ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Получается, Алекс подружилась со мной только потому, что ты попросил ее об этом? — оскорбленно спросила Хейвен.

— Не совсем. Она должна была лишь представить тебя Оуэну Беллу. Я надеялся, что ему удастся убедить тебя в искренности моих планов относительно Общества. А когда Кэлум спросил, можно ли ему присоединиться к вашей компании, я не стал возражать. Я подумал, что так он угомонится. Вот почему теперь мне следует перед тобой извиниться. Я был опрометчив, а Кэлум — раздражен и недоволен.

— Недоволен? Чем?

Адам сел в одно из бархатных кресел.

— Перемены в Обществе даются ему нелегко. На его глазах другие молодые люди быстро продвинулись вперед, а его влияние уменьшилось. Кэлум никогда не скрывал ненависти к Мило. Но за последний год он переключился на Оуэна. Вот его истинный соперник. Кэлум понимает, что Оуэн — будущее Общества, а сам он — прошлое. Я думал, что отверну Кэлума от дурных поступков. Но я ошибался.

— Но при чем здесь Бью?

— Очевидно, Кэлум узнал о том, что Оуэн и Бью — вечные возлюбленные. Возможно, он решил, что лучшим способом отомстить Оуэну будет совращение Бью.

— Погоди, — у Хейвен закружилась голова. — Я верю в то, что Кэлум вышел в Интернет и притворился Оуэном. Потом он заманил Бью в Нью-Йорк. Но откуда у него подробные сведения о Флоренции четырнадцатого века?

— Подозреваю, что Оуэн мог поделиться своими воспоминаниями с Кэлумом. Жаль, я не предостерег его. Я уже начал догадываться, что Кэлум разыскивает компромат на Оуэна. Ведь он потащил Оуэна к Пифии. А Кэлум много лет от Фебы шарахался, как от огня.

«В головоломке отсутствует здоровенный кусок», — засомневалась Хейвен. Даже если Оуэн так разоткровенничался, с какой стати Кэлум мог прознать о том, что возлюбленный Оуэна в этой жизни носит имя Бью Декер? Ни сам Кэлум, ни Белл с Бью ни разу не встречались. Наверняка кто-то другой соединил между собой живущего в двадцать первом веке студента университета из штата Теннесси и сына купца из Флоренции эпохи Ренессанса.

У Хейвен противно засосало под ложечкой. Где же подсказка? Йейн. Адам. И Хоры. Все они жили во Флоренции одновременно с Пьеро. А Чандра познакомилась с Бью в тот день, когда спасла Хейвен от серых людей.

— Кэлум опасается Фебу, — произнесла Хейвен. — Почему?

— Все считали, что Кэлум вступил в Общество сам по себе. В действительности вместе с ним членство «ОУ» также получила его мать. Но она настояла на том, чтобы их родство осталось тайной. Когда они оба вступили в Общество, она покинула Кэлума. Женщина пестовала определенную репутацию — она якобы «не от мира сего». Ребенок служил ей помехой.

— Феба — мать Кэлума? — в ужасе прошептала Хейвен.

— Да, — ответил Адам.

— Окажи мне услугу, пока Кэлум за решеткой, — взмолилась она.

— Конечно. Я с радостью все устрою для подобающего наказания. Сколько баллов ты готова истратить?

— Нет. Бить его не нужно.

Фантазии грели душу Хейвен, а реальность вызывала у нее отвращение.

— Чем же я могу помочь? — спросил Адам.

— Не дай Кэлуму освободиться под залог.

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

— Хейвен! — воскликнула Френсис Уитмен, когда Хейвен вышла из лифта. — Сюда! Скорее!

— Что случилось?

Хейвен побежала по холлу к квартире Френсис.

— Твоей подруге опять плохо. Ты разве не получала сообщений?

— Нет.

Свой мобильник Хейвен оставила на столе в кафе. Вероятно, Кэлум прикарманил его.

— Я сегодня проснулась поздно и вижу — Леа валяется на террасе в футболке и трусиках. Кожа у нее была холодная, как лед. Йейн принес ее в комнату. С этого момента она только молится на каком-то тарабарском языке. Понимает она, похоже, одно слово — «врач», но когда его слышит, с ней начинается припадок. Еще бормочет, что ей надо встретиться с тобой.

— Она здесь? — строго спросила Хейвен.

— Да.

Хейвен бросила сумку в коридоре и кинулась в гостиную. Леа лежала на обтянутом шелком диване, укрытая полудюжиной одеял. Рядом на ковре сидел Йейн и держал ее за беспомощно повисшую руку. Глаза Леи были закрыты, губы девушки слабо подрагивали. Казалось, она говорит с невидимым собеседником.

— Ей жарко, — произнесла Хейвен и сняла несколько одеял, чтобы Леа могла пошевелиться. — Она не боится холода.

При звуке голоса Хейвен веки Леи мгновенно разжались.

— Случилось нечто ужасное! Мы должны им помешать!

— Что случилось?

— Видения. Они стали ярче и страшнее. Вчера вечером я смотрела новости и впала в транс. Зато теперь я знаю, что через пять лет, четвертого июля, произойдет террористическая атака. Я увидела вход в метро на Юнион-Сквер и памятник Ганди. И повсюду — трупы. Сотни. Может быть, даже тысячи. На волю выпустили…

— Что?..

— Какую-то болезнь, от которой все погибли. Меня это потрясло, я ослабела и легла спать. А когда проснулась, чувствовала себя просто ужасно. Я вышла на террасу подышать свежим воздухом, и меня посетило новое видение. На дороге было множество брошенных машин. Дома горели. Только летали вертолеты, а в них находились военные в защитных костюмах и шлемах. Птицы клевали мертвецов. Город погиб.

— Боже! — ахнула Френсис.

— Что вчера стряслось, Хейвен? — спросила Леа. — Что-то подтолкнуло нас ближе к этому будущему!

— Не знаю! — в отчаянии воскликнула Хейвен. — Я думала, что положила всему конец. Я заставила Адама пообещать, что он отошлет Мило Эллиота из Нью-Йорка.

— Думаю, Мило тут ни при чем. Дело в какой-то девушке. — Леа с трудом приподнялась и села. — Лет шестнадцати или семнадцати. В моем видении ее показывали по телевизору в новостях. Я запомнила фрагмент пресс-конференции. Она утверждала, что изобрела вирус.

— Наверное, это одна из Хор, — предположила Хейвен.

— Из Хор? — недоверчиво переспросил Йейн. — Феба — порядочная стерва, но…

— У них — Бью. Феба заставила своего сына заманить Бью в Нью-Йорк, чтобы сюда приехала я. Ведь ей ни за что не избавиться от Адама без моей помощи.

— У Фебы есть ребенок? — оторопел Йейн.

— Да, Кэлум Дэниелс. Сейчас он арестован и его допрашивают в полиции. Адам позаботится о том, чтобы его пока не отпускали под залог. Я должна нанести визит Хорам и обменять жизнь Кэлума на жизнь Бью.

— Я с тобой. Тебе нельзя встречаться с ними в одиночку.

— Нет, Йейн, — возразила она. — Мне надо убедить Фебу в том, что только от моего решения зависит судьба Кэлума.

— Возьми меня, — прошептала Леа. — Если в том, что я вижу, повинны Хоры, мне нужно увидеться с ними как можно скорее.

— Да ты на ногах едва стоишь! — пылко произнес Йейн. — Считаешь, Хейвен тебя на руках понесет?

— Я пойду с ними, — заявила Френсис. — Мы с Хейвен усадим Лею в такси.

— Ты не должна вмешиваться, — сказала Хейвен Френсис. — Это слишком опасно.

— Нет уж! Разве я не заслуживаю шанса спасти собственную жизнь?

— Хватит! — вмешался Йейн. — Времени у нас в обрез! Хейвен, поговорим минутку наедине. — Он отвел ее в соседнюю комнату. — Ты действительно все продумала? — тихо спросил он. — Ты готова встать на пути у Хор — при том что рядом с тобой будет полузамерзшая ясновидящая и сумасбродная родственница из прошлой жизни?

— Ничего не поделаешь, — ответила Хейвен.

— Хоры — это не Адам, имей в виду. Над ними у тебя никакой власти нет. Если они поймут, что ты собираешься им препятствовать, они тебя уничтожат.

— Я им не позволю.

— Почему ты такая храбрая? — вздохнул Йейн.

— Я? Ты сколько раз рисковал жизнью, чтобы помочь мне. И я знаю, что я — не единственная, кого ты спасал. Я слышала про Миа Михальски.

— От кого?

— Она сама мне все рассказала. И Миа выяснила, что Бью держат в квартире Кэлума Дэниелса. После того как Кэлума арестовали, я случайно с ней пересеклась. Почему ты молчал?

— Это не моя история, — коротко ответил Йейн.

У Хейвен сжалось горло. Никогда прежде она не испытывала к нему такую любовь.

63
{"b":"191427","o":1}