ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Охотно, — сказал Джеймс.

ГЛАВА 39. ШТУРМ

Джеймс не мог понять, нравятся ли ему Себастьян и Кларк. Было в них что-то темное, но от этого они становились только интереснее. Они спали в ржавом фургоне рядом с хижиной матери.

Джеймс постучал в металлическую стену. Боковая дверь скользнула в сторону.

— Заползай, каракатица, — завопил Кларк изнутри.

Джеймс наклонился, чтобы снять резиновые сапоги. За несколько дней жизни в Форте Гармонии это вошло в привычку.

— Оставь, — сказал Кларк. — Грязь придает этому фургону своеобразие.

Джеймс вошел. Две газовые лампы разгоняли мрак тусклым оранжевым светом. Головой он едва не касался потолка. Матрац Кларка лежал под разбитым ветровым стеклом, там, где раньше были сиденья. Себастьян лежал на другом конце фургона и поигрывал большим охотничьим ножом. Металлический пол был мокрым, сквозь дыры в проржавевшем днище пробивалась трава. Повсюду валялась грязная одежда, пневматические пистолеты, ножи, рваные учебники.

— Ложись! — заорал Себастьян и швырнул ботинок через весь фургон. Он просвистел мимо Кларка и ударился о стену, оставив на ней грязное пятно. Второй ботинок угодил Джеймсу в спину.

Джеймс поглядел на свой запачканный свитер и улыбнулся.

— Тебе конец, — прорычал он и швырнул ботинок обратно, потом ринулся на Себастьяна и опрокинул его на спину.

— Куча мала! — завопил Кларк и обрушился на них сверху.

Трое мальчишек весело возились и утихли только тогда, когда совсем раскраснелись и запыхались. Под конец Джеймс стал таким же грязным, как Себастьян и Кларк. Кларк пустил по кругу бутылку воды. Джеймс отпил глоток и вылил немного воды на голову, чтобы остыть.

— Хочешь погулять и повеселиться? — предложил Кларк.

Джеймс пожал плечами.

— Если только не придется никого убивать.

— Ну ты прямо как девчонка, — удивился Кларк. — А я хотел спуститься с холма и пальнуть копу в задницу из пневматического пистолета

Себастьян расхохотался.

— Это было бы круто. Только слабо тебе.

Кларк взял с пола пистолет, накачал его и зарядил.

— Спорнем?

— На пятерку, — отозвался Себастьян и протянул Кларку руку.

Кларк подумал, не принять ли пари, потом засмеялся.

— Я так и знал, что ты не пойдешь, — сказал Себастьян.

— Терпеть не могу полицейских, — заявил Кларк. — Файр и Уорлд были лучшими из здешних ребят.

— Надеюсь, мама отпустит нас повидаться с ними в тюрьме, — сказал Себастьян.

— Вот было бы здорово, если бы они успели сделать то, что задумали, — сказал Кларк. — Мы стали бы родственниками самых безжалостных убийц за всю историю Англии, а когда люди начали бы заболевать, Файра и Уорлда уже и след простыл бы. И никто бы их не тронул.

— Две сотни человек погибли бы, — напомнил Джеймс — И у всех есть семьи и дети...

— Это богатеи, — возразил Кларк. — У них толстые жены и избалованные отвратные дети. Без них мир стал бы чище.

— Росс, послушал бы ты, что нам рассказывал Файр, — подхватил Себастьян. — У одного фермера в Южной Америке нефтяная труба разорвалась прямо на его земле. Всю ферму залило нефтью, посевы погибли. Он пошел в нефтяную компанию и потребовал, чтобы они вычистили его ферму. А они упрятали его в тюрьму и не давали пить и есть, пока он не подписал признание в том, что сам взорвал трубу. А после такого признания его посадили в тюрьму на пятьдесят лет. Выпустили только тогда, когда жалобы от борцов за защиту окружающей среды пошли потоком.

— Не очень-то мне в это верится, — сказал Джеймс

— Зайди в Интернет и посмотри сам, — предложил Кларк. — Там таких историй завались.

—- A еще Файр рассказывал, что в бедных странах тысячи детей погибают оттого, что питьевая вода загрязнена нефтью, — добавил Себастьян.

— Но всё равно нельзя же убивать людей! — возмущенно возразил Джеймс. — Вы, мужики, свихнулись!

— Это мы-то свихнулись? — разозлился Кларк. — А те, кто приедет на «Петрокон», они что, не свихнулись? Они бабки гребут лопатой, но не потратят ни пенса на то, чтобы дети перестали гибнуть.

* * *

На улицу решили не ходить: когда вокруг столько полицейских и журналистов, ничего интересного всё равно не придумаешь. Кларк повесил на стенку фургона картонную коробку с нарисованной мишенью, и они устроили соревнования по стрельбе из пневматического пистолета. Во время базового курса Джеймс не раз стрелял из настоящего оружия и сейчас показал себя неплохо, хотя и мог держать пистолет только одной рукой. Себастьян с Кларком стреляли отлично. Все пули ложились точно в центр картонной мишени. Потом братья принялись фокусничать. Кларк умудрился всадить пулю прямо между глаз ухмыляющемуся мальчишке на обложке учебника по математике, причем пистолет он держал за спиной.

В полночь в фургон заглянула мать Себастьяна и Кларка и велела ребятам ложиться спать. Они прибрались немного, чтобы освободить на полу место для спального мешка Джеймса, и наконец выключили дампы. В темноте ребята еще немного поболтали, в основном о Файре и Уорлде. Себастьян и Кларк знали уйму историй о том, что творили братья в школе и в тюрьме. Рассказы были крутые. Джеймс почти пожалел, что он из тех, кто ловит их и сажает за решетку.

* * *

Как-то так получилось, что разговор снова закончился потасовкой. Они колотили друг друга подушками и швырялись вещами. В темноте драться было даже интереснее, потому что можно было подкрасться и напасть исподтишка В ходе боевых действий спальный мешок Джеймса порвался, из него клочьями полетел синтепон.

78
{"b":"191428","o":1}