ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О, моя дорогая, не знаю, что и сказать.

— А теперь помолчи минутку. И просто выслушай. Когда я начинала дело, многие смеялись за моей спиной. Избалованная богатая наследница, взбалмошная, придумала себе игрушку. Возможно, вначале это и было правдой, потому что до этого я не сделала ничего полезного в своей жизни.

— Это неправда.

— Нет, правда. Я училась в школе, не увлекаясь занятиями и скучая, потом проводила летние каникулы, бездельничая, и видела, как папа работает, управляя своей империей, как ты получаешь образование, а потом занимаешься своей галереей. Я же, вздохнув, брала очередной глянцевый журнал. Только начав свое дело, я поняла, что в нем мое призвание. Театр. Когда я впервые стояла в центре сцены, на меня как будто снизошло озарение. Но мое призвание было не играть, а быть организатором, продюсером. Мне понадобилось время, чтобы за моей спиной перестали смеяться. Теперь же появился шанс получить известность и всеобщее признание. Я его не упущу.

— Никогда не думала, что ты так серьезно относишься к своему делу. Я все понимаю и горжусь тобой, и раньше гордилась, но сейчас особенно, и верю, что ты обязательно добьешься успеха. Но у тебя все еще впереди.

— Я не могу уехать, Крис. Если даже они снова устроят взрыв. Если все актеры уедут, я останусь. Я не могу. — Ева замолчала, чтобы перевести дыхание, прежде чем признаться. И просто сказала: — Я люблю Александра.

— О! — Все, что могла ответить Крис.

— Я должна быть с ним рядом, особенно сейчас. Я думала раньше, что театр, труппа — главное в жизни, но это оказалось не так, чувство захватило меня. — Произнося эти слова, делая признание вслух, Ева осознала, что действительно полюбила впервые. — Только не стоит говорить мне, что из этого ничего не выйдет, я сама это знаю. Но все равно буду рядом с ним, пока это возможно.

— Я думала одно время, что у тебя роман с Беннетом, но Александр…

— Знаю. Наследник. Оказывается, я любила его все эти годы. Сама долго гнала прочь эти мысли, не признаваясь самой себе, но это так. Я никогда раньше не испытывала такого чувства.

— Мне казалось иногда, что ты влюблена.

— Я уже достаточно взрослая, чтобы понять разницу между влюбленностью и любовью.

Ева улыбнулась. А Крис вздохнула:

— Он знает о твоем чувстве?

— Я ему не говорила, что люблю его, но он очень проницателен. Мы оба с самого начала старались не произносить слова «любовь». Да, я думаю, он знает.

— Но как он относится к тебе?

— Он очень нежен со мной. Кажется, он и сам не ожидал, что способен на такое чувство. Ведь он столько времени сдерживал свои порывы, подчиняя их долгу. — Она вздохнула. — Но знаешь, все это не важно.

— Что именно? Почему ты так говоришь?

— Потому что для меня формальности не имеют большого значения. — Ева вспомнила, что она практична, то есть всегда себя таковой считала. — Знаешь, я реалистка. Что бы ни вышло из наших отношений, я смогу с этим жить. Моя карьера требует много времени и энергии. Даже если бы Алекс не был наследным принцем, боюсь, мы не пришли бы к полному согласию. У меня просто нет времени для брака и семьи. И мне это не нужно.

— Но ты меня не убедила.

— Поверь, это правда. Многие современные женщины не хотят связывать себя браком. Вот ты, например.

— О да. — Крис коротко рассмеялась. — Ева, если я до сих пор не жена и не мать шестерых детей, то это только потому, что не встретила мужчину, который показался бы мне важнее моей работы. Но ты только что сказала, что у тебя с ним все хорошо.

— Ну и что? — В голосе Евы послышались панические нотки. — Крис, да пойми ты, как бы я ни мечтала о совместном будущем, в реальности ничего не получится. И если я не приму вещи такими, как они есть, то просто потеряю его. А я не хочу этого. — Она от волнения с силой сжала виски. — Он скоро вынужден будет жениться, завести семью. Его долг дать наследника стране. Но пока этого не случилось, я разделю с ним жизнь.

— Ты так сильно его любишь? — тихо спросила Крис. — Даже не знаю, плакать или радоваться.

— Слезы оставь для грустных вещей, их и так много в мире. Лучше порадуйся.

— Ладно. — Крис встала и снова обняла сестру. — Я счастлива за тебя. — «Мечтам иногда суждено сбываться», — подумала она, а вслух сказала: — Так мне не стоит надеяться, что ты возьмешь свободный день и пойдешь со мной по магазинам?

— О, прости, не могу! — воскликнула Ева. — Мне надо звонить в Хьюстон, просить, чтобы прислали копии текстов для режиссера. А сейчас пойду к актерам, чтобы их успокоить. Для начала надо подыскать себе новый кабинет. — И вдруг спросила: — Что ты хочешь купить?

— Я взяла небольшую дорожную сумку, самонадеянно рассчитывая, что мы сразу улетим обратно. А поскольку придется задержаться в Кордине, следует купить подходящее платье на всякий случай.

— Ты остаешься?

— Конечно. Как ты думаешь, я могу рассчитывать на комнату во дворце?

Ева так обняла сестру, что у той хрустнули косточки.

— Уж я замолвлю за тебя словечко, — рассмеялась она.

Несколько часов спустя Ева сидела в своей гостиной, держа на коленях маленький ноутбук. День прошел незаметно, но вечер тянулся нестерпимо медленно. Александр не вернулся к ужину.

Беннет остался дома, но даже его шуточки и попытки развеселить дам были какими-то вялыми. Рив и Арманд отсутствовали. Была Габриела с детьми.

Едва ужин закончился, Беннет извинился и ушел. Ева сказала, что ей надо еще поработать.

Крис пошла с Габриелой наверх укладывать детей. Ева, оказавшись одна, попыталась работать.

Тексты пьес были уничтожены огнем. Копии доставят завтра после обеда. Хотя она знала наизусть каждую сцену и могла восстановить все пометки режиссера. До премьеры осталось всего несколько дней. Естественно, актеры нервничали, что было понятно после последних событий. Но прогон первого спектакля прошел на удивление сносно. Репетиции второго — тоже, работа над третьим начнется на следующей неделе. Конечно, если снова не возникнут непредвиденные обстоятельства.

Реклама была организована хорошо, и продажа билетов шла по нарастающей. Пит умудрился найти все, что она просила. Ева подумала, что надо пересчитать бюджет, но взглянула на часы и решила принять ванну, а когда снова посмотрела на часы, было почти десять. Она села за компьютер, уговаривая себя, что с Александром все в порядке, и, может быть, он уже спит в своей постели после трудного дня.

Надо работать. Ее собственное сочинение пропало. Сама виновата — не сделала ни одной копии. А может быть, это и к лучшему? Ее первый опыт, пожалуй, был неудачен, текст получился излишне эмоциональным. Вторая попытка продвигалась медленно — за шесть месяцев она не смогла закончить и первого акта.

Она начнет все сначала. Новые идеи, приобретенный опыт, новые эмоции и впечатления сделали ее другой.

Ева создала новый файл и написала: «Акт первый. Сцена первая».

Время пролетело незаметно. Она распечатала написанный текст, стопка листов получилась внушительной. На этот раз работа продвигалась гораздо быстрее, и вероятность того, что она допишет пьесу и, возможно, сама ее поставит, была велика.

Она потянулась и тихо засмеялась. Разве не об этом она мечтала?

Александр застал ее сосредоточенно склонившейся над клавиатурой. Ева сидела в кресле, поджав под себя ноги, волосы заколоты наверх. Свет от настольной лампы падал на ее руку. На ней был тот же голубой халатик. Каждый раз, увидев ее вновь, он поражался тому, как она прекрасна. Хотя, казалось, сама она не придавала значения своей внешности. Ева была очень разная, но всегда уверена в себе. И это наделяло особым шиком ее красоту. Любой сразу мог понять, что перед ним не только красивая, но гордая и самостоятельная женщина.

Руки, порхающие над клавиатурой, казались такими нежными, плечи хрупкими, но это было обманчиво — Ева была очень сильной физически. Если могло показаться, что она слишком молода и поэтому ранима, это тоже было не так. Волевая и целеустремленная, она готова преодолевать трудности, которые ставила перед ней жизнь.

35
{"b":"191424","o":1}