ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На этот раз аплодисменты были громче и сердечнее.

— Добрый вечер, Хейвен, — вымолвил Адам, когда в зале стало тише. — Не ожидал встретить тебя.

— Меня привели Алекс и Кэлум, — объяснила Хейвен и указала туда, где только что стояли ее спутники, но те словно испарились.

— Твое мнение о Мило?

Хейвен посмотрела на юношу. Тот пожимал руки очарованным его речью членам Общества. Она заметила Кэлума и Алекс — они были в стороне от толпы и посмеивались.

— Он — прекрасный оратор, — сказала Хейвен. — Не ожидала такой харизмы. А вот его слова меня немного смутили. Странно, что ты его поддерживаешь. Ведь члены Общества помешаны на своих баллах, им даже в голову не приходит что-либо менять.

— Моя стратегия изменилась, — ответил Адам. — Я решил попробовать иную тактику. Вскоре ты не узнаешь «ОУ».

— Ты вроде бы сотрудничаешь с Оуэном Беллом и выполняешь все его пожелания, — недоверчиво произнесла Хейвен.

— Да. Оуэн весьма талантлив, — подтвердил Адам. — А теперь он мой соратник. Мило — всего лишь лицо будущего, а Оуэн станет сердцем и голосом грядущего. Кстати, как раз он написал ту речь, которую ты только что выслушала.

— Вот как?

Хейвен поискала взглядом Оуэна и обнаружила, что тот мрачно таращится на Мило из дальнего угла зала. Оуэн стоял, скрестив руки на груди. Он был бледен и, похоже, сердит.

— Я бы хотел, чтобы мистер Белл имел возможность раскрыть свои ораторские способности. Но пока ему следует находиться за кулисами, — заявил Адам тоном ученого, гордящегося своим экспериментом. — Я встречал Оуэна в нескольких реинкарнациях, и он меня всегда впечатлял. Но он — крепкий орешек.

— Почему? — вырвалось у Хейвен.

— Оуэн Белл неподкупен, — буркнул Адам. — Представь себе, у него более трех тысяч баллов на счету в ОУ. И он не истратил ни одного. Уверен, он будет продолжать в том же духе. Однако я рад, что вы познакомились. Оуэну не помешал бы хороший друг. Жаль, что ты уезжаешь. — Последняя фраза навела Адама на какую-то мысль, и он от дружеского тона перешел на деловой. — Я не стану задерживать тебя. Я просто хотел извиниться. Я действительно сожалею, что Бью до сих пор не удалось найти. Шеф Уильямс заверяет меня в том, что это — дело пары дней, если не часов. И еще. Не стесняйся обращаться в ОУ, мои сотрудники сделают твое пребывание в Нью-Йорке как можно более приятным.

— Спасибо, — смущенно поблагодарила Хейвен. Неужели Адам и вправду отказался от попыток завоевать ее?

— А сейчас я вынужден тебя покинуть и уделить внимание гостям.

— Ты оставишь меня совсем одну? — проговорила Хейвен и была поражена тем, что начала флиртовать с Адамом.

Он печально кивнул. Хейвен заметила, что его глаза утратили блеск. Он будто бы страдал от мучительной боли. «Интересно, можно ли так умело притворяться?» — подумала она.

— Я должен уйти, — сказал Адам. — Ради тебя, — добавил он. — Вчера я столкнулся с ужасной правдой и поддался искушению. Хейвен, я нарушил данную себе клятву. Но скоро я вновь потеряю тебя. Если я не буду сохранять дистанцию между нами, то не смогу отпустить тебя. Я абсолютно честен с тобой. Надеюсь, ты простишь меня.

— Но… — начала Хейвен и умолкла.

Внезапно она отчетливо поняла, что прежний Адам ни за что не стал бы ее предупреждать. Наоборот, он никогда не отказывал себе в удовольствии — даже за чужой счет. Раньше она не верила в то, что любовь Адама может быть искренней, и ее счастье значит для него больше, чем собственное. Вероятно, все это являлось лишь новой игрой, уловкой, придуманной Адамом, чтобы заманить Хейвен в его объятия. Но если человек, стоящий перед ней, действительно стал другим?

— Доброй ночи, Хейвен, — произнес Розиер и, резко развернувшись, скрылся в толпе.

— Что ты брякнула боссу, Хейвен? — послышался голос Кэлума. Он подошел к Хейвен, а следом за ним Алекс. — Никогда его таким не видел. А ты-то покраснела, совсем как девственница в секс-шопе! И ты по-прежнему будешь уверять меня в том, что вы с ним — только друзья?

— Какое тебе дело? — буркнула она. — И почему ты за мной шпионил?

— Не обижайся на Кэлума, — посоветовала Алекс. — Он проныра, конечно, но вреда от него никакого.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Хейвен думала о тех днях, когда ее мир был прост. Йейн был ее вечным возлюбленным, а Бью — ее лучшим другом. Общество «Уроборос» безнадежно погрязло в коррупции. Адам являлся воплощением зла. Хейвен даже не подозревала, что за каждым ее шагом следят Хоры. И имя «Миа Михальски» ничего ей не говорило. А спустя две недели все разлетелось на кусочки. И Хейвен решила действовать сама. «Сейчас главное — спасение Бью, остальное значения не имеет», — уговаривала она себя.

Сити-Холл она покинула подобно Золушке. Сбежала по лестнице и пошла к улице, по которой неслись машины. Она не заметила микроавтобуса, припаркованного на Бродвее. О том, что Чандра и Клео устроили для нее засаду, она догадалась только тогда, когда ее схватили и затащили внутрь. И пока ее куда-то везли в холодном фургоне, она успела порядком разозлиться. Наконец автомобиль затормозил, открылись задние дверцы. В фургон забралась Чандра.

— Завяжи глаза! — приказала она и протянула Хейвен черную повязку.

— И не подумаю, — огрызнулась та.

— Завяжи глаза, — повторила девушка.

Хейвен повиновалась, и захватчицы вытащили ее из микроавтобуса, словно мешок с мукой. Затем повели вперед. В туфли Хейвен набился снег, ее лодыжки задевали ветки кустов. Через некоторое время Чандра и Клео отпустили ее.

— Сосчитай до шестидесяти, — распорядилась Чандра, — и снимай повязку.

Хейвен услышала, как Хоры удаляются. Стащив плотную ткань, она обнаружила, что стоит посреди густого леса. За деревьями мерцал огонек. Пробравшись через чащу, Хейвен оказалась на заснеженной поляне, посередине которой горел костер. На поваленном дереве, в нескольких футах от пламени, сидела Феба. Она чувствовала себя совершенно комфортно, хотя ее бежевый костюм скорее подошел бы для зала заседаний совета директоров, чем для такой глуши.

— Не могу поверить, что меня похитили! Где я нахожусь? — требовательно спросила Хейвен.

Ветви сосен со всех сторон сплетались в непроходимую преграду.

— Постарайся сохранять спокойствие, Хейвен, — произнесла Феба таким тоном, будто разговаривала с испуганным ребенком. — Здесь мы с тобой можем побеседовать без всяких помех.

— И о чем же? После того, что вы натворили, я не собираюсь вам помогать. Нам нечего обсуждать.

— Я бы не советовала тебе оставаться тут в одиночестве. — Феба обвела рукой поляну. — Мне достоверно известно, что в лесах водятся чудовища.

— Вы меня не испугаете, — процедила сквозь зубы Хейвен, однако шагнула ближе к костру. Ей не нравилось то, что у нее за спиной — темнота.

— Чандра сказала мне о твоем решении. Ты разорвала сделку с Хорами.

— Да. И я не нуждаюсь в вашей поддержке. Я сама разыщу Бью, — заявила Хейвен и моментально усомнилась в собственных словах. Но пока она тряслась в холодном фургоне, то успела кое-что понять. Сестры были способны на все. Но что-то подсказывало Хейвен, что им с Бью будет лучше без разгневанных Хор.

Феба рассмеялась.

— Сама? И ты считаешь, что Маг подключил к розыску полицию Нью-Йорка? Откуда тебе известно, что не он повинен в похищении Бью? Что, если серые людишки пытают Бью прямо сейчас?

— Нет, Адам ни при чем! — воскликнула Хейвен и отчетливо представила себе Адама, теряющегося в толпе гостей Сити-Холла. Если бы он использовал Бью как приманку, он бы ее просто так не отпустил. Все очень логично. — Он изменился, — сказала она вслух.

— Неужели? И жизнь скольких людей ты готова поставить на кон, чтобы поспорить об этом? — Феба палкой пошевелила поленья в костре, и вверх полетели искры. — Я надеялась, что ты будешь более дальновидна. Но ты — такая же дурочка, какой была всегда.

— Полегче с оскорблениями, — предупредила пожилую женщину Хейвен. — Вы хотя бы представляете себе, что сделает Адам, если обо всем узнает?

40
{"b":"191427","o":1}