ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 37. БЕДА

Эмми потрясла Джеймса за плечо. Он с трудом разлепил глаза. За окном было еще темно.

— Одевайся скорее, — прошептала Эмми. — Только что звонил Эварт. Он едет за нами.

Джеймс сел. Эмми стояла на одной ноге и натягивала рваные джинсы.

— Что случилось?

— Понятия не имею, — сказала Эмми. — Эварт сказал, наша жизнь в опасности, и надо смываться как можно быстрее.

Джеймс натянул джинсы и кроссовки, схватил куртку и вслед за Эмми выскочил на улицу. Кэти проснулась и спросила, что стряслось. Ответа она не получила. Ребята бегом спустились к подножию холма, где их уже поджидал серебристый «БМВ» Эварта.

— Садитесь сзади, — велел Эварт.

Взвизгнули шины. Эварт бросил Эмми аптечку.

— Дай Джеймсу четыре таблетки и сделай два укола в руку. Умеешь делать уколы? — спросил он Эмми.

— Теоретически — да, — ответила Эмми.

Машина неслась по неосвещенной проселочной дороге. По окнам хлестали ветки.

— Что со мной? — спросил Джеймс

— Сними куртку, — велела Эмми.

Она вытащила из упаковки четыре таблетки и протянула их Джеймсу. Он посмотрел на коробку. На коробке было написано «ципрофлоксацин»*.

— Мне нужна вода, чтобы запить, — сказал Джеймс

— Воды нет, — сказал Эварт. — Забудь! Набери слюны. Чем быстрее таблетки попадут в организм, тем лучше.

После быстрого бега во рту у Джеймса пересохло. Он не сразу сумел проглотить таблетки.

— Я не могу держать шприц ровно, когда машина едет, — сказала Эмми.

Эварт нажал на тормоз и остановился у обочины. Эмми неловко воткнула в Джеймса первый шприц. Было чертовски больно.

— Ты когда-нибудь делала уколы? — спросил Джеймс Эмми ничего не ответила и воткнула в него второй шприц.

Эварт нажал на газ.

— Да скажите же, черт возьми, что стряслось? — закричал Джеймс.

— Они собирали не бомбу, — ответил Эварт. — Радиоуправляемые машинки везли ампулы с бактериями!

— Ну и ну, — воскликнула Эмми. — Надо было с самого начала догадаться. Плут — профессор микробиологии. Файр и Уорлд изучали биологию в университете. Они разбираются в микробах.

— Все сразу встало на свои места, — сказал Эварт. — Лучший способ распространить инфекцию по большому зданию — ввести ее в систему кондиционирования. Я проверил фургон, который засекла Эмми. Он принадлежит человеку, который в Грин-Бруке занимается профилактикой кондиционеров. Потом в хижине у Плута нашлась та папка с логотипом «RKМ». Я думал, это руководство к компьютеру, но оказалось, что фирма «RKM» производит кондиционеры.

— Что это за инфекция? — спросила Эмми.

— Мы еще не закончили анализ, — сказал Эварт. — Но, скорее всего, сибирская язва.

— Боже мой, — ахнула Эмми.

— Я не понял и половины из того, о чём вы говорите, — сказал Джеймс — Можете объяснить по-человечески?

— Ты знаешь, что такое сибирская язва. Джеймс? — спросил Эварт.

— Понятия не имею, но догадываюсь, что ничего хорошего, и вы опасаетесь, что я ее подцепил.

— Сибирская язва — уникальная болезнь. Микробы почти всех других болезней способны жить вне человеческого тела всего около восьми минут, — пояснил Эварт. — Но бациллы сибирской язва сохраняют жизнеспособность более шестидесяти лет. Практически при любой температуре. Поэтому их легко хранить и использовать как оружие. Горстка спор сибирской язвы в воздухе способна убить сотни человек.

— Где я ею заразился? — Джеймс содрогнулся.

— Может, еще не заразился, — сказал Эварт. — Антибиотики — это на всякий случай. Помнишь оранжевую коробку под верстаком в подземной мастерской?

— Да, — ответил Джеймс.

— Это герметичный ящик для токсичных отходов. Такие положено сжигать в печи при двух тысячах градусов.

— А я снял крышку и сунул внутрь руку, — сказал Джеймс.

— Да, к несчастью, — сказал Эварт. — У меня есть сделанная тобой фотография содержимого этого ящика. Когда я увидел ее, у меня чуть сердце не остановилось. Похоже, они туда складывали перчатки и маски, в которых работали с бактериями сибирской язвы.

— Я могу умереть? — спросил Джеймс.

— Скажу честно, Джеймс, если бактерии попали тебе в легкие, дело плохо. Даже при лечении антибиотиками, которые я тебе дал, смертность достигает пятидесяти процентов.

— А я не мог заразить Эмми или еще кого-нибудь? — спросил Джеймс.

— Возможно, часть бактерий прилипла к твоим пальцам, но болезнь опасна, только если вдохнуть тысячи спор. На всякий случай Эмми обследуют в больнице.

— Если я умру, — спросил Джеймс, — это будет... долго?

— Болезнь начинается через день после заражения и поначалу проявляется как грипп. Почти все умирают в первые девять дней.

— Куда мы едем? — спросила Эмми.

— В военный госпиталь возле Бристоля, примерно семьдесят километров отсюда, — сказал Эварт. — Туда уже вылетел профессор из Манчестера Он знает о сибирской язве больше всех на планете.

75
{"b":"191428","o":1}