ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебя это смущало? Ты чувствовала неловкость?

— Немного. Я хочу попросить доктора Франко позволить мне завтра смотреть из боковой кулисы.

— Ты устала?

— Нет. Я чувствую себя прекрасно. — Она улыбнулась и глубоко вздохнула. — Просто великолепно. Наверное, так чувствовала себя Золушка за пять минут до полуночи.

— У тебя есть еще целый час. И я хотел бы провести его с тобой.

— Он твой, до самой последней минуты.

Во дворце было тихо. Он проводил ее наверх, но вместо того чтобы отвести в ее комнаты, повел к себе.

Там был накрыт стол на двоих. Горели свечи в хрустальных подсвечниках. Играла музыка, на этот раз партию вели скрипки, обстановка была романтичной.

— Вот теперь я чувствую себя окончательно Золушкой.

— Я хотел устроить этот ужин в тот день, когда ехал встречать тебя в театр.

Ева подошла к столу и тронула лепестки цветов в низкой хрустальной вазе в центре стола. Повернулась, чувствуя, как волнуется. Александр собирался таким образом объявить, что отношения дальше не могут продолжаться? Нет. Этого не может быть, даже если мужчина — принц.

— Почему?

— Мне показалось, что я лишаю наши отношения романтики, которую ты любишь, и собирался исправить положение. — Он подошел и привлек ее к себе. Его поцелуй впервые после ее ранения был долгим и жадным. — Знаешь, я думал, что могу потерять тебя. — Голос звучал глухо от бури эмоций, захлестнувших Александра, и он взял руки Евы в свои, чтобы спрятать в них лицо. — Я сделал столько ошибок с тех пор, как мы вместе, но ту, самую главную, не забуду никогда…

— Алекс, не надо.

— До конца дней не забуду, как ты заслонила меня собой. — В его голосе было столько боли, столько перенесенного страдания и горечи, что у нее мурашки пошли по коже. — Если бы он убил тебя, разве хотел бы я продолжать жить? Ты для меня — все. Я полюбил тебя с самого первого дня нашей встречи, хотя не понимал, что люблю, потому что не знал ничего о любви.

Он как будто давал клятву. Больше никаких ошибок. Она подарила ему жизнь, и теперь есть причина, чтобы хотеть жить.

— Ты не присядешь? — попросил он.

— Только больше не надо говорить о моем героическом поступке, я этого не вынесу.

— Ева, сядь, прошу.

В его голосе проскользнули нетерпеливые нотки. Ева села и поняла, как устала.

— Кажется, меня не собираются угощать ужином?

— Ты его получишь, но только после того, как я скажу что хотел. — Александр сильно волновался и сделал небольшую паузу, чтобы овладеть собой. И вдруг опустился перед Евой на колено. Ее глаза расширились от изумления. — Помнишь, я говорил, что не стану умолять тебя на коленях? Но сейчас для этого настал подходящий момент. — Он достал из кармана квадратную бархатную коробочку.

— Но, Алекс, ты уже сделал мне подарок сегодня… — Голос Евы дрогнул.

— Это не подарок. Это моя просьба, вернее, это самое большее, о чем я могу просить тебя. Я хотел сделать это раньше, но решился лишь теперь.

Чувствуя, как сильно у нее колотится сердце, она ждала.

Он продолжал:

— И очень боюсь, что жду слишком многого от тебя.

Она нервно стиснула руки:

— Пока не спросишь, ответа не узнаешь.

Он рассмеялся, взял ее руку и распрямил пальцы, сжатые в кулак.

— Но я знаю, что прошу много больше, чем сам могу дать. Я хочу сказать, что, если ты согласна, я постараюсь сделать тебя счастливой.

Он положил на ее ладонь коробочку и застыл в ожидании.

Она вынуждена была сначала перевести дыхание. Сделала глубокий вдох, потом длительный выдох. Ей простительно, она не аристократка и не королевской крови. Вспомнила, как мечтала быть с ним на равных. И вот теперь получила этот шанс.

Открыв коробочку, она увидела кольцо — сапфир в окружении бриллиантов, оно составляло комплект с ожерельем, которое было на ней. Это не подарок, это предложение.

— Кольцо моей матери. Когда я сказал отцу, что хочу жениться на тебе, он отдал мне его. Это не просто обручальное кольцо. Если ты примешь его, то вместе с ним тебе придется разделить всю ответственность и долг, лежащие на мне. Как и надежды страны, которая станет твоей. Ничего не отвечай, прежде как следует подумай.

По голосу Александра Ева понимала, какой это важный для него момент, но она не двинулась с места.

— Ты понимаешь, как много я прошу у тебя — оставить свой дом, Хьюстон, который ты сможешь лишь иногда навещать. Твою труппу. Здесь тоже есть театр и возможность работать, создать заново актерский коллектив. Ты начала писать сама, надеюсь, это поможет тебе уменьшить потери и найти утешение. Твоя свобода будет ограничена так, как тебе трудно даже представить. Тебе придется все время исполнять обязанности, иногда скучные и утомительные и всегда официальные. Все, что ты сделаешь, скажешь, станет немедленно достоянием гласности, не успеют слова слететь с твоих губ. Дебок еще жив, и в будущем существует опасность покушения. Мы начали действовать, но пройдет еще много времени, прежде чем удастся от него избавиться навсегда. Все это ты должна обдумать и только тогда принять решение.

Ева посмотрела на Александра и перевела взгляд на кольцо, остававшееся лежать на своем бархатном ложе.

— Кажется, ты пытаешься меня отговорить.

— Я хочу только, чтобы ты ясно понимала, чем тебе придется пожертвовать ради меня.

— Ты честен и всегда был прагматиком, Александр. — Она увидела вдруг за его плечом настольные весы, и у нее разыгралось воображение. — Вот давай представим ситуацию наглядно. — Она подвинула к себе весы и шкатулку со стеклянными разноцветными шариками. — Смотри. — Она положила на одну чашку два шарика. — Это обязанности и долг. А это — отсутствие свободы в личной жизни. — Она положила еще один.

— Ева, это не игра.

— Прошу тебя, потерпи, я же пытаюсь все обдумать, как ты сам просил. Еще один шарик — утрата родины. Еще один — отчаяние, когда я буду рыдать, замученная скучными мероприятиями, которые сейчас возложены на Бри. А еще пресса… И ты забыл, что, прежде чем выполнять эти обязанности, я должна их изучить.

— А ты забыла Дебока.

Ева серьезно взглянула на Александра:

— Нет. На Дебока я не стану тратить такие красивые шарики. Он останется там, где сейчас находится, независимо от того, соглашусь я или нет. А теперь, Алекс, я хочу задать тебе один вопрос. Почему ты хочешь, чтобы я приняла кольцо и твое предложение? Почему ты хочешь жениться на мне?

— Потому что люблю тебя!

Ева от всей души улыбнулась и высыпала оставшиеся шарики на другую чашку, которая резко опустилась.

— Видишь, это перевесило все.

Алекс с изумлением посмотрел на нее:

— И больше мне ничего не надо говорить?

— Нет. — Она закинула руки ему на шею и скрепила долгим поцелуем их соглашение. — Все условия приняты. Мы начинаем новую жизнь. Оказывается, и в жизни бывают сказки, а я в них не верила.

— Я тоже. — Его поцелуй был не менее проникновенным. — Но сказка сбылась. Ты сегодня заставила меня в нее поверить.

— Послушай! — вдруг воскликнула Ева, услышав, что часы на дворцовой башне начали бить полночь. — Надень мне кольцо, Алекс, пока не прозвучал двенадцатый удар.

Александр исполнил ее просьбу и сказал:

— Весь мир узнает об этом завтра, а сегодняшняя ночь только наша. — Он поднялся. — Я обещал, что ты будешь в постели к этому времени. Что же нам делать с ужином?

— Я могу поужинать и в постели. — Ева прижалась щекой к груди своего принца, удерживая волшебство. — И доктор Франко не говорил, что я должна ложиться в постель одна.

Александр рассмеялся и поднял ее на руки:

— Кордина дарит тебе много сюрпризов.

— Как и ты, — счастливо засмеялась Ева.

45
{"b":"191424","o":1}