ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О да, твой рыцарь в сверкающих доспехах примчался бы на белом коне, чтобы спасти свою прекрасную принцессу и наказать ее врагов, — презрительно бросила Феба. — Быстро же он тебя завоевал! Одна секунда — и ты падаешь в его объятия. А как насчет детей — тех малышей, которых уже десять лет набирает в свою школу Маг? Тебе все равно, что с ними случится?

— Конечно нет. Но я пока не видела ни единого доказательства, что детям из Общества что-то угрожает. Сегодня я была на вечере по сбору средств для Гальцион-Холла…

— Маг полюбил благотворительность. Видимо, то, что он затеял, стоит недешево.

— Акция выглядела более чем пристойно, — заупрямилась Хейвен. — И, между прочим, Адам очень добр к детям.

— Добр? — переспросила Феба. — Ах ты, бедняжка.

— Мне наплевать, что вы про меня думаете, — вспылила Хейвен. В детстве она являлась предметом насмешек и терпеть не могла, когда над ней подшучивали. — Позовите Клео и Чандру. Пусть меня отвезут в гостиницу. Мои отношения с Хорами закончены.

— Не глупи. Маг нащупал твое слабое место. Это же спектакль, Хейвен. Он хочет, чтобы ты поверила, будто ты вдохновила его на перемены к лучшему. Но не забывай: тысячи лет Маг сеял зло и несчастья. Он убивал и калечил людей. Я была свидетельницей чудовищных трагедий. Если ты согласишься, я позволю тебе увидеть это своими глазами.

Но Хейвен не нуждалась в доказательствах преступлений Адама. Она вспомнила о своем отце, убитом одним из людей Розиера. Маг легко подбивал своих приспешников на ужасные поступки. Но способа избавиться от него не существовало. Хоры могли только пленить его на какое-то время. Хейвен принялась лихорадочно размышлять и искать аргументы.

— Адам наводит порядок в Обществе «Уроборос», — начала она. — Он проводит там чистку и вдохновляет молодых людей. Может, он и вправду пытается завоевать меня, но какая разница? Он способен и на хорошее.

— У твоих доводов — два серьезных просчета. Меняются только люди, а Маг — не человек.

— Поживем — увидим, — парировала Хейвен, саркастично пожав плечами.

Феба покачала головой.

— Боюсь, ты не права. Но сегодня ты должна сделать выбор. Итак, ты соглашаешься помочь нам выполнить наш первоначальный план. Или молишься о том, чтобы Маг оказался таким святошей, каким притворяется.

Хейвен сжала кулаки и открыла рот, но Феба жестом остановила ее.

— Но давай сперва взвесим все как следует. Начнем с детей из Гальцион-Холла. Ты ясно дала понять, что готова рискнуть их жизнью. Отлично. А как насчет твоего друга Бью? А Йейн? Ты еще помнишь мистера Морроу? Ты должна осознать: если ты ошибаешься насчет Адама, твое решение дорого обойдется Йейну.

Хейвен не могла отрицать доводов Пифии. Даже если сердце подсказывало ей, что Адам «исправился», ее разум в этом сомневался. Кроме того, на ней лежала слишком большая ответственность.

— Есть только один способ защитить твоих близких, — продолжала Феба. — Не отказывайся от договора, который ты заключила с Хорами. Ты не хочешь предавать Адама. Понимаю, ты бы предпочла, чтобы его не пришлось лишать свободы. Но подумай, кто и что для тебя важнее всего на свете.

Хейвен будто лишилась дара речи, а Феба улыбнулась.

— Это твой последний шанс, — вымолвила Пифия и кивнула на бревно, лежавшее у костра. — Принимаешь мое предложение?

— Разве у меня есть выбор? — пробормотала Хейвен, села на ствол поваленного дерева и ощутила тепло огня.

— Ты поймешь, какое мудрое решение приняла.

Феба бросила в костер пучок пахучих веток, и по поляне распространился сладкий, пьянящий аромат.

Беатриче лежала на кровати и смотрела на цветочные гирлянды, нарисованные на стропилах. Новое золотое ожерелье мешало ей дышать, и девушка боролась с удушьем. Услышав, как скрипнула дверь, она подняла руку и поправила украшение.

— Скажи мне, что ты не согласилась, — прозвучал мужской голос.

— Свадьба состоится третьего числа следующего месяца.

— Это невозможно. Ты продала свою душу.

Беатриче почувствовала, как на ее грудь упали меха.

— Ты позволила ему купить тебя за несколько жалких безделушек?

В груди Беатриче вскипела злоба. Она рывком села и вперила взор в своего брата. Пьеро был высоким, хорошо сложенным и почти таким же красивым, как она.

— Мне безразлично, глупец! — Она зашвырнула шубу через всю комнату в угол. — Единственное, чего я хочу, тебе достается даром. Не заметил? Со дня моей помолвки никто не может мне приказывать, куда идти, что делать. И отец и мать его боятся. Адам дал мне свободу, Пьеро. И платой будет мое тело. Моя душа покинула меня в тот день, когда погиб Этторе. Даже если бы я захотела, то не смогла бы отдать свою душу другому.

Пьеро присел на край кровати.

— Прости, — тихо произнес он. — Я не смог спасти Этторе. Но тебе не надо приносить себя в жертву.

— Какая разница? — воскликнула она с горечью. — Все равно надо выходить замуж, и почему бы не за Адама? Он, несомненно, обожает меня.

— Лучше бы кто угодно, только не он, — покачал головой Пьеро. — Ты знаешь, что по городу расползается ужасная хворь?

— Я видела на улицах врачей в страшных масках.

— Чума прибыла в Геную на кораблях Адама и добралась до Флоренции. Когда суда причалили в Генуе, там уже начали умирать моряки. Даже крысы передохли. Адам принес чуму в наш город.

— Пьеро, ты безумен! — разгневалась Беатриче. — Как ты смеешь являться ко мне и нагло лгать? Ты заявляешь, что мой будущий супруг вызвал чуму? Такое под силу одному дьяволу!

— Не я один думаю, что повинен Адам. Наддо сказал мне, что такого же мнения властители города. Адам хочет очистить Флоренцию от соперников. И когда здесь никого не останется, он захватит власть.

— Чепуха. И Адам прав насчет тебя. Ты ревнуешь, Пьеро. И ты мне завидуешь. Вы с Наддо прячетесь по углам. Если кто-то узнает про вашу любовь, вам и недели не прожить — вас прикончат. И тебе нестерпима мысль о том, что остальные могут жить открыто. Ты хочешь лишить меня свободы — единственного кусочка счастья! — крикнула она.

Беатриче понимала, что их разговор может быть подслушан кем угодно, но она слишком разозлилась на брата.

— Ты действительно так думаешь? — спросил Пьеро.

— Да.

— Жаль, что я тебя побеспокоил. Не стоило тратить время и взывать к твоему здравомыслию. Придется взять дело в свои руки.

— Только попробуй! — брызнув слюной, завопила она.

— Ты его увидела? — осведомилась Феба.

Хейвен вытерла глаза, слезившиеся от дыма. Она догадывалась, что Пифия спрашивает об Адаме, но решила не удовлетворять любопытства старшей Хоры.

— Я ссорилась с Пьеро. Он упомянул Наддо. Вот и все.

— Не сдавайся, — настойчиво проговорила Феба. — Видения ведут к откровениям. Тебя непременно посетят нужные воспоминания.

— Тогда отправь меня назад сейчас же, — потребовала девушка.

— Нет, — ответила Феба. — Я отказываюсь рисковать твоим рассудком. Ты должна вернуться к Магу и притвориться влюбленной в него. Тогда наш план осуществится.

— Я должна попытаться еще раз! — взмолилась Хейвен. — Тогда я найду того, кто похитил Бью! Выполните свою часть договора!

— Тебе больше нельзя ждать, Хейвен. Твой возлюбленный — я имею в виду мистера Морроу — совсем утратил осторожность. Одна из моих сестер засекла его в Грамерси-Парке. Он беседовал с маленькой девочкой прямо напротив окон здания Общества «Уроборос». Если ты будешь медлить, Йейн Морроу столкнется с Магом лицом к лицу. И кто возьмет верх в схватке?

Ответ был очевиден.

— Позаботься о Йейне, — мягко, но настойчиво произнесла Феба, и Хейвен догадалась, что ее ждет очередной сюрприз. — Молодой человек всегда действовал необдуманно. Однажды из-за него погибли вы оба.

— Откуда вам известно? — фыркнула Хейвен.

41
{"b":"191427","o":1}