ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеймс пинком отшвырнул приставки на середину комнаты.

— Не хочу, чтобы мой отчим продал их и получил деньги. С собой я их не возьму. Если не заберешь, я их разобью.

Кевин не знал, что и сказать. Тогда Джеймс наступил пяткой кроссовки на «Сегу». Приставка на удивление хорошо выдержала удар; Джеймс поднял ее и изо всех сил швырнул об стену. Корпус разлетелся вдребезги. Обломки соскользнули по стене и упали за кровать. Кевин торопливо нагнулся и спас «Nintendo» от уничтожения.

— Ладно, Джеймс. Знаешь, что я придумал? Я возьму «Nintendo» и игры, а взамен на обратном пути куплю тебе замок. Договорились?

— Заметано, — сказал Джеймс.

* * *

Наконец последние вещи были упакованы, а пластиковые мешки отнесены в микроавтобус. Джеймс стоял на тротуаре и смотрел на дом, в котором жил с самого рождения. На его щеках блестели слезы.

Кевин нажал на клаксон, но Джеймс не обратил на него внимания. Он не мог уйти, не взяв ничего на память о маме. Мальчик бегом поднялся в ее спальню и осмотрелся.

Джеймс помнил, как в раннем детстве он имел обыкновение после ванны сидеть за маминым туалетным столиком. Она надевала ему через голову пижаму, потом стояла над ним и расчесывала ему волосы. Это было еще до того, как появился Рон, до того, как родилась Лорин. Их было только двое, по телу растекалась блаженная усталость, от волос приятно пахло шампунем. Джеймсу стало тепло и грустно. Он отыскал поцарапанную деревянную расческу и сунул ее за пояс тренировочных штанов. Теперь, с расческой, уйти стало немного легче.

6. ДОМ

Джеймс понял, что поступил глупо. Надо было оставить в сейфе немного денег. Тогда Рон ни за что бы не догадался, что он, Джеймс, уже побывал там. Оставить свою фотографию — это, конечно, прикольно, но Рон, увидев ее, тут же смекнет, что Джеймс забрал все деньги. И попытается вернуть их. А если Рон разозлится, видеться с Лорин станет в десять раз труднее.

* * *

Кевин показал Джеймсу его комнату, а потом устроил ему экскурсию по корпусу. Объяснил, где стоят стиральные машины, где взять туалетные принадлежности и всё остальное, потом оставил его распаковывать вещи. В комнате были две кровати, комод, гардероб с запирающимися шкафчиками по бокам, перед окном — два письменных стола. Одна стена была разукрашена постерами Korn и Slipknot. В углу стоял скейтборд, в шкафу аккуратно висела одежда: мешковатые джинсы, толстовка с капюшоном и футболки с лейблами Pornstar и Gravis на груди. Видно, в соседи Джеймсу достался крутой парень. Еще одной радостной новостью было то, что на столе у него стоял портативный телевизор. Значит, будет на чём поиграть в Playstation.

Джеймс посмотрел на часы. По его подсчетам, до возвращения соседа из школы оставалось около часа. Джеймс достал деньги из мусорного мешка. Двадцати и пятидесяти фунтовые банкноты были связаны в пачки и перетянуты резинками. Он пересчитал пару пачек и понял, что в каждой — по тысяче фунтов стерлингов. Пачек было сорок три.

Джеймс стал думать, куда спрятать деньги на случай, если за ними придет Рон. Из квартиры он прихватил портативную магнитолу. Она не работала: половина кнопок была сломана, а магнитофон не перематывал кассету. Джеймс взял ее только потому, что Рон забрал хороший приемник со встроенным CD-плеером.

Джеймс покопался в мешках с вещами и отыскал складной нож. Вытащил отвертку и отвинтил крышку магнитолы. Внутри обнаружились микросхемы и куча проводов. Джеймс проворно извлек из магнитолы все внутренности, отвинтил и снял пластиковые механизмы, оставив только детали, видимые снаружи, — динамик и кассетодержатель. Запихал внутрь корпуса все деньги, оставив только четыре тысячи фунтов, утрамбовал пачки поплотнее, чтобы не елозили. Потом привинтил крышку обратно и сунул магнитолу в запирающийся на замок шкафчик.

Четыре оставшиеся пачки Джеймс рассовал по разным местам в задний карман джинсов, в ботинок, в книгу. Из последней пачки он взял сотню на карманные расходы, остальное приклеил скотчем к стенке шкафчика изнутри.

Замысел был прост: если Рон вломится в комнату Джеймса, он легко найдет четыре тысячи и ни за что не догадается, что внутри побитой магнитолы спрятано еще тридцать девять штук.

Все свои ценные вещи Джеймс сложил в шкафчик, плотно захлопнул дверцу и повесил ключ от замка на шею. На этом его обустройство на новом месте закончилось: Джеймс запихал в гардероб столько мешков, сколько влезло, а остальные просто зашвырнул под кровать.

Потом он плюхнулся на голый матрац и уставился в стену. Она была испещрена россыпью булавочных уколов и пятен от «скотча», оставшихся там, где ребята, жившие здесь до него, развешивали свои постеры. Интересно, что сейчас делает Лорин?

В начале пятого дверь распахнулась, и в комнату вбежал сосед Джеймса, Кайл. Это был худощавый парнишка чуть повыше Джеймса, в школьной форме. Кайл хлопнул дверью и, привалившись к ней плечом, попытался запереть ее на ключ. Джеймс недоуменно уставился на него. Что тут, черт возьми, происходит?

Кайл не успел запереть дверь — в нее вломился еще один парень. Этот выглядел постарше. Одного роста с Кайлом, но раза в два шире. Кайл вскочил на кровать. Здоровяк сдернул его на пол, повалил, уселся сверху и пару раз заехал кулаком под дых.

— Улизнуть от меня собрался? — пропыхтел здоровяк.

— Забирай, — только и сказал Кайл.

И получил по уху. Здоровяк вытащил из-под пиджака Кайла дневник и хлопнул его по голове.

— Еще раз тронешь мои вещи, красавчик, я тебе нос на сторону сверну.

Он слез с Кайла, на прощание лягнул его в бедро и ушел.

Джеймс с любопытством привстал на кровати. Кайл попытался сделать вид, будто ничего не произошло, но, поднимаясь на ноги, скривился от боли.

— Меня зовут Кайл, — представился он.

— А я Джеймс. Чего это он так разозлился?

— Сегодня утром у него из кармана выпал дневник. Я его нашел. Там почти всё — полная чушь, но он написал одно стихотворение о девчонке.

10
{"b":"191428","o":1}