ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю, ваше высочество. — Ее рука была как каменная.

— О вашем багаже позаботятся. — Он вдруг широко улыбнулся, не скрывая больше своей радости. — Мои помощники устроят прибывших с вами в отеле.

— Вы очень добры.

В ее голосе позвучал едва скрытый сарказм или, вернее, желание задеть. Александр надеялся, что больше никто этого не заметил.

— Это не более чем естественное желание сделать ваше пребывание приятным, — сказал он. — Прошу вас, идемте со мной. — Репортеры, которые окружили их, хотели двинуться следом, но он сделал им знак остановиться. — Мисс Гамильтон ответит на все ваши вопросы завтра утром на пресс-конференции. Сейчас она нуждается в отдыхе после долгого перелета.

Несколько самых настойчивых репортеров продолжали их преследовать, но Александр взял Еву за руку и увлек за собой.

— Ваше высочество, — она пыталась сопротивляться, — мне, пожалуй, лучше остаться вместе с труппой.

— У вас есть помощники?

— Разумеется. — Она вынуждена была ускорить шаг, чтобы успевать за ним. Он буквально тащил ее.

— А помощники для чего нужны? — Он ощущал, как напряглась под красным жакетом ее рука. У нее сильные руки, он это знал, но какими нежными они могут быть, когда она обнимает его. — Благоразумнее будет поскорее направиться во дворец, подальше от этой толпы.

— Я могу с ними справиться. — Ева решительно остановилась. — Я все-таки поеду в отель. До ужина во дворце есть еще несколько часов.

— Но зачем вам ехать в отель? — Они остановились у бокового выхода терминала, так было запланировано заранее службой безопасности. Их ждал лимузин. — Не волнуйтесь, ваш помощник и мои люди устроят актеров и весь штат должным образом.

— Все это очень хорошо, — Ева вынуждена была сесть в лимузин, чтобы не устраивать сцен на публике, — но мне хотелось бы поскорее распаковать вещи и отдохнуть. Наши деловые обсуждения подождут до вечера.

— Разумеется. — Александр сел рядом и сделал знак шоферу.

— Зачем вам провожать меня в отель, когда я могу поехать вместе с остальными?

— Вы остановитесь во дворце, а не в отеле. Все уже устроено.

— Отмените. — Минутная слабость прошла, она снова обрела уверенность и самостоятельность. — Я остановлюсь в отеле вместе с моими актерами.

— Но это будет неудобно для вас и для меня. — Александр нажал кнопку бара. — Хотите чего-нибудь выпить?

— Нет, не хочу. Я хочу знать причину, по которой вы меня похитили.

Александр налил себе стакан минеральной воды и подумал, что она способна как никто другой его рассмешить.

— Сильно сказано, Ева. Мой отец очень удивится, узнав, что приглашение остановиться во дворце может быть истолковано как похищение.

— Ваш отец здесь совершенно ни при чем.

— Но это он просил меня пригласить вас. В отеле тоже будут приняты особые меры предосторожности и выставлена охрана.

— Но почему?

— Сейчас наступили нелегкие времена.

— Я уже слышала это несколько месяцев назад от вашей сестры. Но это лишь еще один довод в пользу того, что я должна быть со своими товарищами.

— Я понимаю. Не волнуйтесь, мы постарались сделать все, чтобы в отеле было абсолютно безопасно. Но согласитесь, как правильно считает отец, что вы — другое дело. Ваша тесная связь с нашим семейством известна, поэтому мы предпочитаем, чтобы вы жили у нас. Есть и другая причина — отель будет постоянно забит репортерами и фотографами все последующие несколько недель. Вам это доставит неудобства. И еще, последнее. Надеюсь, это убедит вас больше всего — мой отец в восторге от вас и хочет, чтобы вы были его гостьей.

— Вы так ставите вопрос, что отказ сделает из меня неблагодарную и невоспитанную американку.

— Именно. — Александр снова улыбнулся и поднес к губам стакан с водой.

— Что ж, хорошо. Вы меня убедили, и я принимаю ваше приглашение. Пожалуйста, налейте мне диетической содовой с кофеином.

— Вы устали, перелет был утомителен.

Ева не стала отрицать очевидного, глядя, как принц кладет лед в минеральную воду.

— Пару недель перед полетом я почти не спала, была занята с утра до ночи приготовлениями. Бесконечные репетиции, прослушивания, оформление бумаг, совещания и прочее. Оказалось, что мои люди должны перед турне пройти проверку на благонадежность. — Она машинально теребила цветок в петлице. Александр, заметив это, нахмурился. — Мы взяли двух новых актеров, и пришлось их проверять.

Ева взбодрилась. Кофеин оказал свое действие.

— У вас были сомнения?

— О, у меня была масса сомнений и волнений перед отъездом. — Она высвободила ноги из туфель, почувствовав легкость и не отдавая отчета в своих действиях. — Но я довольна результатом. Двое новеньких хороши: инженю прямо из театральной школы, очень талантлива. Я дам ей роль второго плана в спектакле Нейла Саймона. А Расс Тальбот — профессионал, он много играл в небольших театрах, время от времени его приглашали на Бродвей. Нам повезло его нанять. Я хочу дать ему роль Брика в «Кошке на раскаленной крыше». Это наш первый спектакль. — Она сделала еще глоток из стакана и вдруг подумала, не делает ли ошибку. И попыталась объяснить: — Там такой накал страстей, это яростная и пылкая пьеса. Я хотела начать с комедии, дать разгон и зрителям, и актерам. Но инстинкт подсказал, что Теннесси Уильямс будет оптимальным решением. Кстати, я послала вам отчеты по постановкам, надеюсь, ваши специалисты все просмотрели.

— Мы их изучили, — сказал Александр кратко. Он лично все читал, но не надо, чтобы она знала, как велик его интерес к ее работе. — Они одобрены. Предварительно.

— Предварительно, — повторила Ева. — Тем самым до последнего момента вы хотите нас оставить в подвешенном состоянии, так и не сделав окончательного выбора. Неужели это так трудно было решить? Вы понимаете, нам нужно время, чтобы подготовиться, через три недели первый спектакль. Вы хотите тянуть до последней минуты?

— Времени вполне достаточно, чтобы поменять пьесы местами, если нас что-то не устроит.

— Но что может не устроить? И кто будет судить, вы?

Александр некоторое время смотрел на свой стакан. Никто, кроме его родных, не имел права разговаривать с ним в таком тоне. Интересно, все американцы так прямолинейны до грубости или только Ева? Он решил набраться терпения.

— Мое мнение окончательное и решающее, как президента Центра.

— Отлично, — Ева сделала глоток содовой, — значит, теперь вы усложняете мою жизнь не только как принц, но и как президент вашего Центра. Хорошо, я объясню, почему выбрала именно эти пьесы и почему первый спектакль именно Теннесси.

— Я выслушаю вас завтра. Обсуждение назначено на девять утра. Вы познакомитесь с Корнелиусом Мандерсоном, нашим директором. Моя сестра тоже будет там присутствовать.

— Хорошо. Хоть один разумный человек все-таки будет.

— Ева, зачем вы так? Ведь пока нет причин так яростно защищаться и наступать.

— Девиз бойскаута.

— Простите?

— Всегда будь готов. — Она улыбнулась, увидев изумление Александра. — Хорошо, согласна, отложим словесные баталии до завтра. Но учтите, вам нелегко будет со мной иметь дело — я просто так не сдаюсь.

— Уже давно это понял, — сказал Александр и подумал, что именно это в ней ему и нравилось. — А пока давайте придем к согласию и отставим все дела в сторону.

Ева прогнала мысли о театре и завтрашнем заседании, увидев, что они въезжают в ворота. Раньше дворец действовал на нее самым благотворным образом, навевая мир и покой. Но не сейчас.

— У нас с вами не может быть личной дружбы, — обеспокоенно сказала она.

— Разве?

При взгляде на довольное лицо принца ей стало ясно, что ситуация очень его забавляет. Она растерялась, обезоруженная этой улыбкой, ее больше устраивал его хмурый и надменный вид.

— То, что случилось в прошлый раз… — Она замолчала и беспомощно пожала плечами.

— Это вышло действительно неловко, — он забрал у нее пустой стакан, — и я хочу извиниться за то, что между нами произошло.

14
{"b":"191424","o":1}