ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет, погодите, — покачала головой Алекс. — Давайте-ка сперва остынем и пообедаем.

— Отличная идея! — пропел Кэлум, и все трое быстро взбежали по ступенькам на первый этаж.

— Эй! — окликнула Хейвен своих спутников, когда те направились в Египетский зал. — Выход же с другой стороны.

— Верно, — подтвердила Алекс. — Но зачем нам уходить?

Они миновали египетский каменный храм Дендура, витрину со сверкающими средневековыми доспехами и статую Андромеды, прикованной к утесу. В одном из залов французского искусства Алекс и Кэлум перешагнули через бархатный канат и уселись в роскошные кресла с золочеными ножками. Атмосфера была утонченной и богатой, несмотря на сильный мясной запах.

— Угощайтесь, — сказала Алекс.

На французском столике восемнадцатого века стояли тарелки с серебряными крышками. Кэлум проворно вскочил с кресла и открыл одну из них.

— Хот-доги? — простонал он. — Мы находимся в комнате с мебелью из дома маркиза де Кабри и собираемся обедать хот-догами?

— А я люблю хот-доги! — заявила Алекс. — И французы, кстати, тоже. Перестань привередничать, Кэлум. К тому же народ в те времена отличался простым нравом. Люди бывало мочились в углу.

— Ты и это помнишь? — корчась от смеха, проговорил Кэлум.

— Нет, — буркнула Алекс. — В книжке прочла.

От хот-догов Хейвен отказалась. Она лишь налила себе чашку кофе из старинного кофейника.

— Не рассчитал! — вскрикнул Кэлум, случайно капнувший горчичным соусом на трехсотлетнюю обивку подлокотника кресла.

Он принялся ожесточенно тереть пятно белоснежной хлопковой салфеткой.

— Ладно, — кивнула Алекс. — Мы тебя слушаем, Хейвен.

— А что вам известно об истории «ОУ»? — осведомилась она.

— Не очень много, — признался Кэлум, оторвавшись от пятна, которое он всеми силами пытался уничтожить. — Меня никакие истории, кроме моей собственной, не интересуют.

— Не тяни, — притворно вздыхая, вымолвила Алекс.

Хейвен растерялась, но так и не смогла придумать отговорку.

— В двадцатых годах я была девушкой по имени Констанс Уитмен. Она стала одним из первых членов Общества «Уроборос». Видения начали посещать меня еще в раннем детстве. Констанс и ее возлюбленный погибли при пожаре в тысяча девятьсот двадцать пятом. На самом деле это был поджог. Я приехала в Нью-Йорк примерно полтора года назад, чтобы выяснить правду.

— И что случилось? — Алекс придвинулась ближе к Хейвен.

— Их обоих убила девушка, влюбленная в бойфренда Констанс.

О том, что впоследствии она возродилась в теле Падмы Сингх, Хейвен решила не упоминать.

— Кошмар! — воскликнула Алекс. — А Констанс действительно обожала парня, который погиб вместе с ней?

— Да.

— Значит, вы, возможно, еще разыщете друг друга. Такое происходит довольно часто.

Хейвен ненадолго задумалась.

— Мы нашли друг друга, — наконец объявила она.

— И? — нетерпеливо выпалил Кэлум.

— Что произошло? — добавила Алекс.

— Сначала он меня разочаровал. А потом умер.

— Ты имеешь в виду Йейна Морроу? — не унималась Алекс.

— Как ты догадалась?

— Хейвен, ты считаешь, мы «желтые» странички не читаем? Ты — наследница состояния Морроу. Если честно, нам немножко обидно, что ты сама не призналась. Но может, Йейн тебе что-нибудь гадкое про нас говорил…

— Йейн? — с неподдельным изумлением произнесла Хейвен.

— Конечно, — кивнула Алекс. — Мы встречались в Обществе. Я с ним даже в свет выходила. Нам обоим была нужна публичность.

— Йейн — слабак, — фыркнул Кэлум. — Хотя и крутой.

— Ага, — печально подтвердила Алекс.

— Почему? — спросила Хейвен.

— Мы были близкими друзьями, — ответила Алекс. — А однажды он объявил, что больше не хочет со мной знаться.

— Без всякой причины? — спросила Хейвен.

— Ну… — Алекс перевела взгляд на Кэлума.

— Не стесняйся, — посоветовал тот.

— Пару лет назад у меня на счету в «ОУ» почти не осталось баллов. А надвигалась очередная «оскаровская» кампания. Хейвен, ты не представляешь, сколько денег на это надо! Я отстегивала баллы каждому встречному-поперечному! Ну, а наш прежний президент — Падма Сингх, строго следила за тем, чтобы у членов Общества был хороший баланс на счету. У меня он упал ниже пятнадцати минимальных баллов, и мне сразу сообщили, что я должна немедленно привести свои дела в порядок. Иначе я бы вылетела из клуба. Йейн хотел одолжить мне баллы, но потом позвонила Падма и предложила мне работу. Ей требовалась юная особа невинной внешности, которая отвезла бы наркотики большой шишке из членов «ОУ». Важная персона тогда развлекалась в Париже. Мне оплачивали перелет до Парижа и обратно, и я имела возможность моментально вылезти из долгов. Предложение показалось заманчивым, и я согласилась.

— Ты доставила наркотики?

— Нет. В итоге я передумала. Нашла другой способ выкрутиться.

— Алекс даже мне не проболталась, — заявил Кэлум.

Алекс свирепо взглянула на него.

— Я пыталась поговорить с Йейном, но он жутко перепугался. И стал меня игнорировать.

— Он всегда смотрел на нас свысока, — протянул Кэлум. — Будто мы второго сорта.

— Верно, — кивнула Алекс. — Но и его самого нельзя было назвать образцом для подражания. К восемнадцати годам он не пропустил ни одной хорошенькой девицы.

— Я об этом слышала, — подала голос Хейвен.

Несколько лет назад Йейн внедрился в Общество в обличье плейбоя, чтобы скрыть от Адама, кем он является на самом деле. Очевидно, маскарад обманул и Алекс с Кэлумом.

— Ты поэтому интересовалась Миа Михальски? — спросила Алекс.

— Йейн и Миа…?

Хейвен вспомнила, как он поцеловал Миа в щеку. Но она запретила себе ревновать Йена к детективу. Но почему не признался ей в том, что Миа была одной из тех девушек, за которыми он ухаживал напоказ?

— Да. Хотя сладкая парочка и пыталась скрывать свой роман. Внезапно Миа исчезла, и Йейн решил приударить за старушкой Падмой Сингх. Но… — Алекс принялась за сосиску. — Это случилось в стародавние, мрачные времена. Теперь в Обществе оргии под запретом.

— Тоска, — пожаловался Кэлум. — Но если ты спросишь меня, то я тебе отвечу: Йейн всегда напоминал мне нынешних детишек-роботов.

— Детишек-роботов? — пробормотала Хейвен.

Ей стало трудно поддерживать разговор. Если любовные похождения Йейна существовали исключительно для прикрытия, то для чего он скрывал правду о Миа Михальски?

Кэлум скривился. Похоже, только упоминание об этой теме его сильно раздражало.

— Ты много молодежи в «ОУ» встречала?

— Нет, — ответила Хейвен.

— Настоящие зомби. Большинство из них слишком зациклены насчет ерунды, которая касается Вечных. И думают они исключительно о своем блестящем будущем.

— Просто поразительно, как изменилось «ОУ», — подтвердила Алекс.

— И к худшему, — простонал Кэлум. — Представь, что будет, когда юные роботы из Гальцион-Холла закончат учебу?

— Дети из интерната, который открыл Адам? А какие они?

Волна угрызений совести захлестнула Хейвен. Она чуть не забыла о маленьких рекрутах Розиера.

— Им много разговаривать не разрешается, — буркнул Кэлум. — Но главный у них — парень, которого зовут Мило Эллиот. Натуральная марионетка. Наверняка он еще в третьем классе ходил за покупками в «Brooks Brothers».[20]

— Адам любит Мило, — вставила Алекс.

— Не сомневаюсь, — произнес Кэлум. — А нам остается только смириться. Адам планирует великие дела для своей армии роботов. Я думаю, все начнется с власти над миром.

— Что ты несешь? — воскликнула Алекс. — Детишки в Гальцион-Холле — просто паиньки. Вовсе они не злодеи.

— Мои источники сообщают мне другое, — вполне серьезно возразил Кэлум.

— Глупости, — проворчала Алекс. — Я не собираюсь сидеть здесь и позволять тебе забивать Хейвен голову чепухой. Лучше отвезем ее на благотворительный вечер, пусть сама решит что и как.

вернуться

20

Старейшая сеть магазинов готовой мужской одежды в Нью-Йорке, основанная в 1818 году. В «Brooks Brothers» покупали одежду знаменитые кинозвезды и почти все президенты США.

38
{"b":"191427","o":1}