ЛитМир - Электронная Библиотека

Сесиль положила трубку и откинулась на спинку кресла. Затем позвонила Нэшу. Тот явился. В трауре он напоминал головку сыра «Стилтон».

– Нэш, – начала она, – через десять минут к нам прибудет полицейский чин из Скотленд-Ярда. Это по поводу предстоящих похорон. Я хочу поговорить с ним. Если в это время придет мисс О’Каллаган, скажите, что я не могу ее видеть. Когда полицейский явится, проводите его сюда.

– Слушаюсь, миледи, – тихо произнес дворецкий и удалился.

А Сесиль О’Каллаган перешла в комнату, где лежал ее муж, дожидаясь своего последнего путешествия по Уайтхоллу. У гроба маленькими золотыми плюмажами у головы и в ногах покойного трепетали огоньки свечей. Большая комната была богато украшена цветами. Пахло как на тропическом острове, хотя в комнате царил леденящий холод. Поодаль от гроба стояла на коленях монахиня из церкви, где О’Каллаганы были прихожанами.

На мгновение вдова опустилась на колени, небрежным движением перекрестилась, затем поднялась и посмотрела на мужа.

Дерек О’Каллаган выглядел впечатляюще: густые брови, черные волосы, крупный нос подчеркивали бледность его лица. Чопорно сложенные крест-накрест руки покорно прижимали распятие к крутому изгибу груди. Жена, почти такая же бледная, как и муж, смотрела на покойного. Никто бы не догадался, о чем она думает. Она просто смотрела на мертвое лицо. Где-то в отдалении открылась и закрылась дверь. Сесиль отвернулась от гроба и вышла из комнаты.

В холле Нэш мрачно принимал шляпу и зонт у высокого, крепко сложенного мужчины.

– Инспектор Фокс, миледи.

– Извольте пройти сюда.

Она провела полицейского в кабинет. Нэш успел развести в камине огонь, и Сесиль протянула к теплу свои тонкие пальцы.

– Присаживайтесь. – Они устроились друг против друга, и инспектор Фокс ждал с почтительным вниманием. – Я пригласила вас сюда, поскольку считаю, что моего мужа убили.

Фокс некоторое время грузно и неподвижно сидел молча и мрачно смотрел перед собой.

– Печально слышать, леди О’Каллаган, – наконец произнес он. – Звучит серьезно.

По части сдержанности Сесиль явно нашла себе достойного собеседника.

– Разумеется. Я бы не вызвала вас, если бы не имела вещественных доказательств, которые готова предъявить. Полагаю, полиция осведомлена о деятельности людей, на борьбу с которыми направлен законопроект моего мужа против анархизма?

– Нам о них многое известно.

– Муж получал много писем с угрозами, которые, как мы полагали, приходили от этих людей. Я хотела, чтобы он показывал письма полиции, но он отказывался.

– Мы знаем об этом из другого источника, – заметил Фокс.

– Вероятно, от премьер-министра?

Полицейский спокойно посмотрел на нее и промолчал.

– Письма здесь, – продолжила леди О’Каллаган после паузы. – Я желала бы, чтобы вы их прочитали. – Она взяла бумаги со стола и протянула полицейскому.

Тот извлек из внутреннего кармана очечник и надел очки в золотой оправе. В них он выглядел очень солидно. И так же солидно читал письма, аккуратно кладя их одно поверх другого. Закончив последнее, сложил вместе свои огромные ладони и произнес:

– Да, они обычно пишут нечто подобное.

– А теперь прочитайте вот это. – Она протянула ему письма от Джона Филиппса и Джейн Харден.

Полицейский прочитал их так же внимательно.

– Сэр Джон Филиппс – тот самый хирург, который оперировал моего мужа. Второе письмо, как я понимаю, от медицинской сестры из его больницы.

– Вот как? – вежливо отозвался Фокс.

– У моего мужа развился перитонит, но, по моему мнению, он скончался от отравления.

– И это мнение сложилось у вас благодаря письмам? Этим двум или другим?

– Не знаю. Однако склонна считать личные письма более весомыми. Их авторы явно угрожали жизни мужа.

– Да, выражения весьма недоброжелательные.

– Я хочу, чтобы было проведено расследование.

– Понятно, – кивнул Фокс. – Должен вам сказать, леди О’Каллаган, что это очень серьезное дело.

На щеках Сесиль появился легкий румянец. Другая на ее месте скорее всего завизжала бы, а эта лишь заметила:

– Разумеется, серьезное.

– Поймите: прежде чем будет отдан приказ на проведение расследования, коронер, который и отдает такие приказы, захочет кое в чем убедиться. Как обстоят дела со свидетельством о смерти?

– Что вы имеете в виду?

– Оно подписано?

– Да.

– Сэром Джоном Филиппсом?

– Не знаю. Вероятно. Хотя не исключено, что его подписал ассистирующий хирург мистер Томс.

– Так. Проанализируем ситуацию: мистер Томс – известный хирург, сэр Дерек – влиятельный пациент. Мистер Томс, прежде чем поставить подпись на свидетельстве о смерти, обязательно предпринял бы все предосторожности. Полагаю, коронер посчитает данный документ достаточным.

– А как же угрозы? Не сомневаюсь, что мужа убили! Я требую расследования.

Фокс задумчиво посмотрел на огонь.

– Возможно, вы пожелаете, чтобы я сам позвонил коронеру и изложил суть дела?

– Конечно, если вы возьметесь.

– Было бы лучше, если бы вы могли сообщить, кто точно подписал свидетельство о смерти.

– Это должен знать секретарь мужа, мистер Джеймсон. На три часа у него назначена встреча с премьер-министром.

– Сейчас без пятнадцати четыре.

– Я позвоню ему в парламент, – сказала Сесиль и принялась набирать номер.

Ей потребовалось время, чтобы разыскать Рональда и задать ему вопрос.

– Это был Томс? – спросила она в трубку. Ответ секретаря явственно прозвучал в комнате. – Спасибо. Вы обсудили это дело? Ясно. Нет, полагаю, что не надо, мистер Джеймсон. Я напрямую связалась с полицией.

Леди О’Каллаган повесила трубку и сообщила Фоксу, что свидетельство о смерти подписал Томс.

Полицейский позвонил коронеру и долго, приглушенно с ним разговаривал. Коронер что-то отвечал, и его голос звучал взволнованно. Леди О’Каллаган внимательно слушала и барабанила пальцами по ручке кресла – жест для нее прежде немыслимый. Наконец Фокс разъединился.

– Все, как я и предполагал. Он говорит, что не может вмешиваться.

– Следовательно, мне придется обращаться напрямую к премьер-министру.

– Я бы не стал этого делать, леди О’Каллаган. Во всяком случае, пока, – посоветовал Фокс. – Если позволите, я переговорю со своим начальником, старшим инспектором уголовной полиции Аллейном.

– Аллейном? Мне кажется, я о нем что-то слышала. Он ведь… – Сесиль О’Каллаган чуть не допустила промах и не сказала: «Он джентльмен». Видимо, действительно так разволновалась, что была на грани подобной оплошности.

Инспектор Фокс ответил просто:

– Да, он довольно известен. Высокообразованный человек. Я бы сказал так: не похож на меня.

Щеки Сесиль опять порозовели.

– Я благодарна вам за хлопоты, – произнесла она.

– Это наша работа, – ответил инспектор Фокс. – А теперь, леди О’Каллаган, извините меня, я должен идти. Немедленно переговорю со своим начальником и, если позволите, покажу ему письма.

– Показывайте.

– Благодарю. Всего хорошего.

– Не хотите ли что-нибудь выпить, перед тем как уйдете?

– Нет, спасибо. Вы очень любезны. – Детектив подошел к двери, обернулся и слегка поклонился. – Позвольте выразить вам мои соболезнования. Это большая потеря для нашей страны.

– Спасибо.

– Всего доброго, леди О’Каллаган.

– Всего доброго, инспектор.

Старший инспектор уголовной полиции Аллейн

Пятница, двенадцатое. День и вечер

– Привет, Братец Лис, – произнес Аллейн, оторвав взгляд от стола. – Куда это вас носило в вашем новом котелке?

– Ходил в гости к Снежной королеве, – ответил инспектор, проявив неожиданную фантазию. – Только имейте в виду: если я сказал «Снежная королева», то не имел в виду кокаин.

– Да ну? А что же вы имели в виду? Садитесь, покурите. Вы, кажется, взволнованы?

– Так и есть. – Инспектор посерьезнел, достал и прочистил трубку и важно посмотрел на начальника: – Я навещал жену покойного министра внутренних дел.

10
{"b":"191421","o":1}