ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее глаза сверкнули в прорези маски.

— Я хочу быть равной во всем. И не дам вам возможности наслаждаться чувством превосходства, которое вы испытываете.

Она коснулась своей шпагой его шпаги, в зеркале блеснул металл, раздался холодный звон. Сначала оба примеривались, проверяя, на что способен противник, в чем его слабые стороны. У Евы было некоторое преимущество, потому что она перед этим имела возможность наблюдать бой Александра с Жерменом. И не только. Она и раньше внимательно следила за успехами принца в этом виде спорта. А когда сама училась фехтованию, припоминала его приемы, словно заранее готовилась им противостоять, как будто знала, что когда-нибудь скрестит с ним шпаги. И вот этот момент настал. Сердце у нее сильно билось, но голова оставалась холодной. Он предпочитал атаковать, и, зная это, она училась искусству защищаться.

Александр не ожидал. Ева была хороша. Даже очень. Он невольно испытывал за нее гордость, когда она парировала его выпады. Конечно, он не позволял себе действовать в полную силу, но вынужден был признать, что она достойный противник. Ее черные джинсы плотно облегали ноги и бедра, заставляя отвлекаться от боя, мысленно раздевать ее. Кисть узкая, но сильная, под гардой блестел драгоценный камень кольца.

Он вдруг пошел в наступление, клинки зазвенели, скрестились, противники оказались близко друг от друга. На мгновение оба замерли, в прорезях маски он видел блеск ее глаз. Знакомый запах пьянил, он готов был отбросить шпагу и заключить ее в объятия. Она почувствовала его настроение, его намерения легко читались, ей тоже хотелось немедленно прекратить бой и сдаться. Просто покориться и пойти навстречу той страсти, что бушевала сейчас у них в крови. Но не будет ли это означать, что он ее победил?

Эта мысль заставила ее продолжать бой. Неожиданно для него она поменяла тактику и резко атаковала. Не ожидая такого напора, он отступил, и тут же тупой наконечник шпаги уперся ему в плечо. Он опустил оружие, подтверждая укол.

— У вас был прекрасный учитель.

— Это я была хорошей ученицей.

Александр рассмеялся вдруг таким заливистым смехом, какого Ева еще не слышала от вечно сдержанного наследника.

— En garde, cherie[2]!

На этот раз он показал, на что способен. Ева сразу почувствовала перемену и сжала зубы. Она не сдастся.

Их фигуры метались по помосту, отражаясь в зеркале, — черная и белая. Звенел металл. Один раз он чуть не разоружил ее. Но Ева, почувствовав опасность, удвоила скорость, это было ее преимущество, и ей почти удалось нанести еще удар, но он был парирован. Александр перешел в наступление. Оба тяжело дышали, каждый желал победить. Это была вечная борьба мужчины и женщины, и не важно — на поединке со шпагами или в постели.

И когда они вновь оказались со скрещенными шпагами лицом к лицу, он сорвал с нее забрало и бросил на пол. Ее лицо, залитое потом, обрамляли темные слипшиеся волосы. Он опустил шпагу, снял маску.

Когда его рука обхватила ее за талию, она не стала оказывать сопротивление, просто обмякла в его руках. Он усилил железную хватку, глядя ей прямо в глаза, властно приказывая сдаваться. И она сдалась — раскрыла губы навстречу поцелую, на который ответила с такой страстью, что сама испугалась.

Их бой получил долгожданную разрядку, шпага выскользнула из ее пальцев. Она подняла руку, ей мешал костюм, хотелось сбросить одежду с себя и с него, почувствовать своей обнаженной кожей его обнаженное тело.

— Ева, — прошептал он, оторвавшись от ее губ.

— Нет, не здесь. Я не смогу перенести поражение.

— Я не прошу тебя сдаваться на милость победителя, я хочу, чтобы ты приняла меня в свою жизнь.

— Принять? Но как? Пусть я безумно, страстно хочу тебя, но отдаться — это будет означать одновременно начало и конец всего.

— Но чего же ты хочешь?

Она закрыла на миг глаза и перевела дыхание:

— Когда ты будешь готов к нашим отношениям, то не станешь задавать подобных вопросов. — Ее протестующий жест остановил Александра, когда он вновь потянулся к ее губам. — А пока я должна все обдумать и решить, как далеко могу зайти.

Ева развернулась и быстро ушла. Чтобы не передумать.

Глава 8

Она не могла уснуть. Еще одна ночь без сна. Полная луна светила в окна, серебрила края бело-голубых отдернутых штор, слегка шевелившихся от легкого ветерка.

Работа вечером не клеилась. Большинство документов, счетов и папок, принесенных накануне из офиса, остались лежать нераскрытыми на столе в гостиной. Она так и не смогла сосредоточиться на костюмах, билетах, софитах, потому что Александр не выходил у нее из головы.

Хотя Дебок в тюрьме, покушение возможно в любой момент. А Александр как ни в чем не бывало отправился на званый ужин. Он все время подвергался опасности, но почему-то это никого не волновало, кроме нее. Она принялась расхаживать по комнате в коротком голубом халатике.

За ужином они едва обменялись несколькими словами, она почти ничего не ела и сразу ушла к себе. Неужели их бурные объятия и страстные поцелуи так мало значат для него или эта страсть всего лишь плод ее воспаленного воображения? Ева ничего не понимала.

Что с ней происходит? Она потерла усталые глаза. Сначала она впала в ярость, решив, что он хочет ее исключительно как женщину своего брата, из примитивного чувства соперничества, ревности к успехам Беннета на любовном поприще. Объяснившись с братом и узнав, что между ними нет любовной связи, он снова повел себя странно. Или ей просто так кажется, потому что она пристрастна и все время ищет в нем намек на чувство, которое хотела бы в нем пробудить? И, не находя, ведет себя странно, так как сама не решила, чего от него хочет. Когда она с ним, то злится, а потом чувствует себя несчастной, вот как сейчас. Временами ей кажется, что он вообще не испытывает к ней ничего, просто играет в какую-то непонятную игру.

Надо разобраться с самого начала. Итак, чего хочет она сама?

Ева вновь и вновь задавала себе этот вопрос. То она решила, что ей нужен Александр, то через минуту меняла решение, понимая, что он не для нее, и их связь не имеет будущего. Не надо забывать, что он наследный принц и положение обязывает его жениться в соответствии с давно установленными незыблемыми правилами Кордины и Биссетов. Он должен дать стране наследника. Его влечет к ней, он не может скрыть своей страсти. Но это кратковременный порыв, а женится он на девушке из какого-нибудь титулованного, аристократического семейства Европы.

Ева немного успокоилась. Кажется, ее мысли принимают неверное направление. Почему она раздумывает о постоянных длительных отношениях? Она хорошо изучила мужчин, знала, когда они по-настоящему влюблены, когда это просто страсть, а когда просто желание развлечься и они ищут партнершу на вечер-два. Но почему этот мужчина остается загадкой? Все вечера она проводит в попытках найти ключ к тайне его поведения. И вместо Александра сама становится объектом анализа.

Надо честно признаться себе и поставить точку. Она влюблена в него, и незачем искать причину своего глупого поведения в Александре.

Почему она испытывает за него тревогу, постоянный страх, что с ним что-то случится? Ее саму всю жизнь опекали, отец не спускал с нее глаз, и старшая сестра вечно следила за каждым ее шагом, чтобы она не оступилась и не натворила глупостей.

Но несколько лет назад она изменила свою жизнь. Может быть, скорее из любопытства — сможет ли быть самостоятельной. Тем более что опасности не было никакой. Если собственный бизнес не получится, она всегда может вернуться в семейное гнездышко.

Даже если отец выделит ей долю наследства, и она не справится и все потеряет, ей не дадут утонуть. Справедливости ради следует сказать, что, начав свое дело, она ни разу не прибегла к помощи отца и его связям. Никакой протекции. Она с нуля создала свою компанию «Гамильтон групп», и все благодаря упорству и способностям организатора, которые в ней открылись. Она гордилась этим.

вернуться

2

Осторожно, дорогая! (фр.)

27
{"b":"191424","o":1}