ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шесть двадцать. Циферблат расплывался перед глазами. Александр. Они ждут появления Александра.

На лбу выступили капельки пота. Надо его предупредить, но как? Он, вероятно, уже направляется сюда.

Она толкнула дверь и сначала увидела пистолет. Черное смертельное дуло. Потом руку, державшую оружие. Подавив крик, Ева взглянула на человека. Это был партнер Александра по фехтованию. Который улыбался ей и чье лицо показалось смутно знакомым тогда. Она вдруг вспомнила. Он и раньше бывал в театре.

Сейчас его лицо было сурово, губы сжаты в прямую линию. В его глазах Ева увидела смерть.

— Мадемуазель, — сказал он.

При звуках его голоса она мгновенно вышла из оцепенения и ребром ладони, коротко замахнувшись, нанесла удар по его горлу. Пистолет выпал из его руки, со стуком упал на пол. Мужчина согнулся, и она нанесла такой же удар по его затылку. Жермен свалился к ее ногам. Тяжело дыша, она смотрела на него, хотя ей хотелось немедленно бежать отсюда.

Ева заставила себя думать. Она втащила фехтовальщика в кабинет. Лихорадочно порывшись в ящиках, нашла ключи. Комната была такой маленькой, что Жермен еле поместился на полу. Ева перешагнула через него, вышла в коридор и заперла дверь на ключ.

Прислонившись к стене, она постояла немного, приходя в себя. Раненый у ее ног застонал, и она наклонилась к нему:

— Помощь уже близко, все будет в порядке.

— Жермен…

— Да, я знаю. Я о нем уже позаботилась. Не надо разговаривать, берегите силы. — Она попыталась сосредоточиться. Чем-то надо его перевязать. — Не двигайтесь, лежите, пойду поищу что-нибудь, чтобы остановить кровотечение.

— Он спрятался и ждал…

— Я его заперла. А вам сейчас лучше помолчать. Я скоро вернусь.

Она хотела бежать в ближайшую ванную комнату, чтобы взять полотенца, как вдруг откуда-то издалека послышались голоса. Она резко обернулась, но коридор был пуст. Облизнув пересохшие губы, она посмотрела на дверь кабинета и вдруг вспомнила, что забыла забрать пистолет. Если Жермен очнулся, он найдет его и сможет им воспользоваться.

Снова раздались голоса. Они доносились со стороны зрительного зала. Ева помчалась на сцену. Там было темно, но она, нашупав рубильник, рванула его, и сразу вспыхнул яркий ослепительный свет. Она явственно услышала голос Александра и понеслась через сцену навстречу ему, в то время как он поднимался к ней из зрительного зала. Ева бросилась к нему в объятия, и он, забыв извиниться за опоздание, крепко прижал ее к себе.

— Что случилось?

— Человек Дебока… Я заперла его в кабинете. Он напал на одного из ваших агентов. Я уже вызвала скорую и полицию.

— Ты не ранена? — Александр внимательно оглядел ее. — У тебя на плече кровь.

— Не моя. Это раненого охранника, Алекс, ему немедленно требуется помощь. А в моем кабинете…

— Все будет в порядке. — Обнимая ее, принц обернулся к своей охране: — Я останусь с ней. Посмотрите, что там.

— У него пистолет, — сказала Ева.

— У них тоже. Сядь. — Александр усадил ее на диван, тот, на котором она приказала состарить обивку. Проводив взглядом агентов, направившихся за кулисы, он спросил: — Так что случилось? Расскажи подробнее.

— Все уже ушли из театра, я думала, что никого не осталось. Я знала, что меня охраняют, поэтому сидела в кабинете и работала, ожидая тебя. Неожиданно в коридоре раздался грохот. Потом тишина. Мимо двери кто-то прошел. Я вышла и увидела лежащего на полу человека, он был ранен. Вернулась, чтобы вызвать скорую помощь, и тут в коридоре снова раздались шаги. Я открыла дверь, и за ней был человек с пистолетом. Тот, с которым ты фехтовал, — Жермен.

— Жермена застрелили?

— Нет-нет. — Ева вцепилась пальцами в волосы, пытаясь объяснить. — Он и был тот, кто стрелял. Я его вырубила приемом.

— Ты вырубила Жермена?

— Ну да. Я же тебе рассказываю все как было. Он ранил охранника и шел убить меня.

— Ева, — Александр слегка потряс ее за плечи, — Жермен — начальник моей личной охраны. Я его приставил тебя охранять.

— Но он… — Она ничего не могла понять. — Тогда кто же стрелял?..

— Простите, что прерываю вас, — раздался негромкий голос, и из глубины сцены показался Расс Тальбот. В его руке они увидели пистолет с глушителем.

Александр вскочил, заслоняя собой Еву.

— Я благодарен вам, что отослали охрану, обещаю, ваше высочество, что буду точен, все произойдет быстро. Я ведь все-таки профессионал.

— Нет! — крикнула Ева из-за спины Александра. — Ты не посмеешь.

— Тебя мне искренне жаль. — Расс улыбнулся. — Ты мне нравишься, признаюсь, я не встречал лучшего продюсера, с которым когда-либо работал.

— Вам не удастся уйти, — продолжал Александр, зная, что охрана вот-вот вернется.

— Поверьте, у меня была возможность изучить этот театр. И я смогу исчезнуть через несколько секунд. Если же не удастся… — Расс пожал плечами. Тишину нарушили полицейские сирены, они быстро приближались. Расс направил дуло прямо в сердце Александра. — Поверьте, ничего личного.

Ева как будто попала в кошмар наяву. Пустая сцена, залитая светом. Красная нелепая ваза, выделявшаяся ярким пятном, казалось, насмешливо дразнила ее. От юпитеров становилось жарко. Они как будто разыгрывали кровавую драму. Но и пистолет, и убийца были подлинными, из реальной жизни. Она видела, что палец Расса готов нажать на спусковой крючок, и закричала. Выскочив из-за Александра, она обняла его, спиной принимая пулю, несущую смерть.

«Она не может, не должна умереть». Он сидел, горестно опустив голову на руки, и мысленно повторял как заклинание только одну эту фразу. Он повторял ее как молитву. Около операционной находились его родные, но он их не замечал, как будто они были фантомами. Отец, застывший у окна. Беннет на маленьком диванчике рядом с Крис, рука в руке. На лице Габриелы, сидящей рядом с братом, молчаливое сочувствие. Рив, снующий туда-сюда. Он работает с полицией…

Александр терзался запоздалыми сожалениями. Почему он не успел ее оттолкнуть?! Он уже никогда не сможет забыть, как содрогнулось ее тело, когда в него попала пуля. Ее кровь на его руках. И в прямом, и в переносном смысле.

— Выпей немного чаю, Алекс. — Габриела пыталась сунуть ему в руки чашку. Но он лишь покачал головой. И закурил в очередной раз. — Перестань так терзаться, — тихо сказала она. — Ты сейчас нужен Еве сильный, а не сломленный страданием.

— Я должен был ее защитить. Я должен был спасти ее. — Александр закрыл глаза и снова ощутил, как Ева, бросившись вперед и закрывая его собой как щитом, падает ему на грудь. — Он стрелял в меня. Понимаешь, его целью был я, а не она.

— Его целью мог быть любой из нас. — Габриела положила руку брату на колено. — Мы разделим твою вину перед ней, Алекс. В самые тяжелые дни моей жизни, когда я не помнила, кто я, ты был рядом, ты хотел помочь, дай же мне возможность помочь теперь тебе.

Он лишь накрыл ее руку своей.

Снова появился Рив. Он взглянул на жену, подошел, погладил ее по плечу и направился к князю Арманду, что-то сказал ему. Князь лишь кивнул в ответ и снова отвернулся к окну. Он тоже молился про себя, не в силах говорить сейчас о делах.

Крис поднялась, вышла в коридор, постояла там немного и вернулась. Из глаз у нее безостановочно текли слезы. Габриела обняла подругу.

— Мы можем ее потерять, — сказала та в отчаянии.

— Нет, не потеряем. — Габриела сильнее прижала Крис к себе. — Помнишь, когда мы учились в школе, ты мне рассказывала истории про Еву. Я всегда думала, каково это — иметь сестру.

— Да. Помню. — Крис глубоко вздохнула. — Ты мне завидовала и мечтала о сестре.

— Я всегда с детства была окружена одними мужчинами. — Габриела посмотрела на отца и братьев. — Ты показала мне тогда фотографию Евы. Ей было лет двенадцать — тринадцать, и уже тогда было видно, что она вырастет красавицей. А мне так хотелось, чтобы у меня тоже была сестра и я могла делиться с ней своими секретами.

41
{"b":"191424","o":1}