ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я никогда не видел представления вашей труппы. — Принц слегка откинулся на спинку кресла и выпустил струйку сигаретного дыма. — В нашем Центре и раньше принимали американских артистов, но еще ни разу на такой продолжительный период. Это будет вроде прелюдии к ежегодному благотворительному балу.

— Может быть, вы намекаете, что хотели бы устроить прослушивание?

Легкая улыбка появилась на губах Александра, подтверждая ее догадку.

— И эта идея, признаюсь, приходила мне в голову.

— Так вот я против. — Ева встала и с удовлетворением увидела, что хорошие манеры не позволили принцу остаться сидеть. Александр тоже поднялся. — Наша компания, наша труппа менее чем за пять лет заработала себе имя, получила известность и заслужила одобрение критиков. И наша репутация позволяет нам диктовать свои условия гастролей. Мы не нуждаемся в предварительных прослушиваниях — ни в вашей стране, ни в любой другой. И если я приму решение привезти сюда мою труппу, это будет исключительно из уважения к Габриеле и желания помочь детям, которыми занимается ее благотворительный фонд.

Александр внимательно наблюдал за Евой, пока она говорила. Она изменилась за прошедшие семь лет, превратившись из юной девушки с широко распахнутыми доверчивыми глазами в уверенную в себе женщину. Но он должен был, тем не менее, признаться себе, что она каким-то образом умудрилась стать еще красивее. Безупречная белая кожа, чуть тронутая розовым румянцем на высоких скулах. Лицо овальное, с широким чувственным ртом и огромными поэтическими голубыми глазами, в обрамлении густой массы черных блестящих волос, сейчас немного растрепанных, ниспадавших на плечи и спину.

Ее характер проявлялся в манере стоять прямо, отчего хрупкая фигурка имела независимый вид. И он, как всегда, подумал, какое ощущение испытает, прижав ее к себе. Когда она сердилась, как сейчас, в ее речи сразу появлялся мягкий техасский акцент, к которому он уже привык и который даже ласкал его слух. Александр испытывал в ее присутствии приятное расслабление, которому старался не поддаваться. Контроль, который он воспитывал в себе всю жизнь, заставил его взять себя в руки, чтобы не поддаваться ее чарам. Он с силой погасил сигарету в пепельнице:

— Вы закончили, мисс Гамильтон?

— Ева! Ради бога, мы же знакомы уже много лет. — Она нетерпеливо подошла к балконной двери и распахнула ее. Стоя спиной к принцу, она смотрела вдаль, как будто не замечая его присутствия.

Он поднял брови от такого нарушения протокола, потом медленная улыбка появилась на его твердых губах.

— Ева, — повторил он, и некоторое время имя как будто висело в воздухе, — мне кажется, у нас возникло недопонимание. Я совершенно не собирался критиковать вашу позицию, ведь, как я уже сказал, я ни разу не видел представления.

— И никогда не увидите, если наши переговоры так пойдут и дальше.

— О нет, мне тогда придется иметь дело с Бри. Я предпочитаю не сталкиваться с ней, когда она в гневе. Прошу вас, сядьте. — И когда Ева повернулась, Александр удержался от повелительного жеста, мягко повторив: — Пожалуйста.

Она повиновалась, но оставила балконную дверь открытой, отчего стал слышен шум моря, а кабинет наполнился душистым ароматом роз из сада.

— Уже сижу. — Она села, положив ногу на ногу.

Ему была неприятна такая ее самоуверенность, но в то же время восхищала независимая, немного жесткая манера вести разговор. Александр сам не мог разобраться в противоречивости чувств, которые вызывала Ева. Одно было ясно — она с самого первого появления в Кордине привлекла его внимание, и хотя у него сложилось о ней неоднозначное мнение, смутное непонятное влечение, которое она вызвала, беспокоило его. Он сел вслед за ней на свое место и посмотрел на нее.

— Как член королевского дома и как президент Центра, в котором должно состояться представление, я должен тщательно подходить к программе выступления и выбору трупп. В данном случае мне приходится руководствоваться мнением Габриелы. Но прошу вас, давайте попробуем заключить соглашение.

— Вы считаете, это возможно?

— Возможно.

Ева прежде всего была деловой женщиной. Когда речь шла о контрактах, все эмоции отходили на задний план и не влияли на ее решение. И в этом случае не должно быть исключения.

— Мне необходимо снова осмотреть театр и убедиться, что наше представление может там состояться, что обстановка, сцена позволят дать зрителю необходимые впечатления и что актерам будут предоставлены все удобства. Ведь наши спектакли в течение месяца будут благотворительными, следовательно, деньги пойдут в фонд помощи детям. Надо просчитать наши затраты и выручку. Но что касается предварительных прослушиваний — их не будет.

— Я позабочусь, чтобы вас проводили и показали наш Центр. Наши юристы обсудят и подготовят контракт. Что касается художественной части, — Александр задумчиво побарабанил пальцами по столу, — я вполне полагаюсь на вас, уважая ваше мнение профессионала. Но тем не менее не собираюсь безрассудно отдаваться в ваши руки. Мое предложение — одно представление в неделю, всего четыре представления. Но все должно быть согласовано с Центром.

— То есть с вами.

Он чисто королевским жестом пожал плечами:

— Как вам угодно.

Ей это не понравилось, чего она не собиралась скрывать.

— Но вы не разбираетесь в тонкостях сценического искусства.

— Простите?

— Что вы понимаете в театре? Вы политик, а не театральный деятель. — В ее голосе прозвучало почти неуловимое превосходство. — Почему я должна тащить своих актеров за тысячи миль, заплатить им лишь незначительную часть обычного гонорара, чтобы позволить вам вмешиваться в театральное действие, в котором вы не разбираетесь. Да еще выбирать репертуар и оценивать игру.

Александра нелегко было вывести из себя. Недаром он годами тренировал умение владеть собой и укрощать природную вспыльчивость, унаследованную от отца. И сейчас он сдержался. Только устремил на Еву очень внимательный взгляд.

— Потому что представление в Королевском театре Кордины значительно прибавит вашей труппе известности, и для ее владелицы просто глупо было бы упустить такую возможность. А я не считаю вас глупой женщиной, Ева.

Она встала. Подождала, когда он тоже поднимется. Ему незачем давать возможность играть роль монарха. Пусть будет просто джентльменом.

— Я сначала посмотрю помещение театра, условия, потом составлю свое мнение и скажу вам свое решение. Посоветуюсь со своей труппой.

— Разве вы не владелица компании?

Ева отбросила упавший на глаза локон:

— Вы забываете, что в Америке демократия, ваше высочество. Я не собираюсь игнорировать мнение артистов. Если меня устроят театр и его возможности и мои артисты будут согласны, мы подпишем контракт. А теперь извините, мне надо еще распаковать вещи и переодеться к ужину.

— Вам покажут ваши апартаменты.

— Я знаю, где они находятся. — Ева пошла к двери, но у порога остановилась и коротко поклонилась: — Ваше высочество.

Он смотрел на ее вызывающе вздернутый подбородок. Когда-нибудь и ее укротят.

— Добро пожаловать в Кордину, Ева.

Она не считала себя грубой и сейчас, выбирая платье для ужина, пыталась оправдать свое поведение. Наоборот, друзья считали ее очень дружелюбной и покладистой. Правда, деловые переговоры она проводила достаточно жестко, но старалась держать себя в рамках приличий и никогда не допускала ни с кем грубости. За исключением Александра.

Он сам напросился. Она пыталась себя в этом убедить, застегивая молнию на облегающем платье из синего шелка. Иногда он был просто невыносим, и особенно ее возмущала его презрительная снисходительность. Она не станет молчать, пусть он и наследник престола. Они не находятся в положении принца и бедной Золушки. Пусть в ее жилах не течет королевская кровь, но родословная ее тоже безупречна. Она училась в самых лучших учебных заведениях, училась хорошо и получила отличное образование. Она всю свою жизнь была окружена знаменитыми, богатыми и влиятельными людьми. Но, несмотря на это, добилась всего сама, своим трудом, а не с помощью чьей-то протекции. Она рано поняла, что ее желание стать актрисой не найдет поддержки и одобрения родных, поэтому выбрала такую деятельность, где необходимы организаторский талант и профессионализм. Так родилась компания «Гамильтон групп». Понятно, что теперь она была возмущена дилетантским подходом этого Александра Великого, который хочет диктовать ей условия выступления в своем Центре.

3
{"b":"191424","o":1}