба теперь стали рыцарями? ‑ посмеивался барон де Блуа, хитро перемигиваясь со своим старшим латником, отцом Клико, ‑ Глядишь и мы по дополнительной пенсии получим? Говорят, вы там чёрными магами промышляете, может поделитесь?

‑ Мне бы тоже ранг от Святой Церкви не помешал бы, ‑ ехидничал Клико‑старший, ‑а то грехов накопилось столько, что в исповедь не вмещаются.

Оруженосец, прошедший "школу Леру", быстренько поставил предков на место:

‑ Батюшки, вы сначала по несколько дронгов забейте, а потом получите право на черномагов охотиться.

"Забивание дронгов" оказалось веским доводом и привело, после бурных дебатов класса "врёте, небось", к пари: решено было назавтра устроить охоту на местного зоргха. Наглость конечно несусветная, но "детей" понесло (сказался не до конца изжитый романтизм). А "стариков" поведение сыновей задело за живое. Против молодецкой забавы были только обе матушки: не хватало ещё, чтобы сыночки были ранены или, не дай бог, убиты ради красного словца. Ладно бы за великое дело или за честь и достоинство, на на дурацкой охоте…

В остальном блудные сыновья порадовали родителей: и своими эльфийскими жеребцами, и высококачественными доспехами, и внешним видом и даже натренированной недюжинной силой. А уж когда Шарль в учебном бою обезоружил сразу пятерых латников барона ‑ скупые одобрения прозвучали со всех сторон. Хотя этот трюк был не самым сложным: у рыцаря, благодаря постоянным напряжённым тренировкам, да ещё по спец.методикам, намного выросла скорость, как реакции, так и передвижения.

А вечером, дважды рыцарь уединился с сестрой своего верного оруженосца и долго с ней шептался о чём‑то, интересном только им двоим. После чего девушка не менее долго шепталась с матерью, а та, в свою очередь, о чём‑то шепталась с мужем. Повсеместные шептания окончились только с ранним солнышком и группа спорщиков‑антидронгистов выехала в одну из подопечных деревень, где дронги пожрали всю капусту. Местные жители, обозлённые и напуганные одновременно, показали откуда приходили травоядные динозавры.

Небольшой отряд помчался за поглотителями капусты в надежде догнать их и, хотя бы, высказать всё, что накипело за долгие годы. Биться с дронгами люди барона не собирались, зная, что это практически бессмысленно. А вот утереть нос сыновьям хотелось от всей души, благо латники были предупреждены, чтобы в последний момент оттащить "героев" подальше от капустоедов.

Три дронга‑расхитителя были найдены возле водопоя и на свою беду развернулись лицом к охотникам. Два из них сразу заполучили по гномскому взрывающемуся наконечнику в горло, после чего спешившийся Клико, наплевав на сверхускоренную регенерацию "дичи", деловито поотрезал обоим головы. Третьим дронгом занялся Шарль ‑ ему как раз хотелось попробовать технику работы палицей на движущемся сопротивляющемся объекте. Медленная, но грозная двухметровая животина имела слабость ‑ большой развитый мозг, подлежащий, по определению, сотрясениям, хотя и тупой.

Быстрый Шарль наносил мощные удары по голове дронга двадцатифунтовой дубиной и бой кончился закономерно: дронг потерял сознание и рухнул на землю. Осталась мелочь, которую доблестный сын предложил реализовать ошарашенному отцу ‑ отрезать голову чудовищу.

Барон спрыгнул с коня, подошёл и с помощью старшего латника отделил голову динозавра от туловища.

‑ Ваша милость, а ведь сыновья поставили нас на место, ‑ прокомментировал Клико‑старший.

‑ Да уж, научили уму‑разуму, ‑ поддакнул барон, ‑ Шарль, сын, ты извини за наше недоверие. Как‑то неожиданно всё это…

Притихшие латники окружили поверженных чудовищ. Их смутило не то, что неубиваемые обычно дронги были убиты, а то, с какой лёгкостью с ними расправились ученики охотничьей школы изумрудника Старка. Да не какие‑нибудь приезжие, а свои, знакомые с младенчества. Баллады обычно слагают о незнакомых и далёких "сэрах Кларках", а не о вчерашних мальчишках, которые вечно мешались под ногами на своём дворе и бредили о подвигах.

Местного зоргха решили не искать, головы дронгов упаковали в мешки, а тела потащили волоком на верёвках. Деревня была недалеко и там уже добычу перегрузили на телеги и, исполнив долг барона по защите трудового крестьянства, отправились в Блуа. Весь обратный путь был насыщен расспросами и обсуждениями методик подготовки, качества и видов вооружений и брони и прочих интереснейших мужских тем.

На следующее утро в Мерль отправился срочный гонец с докладом, так как продавать дронгов без Старка молодые люди отказались, не объяснив, правда, почему. Коммерческие секреты не менее важны, чем военные. Особенно, когда дело касается собственного кармана…

53
{"b":"191403","o":1}