ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Даже не думай! — заслонился руками Кэлум. — Я не хочу, чтобы Хейвен померла от скуки! Мне потом отдуваться…

— А что за вечер? — вставила реплику Хейвен.

— Обычный сбор средств, — пояснила Алекс. — А у тебя есть какие-то планы? — невинно осведомилась она.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Когда Хейвен увидела, как члены Общества «Уроборос» послушно поднимаются по ступеням ко входу в Сити-Холл, она порадовалась, что надела самое консервативное платье. Алекс в клетчатой юбке и со скромной ниткой жемчуга была похожа на воспитательницу детского сада. Даже Кэлум застегнул рубашку на все пуговицы и нацепил красно-синий галстук в полоску.

— Вы мне не сказали про Сити-Холл, — прошептала Хейвен.

От зрелища озаренного прожекторами здания мэрии Нью-Йорка, построенного двести лет назад, захватывало дух.

— Не надо так восторгаться, милая, — мрачно буркнул Кэлум. Ему совсем не хотелось присутствовать на акции по сбору денег, и он непрерывно ныл и жаловался, пока Алекс не пригрозила выбросить его из машины. — Наш мэр надеется таким образом заработать несколько драгоценных баллов.

— Он сдает в аренду мэрию?

— Разумеется, — сказала Алекс. — За пятнадцать баллов можно устроить вечеринку с коктейлями внутри статуи Свободы. Если ты когда-нибудь решишь вступить в «ОУ», я в твою честь закачу прием на вершине Эмпайр-стейт-билдинг.

Очутившись внутри здания, троица прошествовала мимо охранников, стоявших около величественной белой ротонды, где некогда находился гроб с телом Авраама Линкольна.[21] Затем, слившись с толпой гостей, они поднялись по лестнице и вошли в ярко-зеленый Губернаторский зал, стены которого украшали бесценные картины в золоченых рамах.

Несмотря на роскошь, атмосфера была сдержанной. В отличие от других мероприятий «ОУ», выпивка явно не лилась рекой и дамы не ходили полуголыми.

— А вот и Мило, — шепнул Кэлум, хватая Хейвен за руку. — Ну, как? Робот он или нет?

Он кивнул на коротко стриженного юношу лет семнадцати-девятнадцати. Мило оказался светловолосым и абсолютно непримечательным. Даже его новенький костюм был лишь чуточку лучше тех, которые носили клерки «ОУ». При этом Мило явно был важной персоной. В лысом мужчине, с которым он беседовал, Хейвен узнала управлявшего самым крупным банком Нью-Йорка. Мило сказал что-то забавное, и банкир угодливо рассмеялся.

— А я думал, ребята, что вам и дела нет до того, чтобы изменить мир.

Хейвен обернулась и увидела Оуэна Белла. В строгом костюме он выглядел замечательно. Оуэн улыбнулся Хейвен.

— Как я рад, что тебя вытащили из унылого отеля!

— Спасибо, — поблагодарила Хейвен. — Что ты тут делаешь?

— Вот именно, — вмешался Кэлум.

— Ты, возможно, забыл, что я являюсь сотрудником Общества «Уроборос». Мне платят за то, что я здесь нахожусь.

— Конечно. Ведь Оуэн направил свои таланты на то, чтобы помочь роботам захватить власть, — съязвил Кэлум. Сказано это было шутливо, но его взгляд остался серьезным. — Он — предатель человечества.

— А может, я двойной агент, — усмехнулся Оуэн. — И оберегаю нашу планету от Мило.

— Шути, сколько твой душеньке угодно, но я до сих пор не понимаю, зачем Адам тратит столько времени на Мило, — сказала Алекс. — Зато ты у нас генератор идей, Оуэн. Именно к тебе Адам прислушивается.

— Правда? — спросила Хейвен у Оуэна, стараясь не выказать охватившее ее разочарование.

Неужели она ошибалась насчет Оуэна и его испорченную душу уже нельзя спасти?

— Он посмеивается надо мной, — поправил ее Оуэн.

— Оуэн просто скромничает, — встряла Алекс. — У него куча новых проектов насчет того, как улучшить «ОУ». Он выложил все Адаму, и тот теперь проводит реформы.

— Ты преувеличиваешь, Алекс, — смутился Оуэн.

— Да? Но ты уговорил Адама прощать долги членам общества, у которых на счету меньше двадцати одного балла, и поэтому убрал с дороги наркоторговцев.

— И Адам действительно согласился? — изумилась Хейвен.

— Ага, — поторопился вставить Кэлум. — Скоро в Обществе все станет законно, уныло и безрадостно. Мы же не хотим, чтобы карьеру Мило испортили слухи о криминальной деятельности, верно?

— Мои предложения никогда не были направлены на помощь Мило, — возразил Оуэн. — Он мне так же не нравится, как и вам. Но если Адам убежден в том, что за Мило — будущее, то мне следует быть особенно внимательным. А сейчас прошу прощения. Я вынужден отлучиться. Пора вывести на сцену великую надежду Общества.

— Вы с ним давно знакомы? — поинтересовалась Хейвен у Алекс.

— Около года, — ответила та. — Кэлум присмотрелся к Оуэну сразу после того, как тот вступил в «ОУ», и решил стать его наперсником.

— Но потерпел неудачу, — добавил Кэлум. — Похоже, я не во вкусе Оуэна. С ума сойти — ведь я на любой вкус!

— Оэун всего год состоит в Обществе? — уточнила Хейвен.

— А он у нас даровитый малый, — хмыкнул Кэлум. — Жаль, у меня не получается так ловко увиливать от вопросов.

— Внимание, дамы и господа! — провозгласил пожилой джентльмен в твидовом костюме, поднявшись на подиум.

— Кто это? — прошептала Хейвен.

— Джеффри Лемке. Новый президент «ОУ». По сравнению с демонической миссис Сингх этот Лемке — скучнее ватного шарика.

— Может, все не так плохо, — заметила Хейвен, а Лемке уже начал вещать.

— Я хотел бы представить вам одного чудесного молодого человека. В возрасте девяти лет Мило Эллиот стал первым, принятым в школу в Гальцион-Холле. В мае он завершит свое обучение с отличием, а в сентябре станет первокурсником в Йельском университете. Мило — не только одна из самых ярких звезд Общества «Уроборос», он — надежда нашей организации.

Собравшиеся вежливо поаплодировали.

— Спасибо, Джеффри, — произнес Мило.

Он заглянул в текст своей речи и перевел взгляд на портрет Джорджа Вашингтона, висевший на стене. Хейвен обомлела. Неприметный светловолосый парнишка куда-то исчез. Его место занял уверенный лидер с теплой, обезоруживающей улыбкой.

— Когда я увидел лица тех, кто пришел сюда, я узрел лучших и умнейших людей в стране. Артисты, бизнесмены, филантропы, изобретатели… полагаю, денег, талантов и умов нам хватит с лихвой, — непринужденно добавил он. — В конце концов, именно к переменам и стремилось Общество «Уроборос». Когда Август Стрикленд в тысяча девятьсот двадцать третьем году основал эту организацию, он собрал первых Вечных с одной целью. Он грезил о мире, в котором пригодятся наши уникальные способности. К сожалению, на протяжении почти целого века его мечта оставалась неосуществленной. Ирония судьбы в том, что могущество Общества возросло, но наше влияние уменьшилось. Мы сосредоточились на собственных мелких потребностях и желаниях. Мы забыли о том, что возвращаемся сюда не для того, чтобы набивать карманы, а для того, чтобы вести за собой тех, кому не так повезло, как нам.

Хейвен вздрогнула. Рядом с ней возник человек в черном. Адам улыбнулся ей. У Хейвен возникло ощущение, что их окутало невидимое силовое поле — пузырь, который нельзя взорвать. Казалось, никто не способен повредить ей, пока с ней рядом Адам.

— Дамы и господа, — продолжал Мило. — Думаю, наш час настал. В тот день, когда я завершу обучение в Йельском университете, я посвящу свою жизнь служению другим. Заняв общественный пост, я смогу повлиять на будущее нашего города, штата и нашей страны. И я — не единственный учащийся школы в Гальцион-Холле, который ставит перед собой подобные задачи. Следующее поколение членов Общества знает, что наша судьба — править миром. Через десять лет мы будем американскими политиками, учеными, бизнесменами. С вашей поддержкой в течение ближайших двадцати пяти лет мы станем нобелевскими лауреатами и главными исполнительными директорами крупнейших корпораций. Не стоит забывать и о должности президента нашей державы.

Поэтому сейчас я прошу вашей помощи. У вас появился уникальный шанс. Просто перечислите столько баллов, сколько можете, в фонд поддержки Гальцион-Холла. Мы учтем каждый взнос и будем признательны за все пожертвования. Спасибо вам, желаю приятно провести время.

вернуться

21

Гроб с телом убитого Авраама Линкольна был перевезен специальным траурным поездом из Вашингтона в его родной город Спрингфилд. В ротонде Сити-Холла гроб находился два дня в апреле 1865 года.

39
{"b":"191427","o":1}