ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошлым вечером на банкете для труппы он показал себя идеальным хозяином — приветливым и радушным. И хотя держался вполне официально, очаровал всех, особенно женщин. Они были под глубоким впечатлением от красивого и представительного наследника престола. Надо быть настороже. Никакие любовные интриги не должны отвлекать актеров от работы. Никого, включая ее саму.

Ева вздохнула и снова принялась просматривать документы.

Куда подевался целый ящик с гримом, рулон кабеля, многочисленный реквизит, благополучно сданный в багаж в Хьюстоне, но так и не прибывший в Кордину? Если из аэропорта не позвонят до четырех часов, придется…

— Да, войдите, — отозвалась Ева на стук в дверь и подняла голову от стола. — Что у тебя, Расс? — Неужели уже возникли проблемы и здесь? — Подожди минутку. И, досмотрев документ, она продолжила, не дожидаясь ответа: — Ты с остальной труппой до завтра свободен, разве не так?

— Отвечаю. Когда есть проблемы, я не могу оставаться в стороне, хоть и выходной.

Расс Тальбот, на вид гораздо моложе своих тридцати, был очень красив. Блондин с голубыми глазами, худощавым лицом и волевым подбородком, высокий, с атлетически развитой фигурой. Хотя Еву с первого взгляда покорила его внешность, тем не менее она устроила ему три прослушивания, прежде чем подписала с ним контракт. Кроме красоты и мужественного облика требовался талант. Ей надо было найти настоящего Брика, чтобы соответствовал ее представлению. Именно таким она воображала этот образ. Когда актер подошел и оперся обеими руками о стол, она сделала усилие, чтобы не поморщиться, только откинулась на спинку стула и попросила:

— Сначала изложи проблему.

— Проблема в том, что у инженера-осветителя не хватает софитов.

— Ладно, я займусь этим через минуту. Но почему ты не нежишься на берегу на солнышке, когда представился такой шанс? — Ева улыбнулась. — Разве не знаешь, что я поборница рабского труда и, если ты появился, могу и тебя впрячь в работу?

— Я за этим и пришел.

Прекрасный тембр хорошо поставленного голоса был приятен, но ей хотелось бы слышать южные ленивые нотки и акцент жителя Юга. Чтобы актер жил своим героем не только на сцене, но и в жизни оставался им, пока занят в спектакле.

— Не хочу выглядеть зеленым юнцом, но меня здесь все поражает. Театр настолько хорош, что не хочется из него уходить. Что касается солнца, я могу загорать и дома, в Америке. Если нет для меня поручений, могу заняться распаковкой ящиков.

— Ты ведешь себя не как зеленый юнец, а как фанатик общего дела. — Ева встала из-за стола. — Нам надо все разложить по своим местам на складе.

Дверь распахнулась без стука, с порога ей широко улыбался Беннет:

— Они сказали, что ты здесь и что кипишь от злости и рычишь на всех.

— Пока еще не рычу, но скоро буду. — Ева пошла навстречу, обняла Беннета. Потом представила: — Принц Беннет. Расс Тальбот.

Расс, видимо, заколебался, не зная, протянуть ли руку, поклониться или просто принять достойную позу и ждать, что последует дальше.

— Увы, не имею понятия, как надо приветствовать принцев, — сказал он.

— Нам просто говорят «Здравствуйте», — ответил Беннет и повернулся к Еве: — Мне так жаль, что не мог вчера быть на встрече с труппой и на банкете.

— Что ж, ты упустил возможность познакомиться с большим количеством красивых актрис. — Ева взяла со стола ежедневник.

Беннет ухмыльнулся Рассу:

— Там действительно было много красивых?

— Достаточно.

— Всегда мог положиться на Еву. Но сейчас я явился, чтобы тебя отсюда увезти.

— Ладно. — Ева уже отвлеклась на расписание. — Приходи через два часа.

— Через два часа?

— Нет, лучше через три.

— Ты загонишь себя.

— Ты меня плохо знаешь. — Она засмеялась, взяла Беннета за руку и проводила до двери. — Я еще и не приступала к работе. Послушай, давай лучше, — она взглянула на часы, — в пять тридцать?

— Хорошо. Но я…

— Если не предпочитаешь помогать распаковывать ящики.

— Лучше вернусь потом. — Беннет быстро ее поцеловал и кивнул актеру: — Рад был познакомиться, Тальбот.

Глядя принцу вслед, Тальбот сказал:

— Впервые вижу, как королевская особа спасается бегством! — И добавил: — Он не похож на брата.

Ева покачала головой:

— Бен другой.

— Он популярен у желтой прессы.

Она засмеялась:

— Бен и сам охотно с этим согласится.

— О, я не хотел влезать в чужие дела, — Расс засунул руки в карманы, — просто любопытно, у нас в Нью-Джерси не увидишь принцев, и я не привык к такому общению. Но вижу, ты с ним дружишь.

— Они тоже люди, хотя и не обычные, но очень хорошие люди, и ты сам убедишься в этом в ближайшее время.

Ева открыла дверь кладовой и ахнула. Расс заглянул ей через плечо и увидел груду ящиков и чемоданов.

— Здесь нужна помощь.

— Иди пригласи рабочих. А я пока начну. — Она засучила рукава.

Примерно через три часа Ева знала положение вещей и составила план действий. С помощью Расса и сценических рабочих она рассортировала вещи так, чтобы можно было брать их по мере надобности. Она таскала ящики наравне с мужчинами. После двадцати минут совместной работы Расс перестал говорить: «Не поднимай это, поставь на место, не трогай». Он уже понял, что она очень сильная и выносливая. К пяти часам Ева была потной, грязной, но довольной.

— Расс, иди домой. — Она прислонилась к полке. Хотелось пить, она мечтала о стакане холодного освежающего напитка.

— А ты?

— Не хочу, чтобы мои актеры выглядели изнеможденными и не могли играть. — Ева вытерла лицо ладонью. — Ты очень помог. Остальное мы закончим с бригадой.

Расс тоже вытер пот со лба рукавом и восхищенно посмотрел на нее:

— Не знаю ни одного продюсера, который не побоялся бы запачкать руки.

— Все, Расс, — прекратила разговор Ева. — Завтра в десять, и чтобы был свежий и красивый.

— Слушаюсь, мадам. Что передать остальным?

— То же самое. Пусть вечером отдыхают, но никакого похмелья утром я не потерплю.

— Приму к сведению. Не надорвись.

Расс ушел, а Ева обвела взглядом складские полки и решила, что сделала все, что могла. Подвинула последнюю коробку с лампами от прохода и в это время услышала сзади шаги. Не оборачиваясь, она вынула из кармана ключи и протянула их:

— Отдай это Гарри, они ему завтра понадобятся.

— Я бы с удовольствием, если бы знал, кто такой Гарри и где его найти.

— Ой. — Она оглянулась и увидела Алекса.

В спортивной рубашке, модных брюках и сверкающих ботинках. Волосы идеально причесаны. Ева сразу ощутила себя мешком для мусора.

— Я думала, это кто-то из рабочих.

— Нет. — Он отдал ей ключи. — Ева, вы что, двигали здесь эти ящики?

— Просто помогала тут кое-что распаковать и рассортировать. — Она спрятала за спину грязные руки. — То есть помогала организовать работу.

— И поднимали тяжести, чего нельзя делать женщине. Тем более такой миниатюрной.

Еве было приятно сочувствие Александра, и она сразу оттаяла. Действительно, кажется, она перестаралась, мышцы спины болели.

— Я должна была помочь.

— Но зачем? Если вам нужна помощь, стоило только сказать.

— Мы справимся, спасибо. Тем более худшее позади. — Она вытерла руки о грязную майку. — Я не знала, что вы придете сюда. Разве утром остались невыясненные вопросы?

Александр приблизился почти вплотную, и Ева прислонилась спиной к полкам, спрятав руки за спину.

— Я пришел не по делу.

— Тогда, — она облизнула пересохшие губы, — я должна отнести Гарри ключи и привести себя в порядок. Скоро придет Беннет.

Она направилась к выходу, но Александр загородил ей путь:

— Беннет занят. Я приехал отвезти вас домой.

— В этом нет необходимости. — Она попыталась безуспешно его обойти. — Беннет сам предложил. Я не рассчитываю, что меня станут все время отвозить, я здесь надолго, и взять машину напрокат будет нетрудно.

17
{"b":"191424","o":1}