ЛитМир - Электронная Библиотека

Так они сидели пару минут, потом Эйприл отодвинулась и обдала его шоколадным дыханием.

— Ну, — прошептала она, — мы будем целоваться или нет?

Джеймс подумал: «Какого черта? В конце концов, у меня сегодня день рождения!» Они целовались минут десять, прервавшись, только когда фильм подошел к развязке. На экране началась погоня и большая драка, на которую стоило посмотреть.

Как только по экрану поплыли титры, Николь и Джуниор направились к тому самому старику. Он брел к выходу.

— Простите, пожалуйста, — вежливо начала Николь.

Старик с подозрением обернулся.

— Что вам надо?

— Мы тебе еще покажем, как ябедничать, старый пень! — вдруг выкрикнула Николь.

И они с Джуниором бросились бежать. Джеймс ошарашенно смотрел им вслед, потом вместе с Эйприл тоже помчался за ними, понимая, что, если он останется стоять, ему попадет. Выскочив в фойе, Джуниор налетел на прилавок с орешками и чипсами; пакетики рассыпались по полу. Никто из служащих кинотеатра за ними не погнался.

Они отбежали от кинотеатра на пару сотен метров и выскочили на боковую улицу. Джеймс кипел от злости.

— Вы что, обалдели?! — заорал он. — С чего вам это в голову взбрело?

— Да ты чего, какая муха тебя укусила? — ухмыльнулась Николь.

Джуниор от хохота согнулся пополам.

— Он же старик! — бушевал Джеймс. — Как так можно! А если бы он погнался за вами, упал и ногу сломал?

Эйприл ничего не говорила, но стояла рядом с Джеймсом, показывая, что она на его стороне.

— Да хоть бы и сломал! — со злостью закричала Николь. — Чтоб он вообще сдох!

— Прелестно, — проворчала Эйприл.

— Терпеть не могу стариков, — заявила Николь.

— Ты и сама когда-нибудь состаришься, — напомнил Джеймс.

— Ну уж нет, — отрезала Николь. — Я буду жить стремительно и умру молодой.

— Что будем делать дальше? — спросил Джуниор, с трудом пытаясь отдышаться после приступа смеха. — Может, пойдем поедим? Умираю с голоду.

Джеймсу было велено подружиться с Джуниором, но бывают случаи, когда, сколько ни старайся, эмоции берут верх.

— Я пойду домой, — коротко заявил Джеймс. — Хочется принять душ.

— Ты ведь не насовсем откалываешься? — забеспокоился Джуниор. — Придешь вечером в молодежный клуб?

— Конечно, — сказал Джеймс без всякого воодушевления. — Там все будут.

— Я утащу у отца немного пива, — сказал Джуниор. — Повеселимся на славу!

Джуниор с Николь, обнявшись, побрели к закусочной. Джеймс и Эйприл остались ждать на остановке. Когда пришел ее автобус, Джейм быстро чмокнул девочку.

— Приходи вечером в молодежный клуб, — сказала Эйприл. — И не позволяй этим недоумкам испортить себе день рождения.

— Не позволю, — пообещал Джеймс.

Но мерзкое чувство не оставляло его всю дорогу. Одно дело — озорничать, и совсем другое — намеренно сделать человеку гадость. После выходки со стариком он никак не мог отделаться от гнусного привкуса во рту.

20. ПРАЗДНОВАНИЕ

Подразумевалось, что происшествие с Шальным Джо следует хранить в тайне, однако такие истории в мгновение ока разлетаются по всему свету и по пути обрастают невероятными подробностями. Достойный героев подвиг, вызвавший открытую похвалу со стороны Говарда Моррисона, вознес Джеймса на невиданные высоты популярности.

Войдя в молодежный центр вместе с Керри и Динешем, он неуверенно помешкал на пороге. Все кругом радостно улыбались и спешили его поприветствовать. Он подсел за столик к Джуниору и Николь.

— Хочешь пивка? — спросил Джуниор, протягивая банку.

В молодежном клубе запрещалось распивать алкогольные напитки, но смотритель относился к своей работе не слишком усердно — он всегда сидел в уголке, переводя книги на немецкий. Если вспыхивала драка, он звонил наверх, вызывал из боксерского клуба пару ребят, и те наводили порядок. В общем, главное не устраивать потасовку — а все остальное легко сойдет с рук.

— Хочу. — Джеймс вскрыл банку.

Эйприл села рядом с Джеймсом, и они поцеловались. Ему стало неловко, потому что всего в нескольких метрах сидела Керри.

Пара часов прошла как в тумане. Входили и выходили ребята. Все пили и подшучивали друг над другом. Керри и Динеш отхлебывали пиво маленькими глоточками, Джеймс и Эйприл выпили уже пару банок, а Николь с Джуниором совсем слетели с катушек. Один раз Николь зашлась в таком припадке смеха, что свалилась со стула.

*

Молодежный клуб закрывался в десять, и перед уходом домой Джеймс решил зайти в уборную. Он в прекрасном настроении спустился по лестнице в вонючий подвальный туалет.

— Ты меня простил, да?

Джеймс обернулся и у соседнего писсуара увидел Джуниора.

— Ну, за того старика, — заплетающимся языком пояснил Джуниор. — Николь терпеть не может стариков. Мы слишком увлеклись.

— Конечно, простил, — сказал Джеймс.

— У меня кое-что есть, — заявил Джуниор. — Только давай выйдем отсюда.

Они оказались на площадке у подножия лестницы, между мужским и женским туалетами. Джуниор достал из кармана коробочку из-под таблеток и снял крышку. Внутри лежала короткая металлическая трубочка и тонкий слой белого порошка.

— С каких это пор ты начал нюхать? — изумился Джеймс.

— После кино.

— То-то я смотрю, с чего это вы двое выделываетесь как придурки, — сказал Джеймс.

— Попробуй, — предложил Джуниор.

— Не хочу я в это впутываться, — заявил Джеймс.

Тут из женского туалета вышла Николь и посмотрела на Джеймса.

— Именинник отказывается, — хихикнул Джуниор.

— Вот и хорошо, — отозвалась Николь. — Мне больше достанется.

Джеймс снова заглянул в коробочку. Взял трубочку и повертел ее в руках.

Тут послышался голос Келвина.

— Эй, ребята, выходите, — крикнул он. — Я закрываю.

Он стоял на верхней площадке лестницы. Джуниор поспешно убрал кокаин. Джеймс развернулся, пряча металлическую трубочку в кулаке.

— Сейчас, секундочку, — крикнул Джуниор.

— Живее, — прорычал Келвин. — Не злите меня.

Все трое, шатаясь, поплелись наверх и, миновав зал, вышли на улицу. Ночи уже становились холодными. Около входа, дрожа, стояли Керри, Эйприл и еще целая толпа ребят. Джеймс протолкался к Эйприл.

— Хочешь, зайдем к нам? — пригласил Джеймс. — Это всего в десяти минутах пешком.

Эйприл покачала головой.

— Келвин подвезет меня с Джуниором и Динешем домой. Придется тайком провести Джуниора через заднюю дверь. Если отец увидит его в таком состоянии, он его убьет.

— Ладно. — Джеймс склонился и на прощание поцеловал Эйприл. — Поговорим завтра. Может, сходим в «Рив-Сентр» или еще куда-нибудь.

— Хорошо, — улыбнулась Эйприл. — Похоже, у тебя своих проблем выше крыши.

Джеймс обернулся и увидел, как Николь барахтается в сточной канаве.

*

Керри вошла первой и проверила, свободен ли путь. Эварт и Зара легли спать пораньше, и это было ребятам на руку. Джеймс и Кайл втащили Николь в кухню и усадили на стул.

— Я сейчас умру, — всхлипнула Николь и оперлась локтями о стол. — Боже, как мне плохо!

Керри налила ей стакан воды.

— Меня, кажется, сейчас опять стошнит, — простонала Николь.

Кайл достал из-под раковины ведро и поставил на стол. Николь склонилась над ним. Пластиковая пустота отражала ее всхлипы гулким эхом.

— Дай платок, — пробормотала она. — У меня из носа течет.

Джеймс оторвал бумажное полотенце и протянул ей. Николь отодвинула ведро, и все увидели, что у нее из носа идет кровь.

— Боже мой! — ахнула Керри. — Надо разбудить Зару.

— Нет! — взмолилась Николь. — А то мне влетит. Отведите меня в постель, я высплюсь, и все пройдет.

Керри взяла рулон полотенец и ведро и отнесла их в девчоночью спальню. Джеймс и Кайл подхватили Николь под руки, подняли ее со стула и повели через коридор. Она спотыкалась на каждом шагу.

— Николь, — твердо сказал Кайл. — Мы подошли к лестнице. Поднимай ноги.

Но тут голова Николь свесилась на грудь, ноги подкосились. Из носа свежей струей хлынула кровь.

30
{"b":"191431","o":1}