ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва оказавшись на руках у Джеймса, Джошуа примолк. Как только Керри собралась взять его к себе на колени, он опять поднял крик. Тогда Керри дала буты-лочку Джеймсу, и Джошуа спокойно принялся сосать молоко.

— Похоже, Джеймс, без дела на этом задании ты не останешься, — усмехнулась Зара. — Ты ему чем-то понравился.

Кайл рассмеялся.

— Наверно, Керри травмировала ребенку психику, когда вчера днем корчила ему рожи.

Джеймс не привык иметь дело с младенцами. Он боялся, что сделает что-нибудь не так, навредит малышу или, наоборот, тот отрыгнет на него только что выпитое молоко. Однако всё обошлось лишь несколькими пролитыми каплями. Наевшись, Джошуа спокойно лежал на коленях у Джеймса и играл с веревочками от его шортов. Постепенно Джеймс привык к нему и подумал: до чего же все-таки приятно, когда у тебя на коленях барахтается маленькое теплое тельце.

Почти треть домов в квартале Торнтон была заколочена. На вид строения выглядели вполне пристойно, но никто не желал селиться в них, потому что в километре к югу находился аэропорт. И каждые несколько минут над головой с грохотом пролетал авиалайнер с парой сотен пассажиров, сотрясая землю и наполняя воздух противным запахом авиационного топлива.

Поселиться в Торнтоне могли только те, кому больше некуда было деваться. Обитателями квартала были беженцы, студенты, бывшие заключенные и семьи, изгнанные из всех прочих мест за неоплату квартирных счетов.

Компания мальчишек прекратила футбольный матч, чтобы дать Заре проехать. Эварт и Николь прибыли несколькими минутами раньше. Николь распаковала чашки и стала заваривать чай.

Окна в домах были с тройным остеклением, чтобы защитить жильцов от самолетного шума, но даже они не спасали от вибрации. Кроме того, при закрытых окнах в домах быстро становилось слишком жарко.

Агенты начали размещаться. На семь человек приходилось три спальни. Кайл и Джеймс поселились в небольшой каморке с двумя койками, комодом и крошечным платяным шкафом

— Прямо как в старые добрые времена, — сказал Джеймс, припомнив, как они с Кайлом до поступления в «Херувим» делили комнату в детском доме.

— Даже одежду повесить некуда, — горестно посетовал Кайл. — Всё помнется.

— Занимай весь гардероб, — разрешил Джеймс — Я сложу шмотки в чемодан или под кровать.

— Если хоть одна твоя вещь завоняет, я ее сразу же выкину, — предупредил Кайл. — И не важно, будет это носок или пара кроссовок за семьдесят фунтов — как только учую запах, они полетят в мусорное ведро.

Джеймс рассмеялся.

— Я уже успел забыть, какой ты зануда.

*

Зара занялась обедом — поджарила рыбные палочки с картошкой и разогрела замороженный горох.

— Уж не обессудьте, — сказала она и протянула ребятам, рассевшимся перед телевизором, тарелки. — Привыкайте к моей кулинарии. Она рассчитана не на гурманов.

С улицы раздался грохот. Ребята побросали вилки и столпились у окна. На лужайке перед домом рассыпался мусор, к канаве катился опрокинутый металлический бак. По дороге улепетывали двое мальчишек. Эварт кинулся к дверям, но хулиганы успели скрыться в переулке.

Когда Джеймс обмакнул в кетчуп последний кусочек жареной картошки, Эварт выключил телевизор.

— Но я всегда смотрю «Соседей»*! — возмутилась Керри.

— А сегодня не будешь, — отозвался Эварт. — У вас, ребята, есть дело поважнее.

— Пойдите погуляйте, — сказала Зара — Попытайтесь завести друзей. В таких районах полным-полно сомнительных типов, так что держитесь вместе. И возвращайтесь, как только стемнеет.

— А ты, Джеймс, — добавил Эварт, — перед уходом убери мусор с газона.

— А почему я? — обиженно поинтересовался Джеймс

— Потому что я так сказал, — улыбнулся Эварт.

Джеймс хотел было взбунтоваться, но с таким, как Эварт, не поспоришь.

*

Завязать разговор оказалось легко. Летние каникулы тянулись уже несколько недель, и местные ребята скучали. Джеймс и Кайл до изнеможения гоняли в футбол. Керри и Николь стояли у обочины и болтали со стайкой девчонок. Ближе к вечеру всех четверых позвали на игровую площадку.

Площадка была самая обыкновенная: выгоревшие стены какой-то сторожки, изрисованные сверху донизу, покосившаяся карусель, шведская стенка, горка. Но как только село солнце, площадка начала оживать. По четверо или по пятеро прибывали ребята в возрасте от десяти до шестнадцати лет. Они курили, ссорились, шумели. Атмосфера накалялась. Детки побогаче, словно сошедшие с рекламных щитов фирмы «Найк», наезжали на беженцев, одетых в благотворительные лохмотья. Мальчишки заигрывали с девчонками, и вдруг по площадке пополз слух о том, что сюда идет банда из соседнего квартала и хочет затеять драку.

Как выяснилось, пару месяцев назад тут избили мальчишку. Ему наложили, по разным версиям, где-то от восьми до двух сотен швов.

— Ну и тоска, — заявила Керри после получаса ничегонеделания. Ей надоела эта бесконечная болтовня. — Пошли лучше домой.

— Иди, если хочешь, — ответил Джеймс — А я останусь и посмотрю. Может, завяжется потасовка. Тогда будет весело.

— Но будет еще и опасно, — возразила Керри. — Я тут заметила пару ребят с ножами, к тому же Зара велела нам вернуться засветло.

— Зара сказала то, Зара сказала сё — перебил ее Джеймс — Успокойся, Керри. Какой смысл в комендантском часе, если его не нарушать?

В поисках моральной поддержки Керри посмотрела на Николь.

— Ты идешь?

— Ни за что, — ответила Николь. — Посмотрю, может, произойдет что-нибудь интересное.

Все подождали еще двадцать минут. Мальчишка лет пятнадцати подошел и заговорил с Николь. Потом у кого-то зазвонил мобильник, в толпе пронеслась весть о какой-то машине.

— Что случилось? — спросила Керри.

— Машину угнали, — ответил ей кто-то из местных. — Покататься. Пошли, посмотрим. Обычно они устраивают целое представление.

____________________________________________

*«Соседи» («Neighbours») — один из самых популярных и «долгоиграющих» сериалов в мире. Повествует о жизни и взаимоотношениях обитателей одной улицы. Появился на австралийском телевидении в 1985 году, годом позже его начали показывать в Великобритании. Новые серии выходят и поныне, за прошедшие 20 лет с «Соседями» успели познакомиться жители 55 стран. Этот сериал помог «раскрутиться» таким звездам, как Кайли Миноуг, Рассел Кроу, Натали Имбрулья и Гай Пирс

Пятьдесят с лишним ребят направились с площадки к заброшенной автостоянке в нескольких сотнях метров от дороги. Заметив впереди свет фар, они разразились радостными криками. Это была «Субару Импреза» с турбонаддувом, серебристого цвета, с нарисованным на багажнике громадным крылом. Парень за рулем дал пару виражей на ручных тормозах. Машина закрутилась, от шин потянуло паленой резиной. Потом шофер не справился с управлением, машина врезалась в столбик ограждения, и на ее боку появилась большая царапина. Зрители восторженно зааплодировали, хотя парень мимоходом чуть не задавил пару девчонок на велосипедах.

— Чокнутый, — усмехнулся Джеймс — А вообще я бы и сам хотел попробовать.

Керри смерила его гневным взглядом

— Глупость какая! Они или сами убьются, или прикончат кого-нибудь из зрителей.

— Да брось ты, Керри, — отмахнулся Джеймс — Брюзжишь, как старая карга.

«Субару» с визгом затормозила в нескольких метрах от них. Как только облако дыма от шин рассеялось, шофер и его приятель открыли двери и обежали вокруг машины, поменявшись местами. Обоим было лет по пятнадцать.

— Эй, крошки! — крикнул новоиспеченный водитель.

Из толпы выскочили две девчонки самого вульгарного вида. Они подбежали к машине и забрались на заднее сиденье. В тот же миг шофер нажал на газ и принялся гонять вокруг квартала. На каждом повороте машину заносило, и пару раз задний бампер чуть не отвалился. Когда машина скрывалась из виду, до зрителей все равно доносились рев мотора и скрежет шин. Потом гонщики вернулись на автостоянку, чтобы еще раз насладиться овациями публики.

11
{"b":"191431","o":1}