ЛитМир - Электронная Библиотека

— О господи! — в отчаянии воскликнул Кайл. — Давай ее уложим.

Из спальни им на подмогу спустилась Керри. Увидев на ковре обмякшее тело Николь, она кинулась в комнату к Эварту и Заре. Эварт в одних трусах стремглав сбежал по лестнице. Кайл пытался нащупать у Николь пульс.

— У нее сердце колотится, как бешеное, — сказал он.

— Вызвать скорую? — спросил Джеймс.

— Слишком долго ждать, — отмахнулся Эварт. — Я сам ее отвезу.

Прибежала Зара в ночной рубашке, принесла одежду и кроссовки для Эварта. Эварт мигом оделся и поднял Николь с ковра. Кайл уже вышел на дорогу и открыл дверцу микроавтобуса.

— Она нюхала кокаин, — выпалил Джеймс.

Он не хотел ябедничать, просто решил: если врачи будут знать, что с Николь, это поможет ее спасти.

— Час от часу не легче! — воскликнул Эварт. — Только этого нам не хватало!

Кайл помог ему уложить Николь на заднее сиденье. Эварт сел за руль и захлопнул дверцу с такой силой, что стекло чуть не вылетело. Когда автомобиль скрылся из виду, Джеймс зашел в дом и закрыл парадную дверь. Посреди кухни стояли Керри и Зара, обе в слезах.

— Надеюсь, она поправится, — всхлипнула Керри.

— Ты совершенно уверен, что она принимала кокаин? — спросила Зара

Джеймс кивнул. К горлу подступил комок.

— Я сам видел.

— Почему же ты ее не остановил? — сердито осведомилась Керри.

— Я пытался, — соврал Джеймс. — Но она меня не послушалась.

— А ты сам, Джеймс? — спросила Зара. — Не принимал?

— Еще чего! — возмутился Джеймс.

— И правильно, — сказала Зара. — Если в моче Николь найдут следы кокаина, ее выгонят из «Херувима».

— Точно? — спросил Джеймс.

— Вы же знаете правила, — ответила Зара. — Наркотики строго запрещены. Мы даже лишний раз напомнили вам об этом в описании задания — на всякий случай, если вам вдруг взбредут в голову какие-нибудь глупости.

— Вы сейчас пойдете спать? — беспокойно спросила Керри.

— Наверно, да, — кивнула Зара. — Может, хотите сначала чего-нибудь поесть или попить?

— Вряд ли я смогу уснуть, — вздохнула Керри. — Не хочу лежать в темноте и размышлять, что сейчас делается с Николь.

— Я посижу с тобой немного, — сказала Зара, обняв Керри. — Не волнуйся.

Джеймс подумал о Николь. О том, как ее везут на каталке по больнице, вставляют в горло трубочки, всаживают под кожу иголки. Попытался представить себе, каково это — быть в коме, и понял, что он тоже не хочет оставаться один.

*

Джеймс и Керри принесли одеяла и уселись в гостиной, положив ноги на кофейный столик. Ощущение было странное: они в тревоге ждали новостей, изнемогали от усталости, но не могли уснуть. Стрелки часов, казалось, приклеились к циферблату.

Наверху заплакал Джошуа, и Зара поднялась к нему.

— Скажи, ты нюхал кокаин? — прошептала Керри.

— Нет, — оскорбленно ответил Джеймс. — Я же сказал!

— Перед Зарой, — возразила Керри. — А мне с глазу на глаз?

— Я видел, как они нюхают. Мне тоже предлагали, но я отказался.

— Я рада, — улыбнулась Керри. — А то я была уверена, что, если в твой день рождения кто-нибудь затеет какую-то ерунду, ты наверняка окажешься в гуще событий.

— Ты что, считаешь меня круглым идиотом? — возмутился Джеймс.

Тут у Керри зазвонил мобильник. В молодежном центре, пока она была в туалете, Джеймс шутки ради сменил ей мелодию на национальный гимн, но сейчас она даже не обратила на это внимания.

— Динеш? — удивленно воскликнула Керри. — Ты плачешь?! Успокойся… Расскажи, что случилось. В полицейском участке? Какого черта ты там делаешь?

21. ГЛУПОСТЬ

Тремя часами раньше Келвин подвез до дома сначала Эйприл и Джуниора, а потом Динеша. Динеш жил с родителями в роскошном особняке неподалеку от Говарда Моррисона. Мистер Сингх сидел у себя в кабинете за портативным компьютером. Динеш не удивился, застав отца за работой, хотя шел уже двенадцатый час.

— Хорошо повеселился в клубе? — поинтересовался отец.

— Ничего особенного, — ответил Динеш. — Мама не звонила?

— Просила присмотреть за тобой, чтобы ты мыл за ушами и чаще менял трусы.

— Очень смешно, пап, — улыбнулся Динеш. — Я пошел спать. Смотри не засиживайся за работой.

Динеш почистил зубы и уже собирался лечь в постель, как вдруг услышал шум приближающегося автомобиля. Иногда в переулок заезжали машины — чтобы развернуться, но эта остановилась, открылись обе дверцы. Рядом притормозила еще одна. Белая, с синими огнями и полицейской эмблемой на крыше.

— Папа! — закричал Динеш.

Из первой машины вышли двое полицейских в штатском. Из второй — трое в мундирах, с винтовками. Два полисмена обогнули дом с разных сторон и перекрыли задний вход. Динеш поспешно натянул спортивные штаны и выбежал на лестничную площадку.

— Папа! — в испуге завопил Динеш. — У дома полиция!

Парадная дверь с грохотом распахнулась. При арестах по делам о наркотиках полицейские никогда не звонят в дверь, потому что это дает подозреваемому время уничтожить улики. Динеш раньше не видал винтовок, только в музее. Теперь сразу два дула были нацелены ему в голову.

— Лежать! — рявкнул полицейский. — Руки держать на виду.

Они подбежали к Динешу. Тот пытался унять дрожь во всем теле.

— Не бойся, сынок, — сказал полицейский. — Где твой папаша?

Мистер Сингх открыл дверь своего кабинета. Дула переместились на него.

— Руки вверх!

Один из полицейских в штатском поднялся по лестнице, толкнул мистера Сингха к стене и застегнул у него на запястьях наручники.

— У вас есть право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас…

Вооруженный полисмен посмотрел на Динеша.

— Кто еще есть дома?

— Никого, — ответил Динеш.

— А где твоя мама?

— В Барселоне. Приедет завтра.

— Сколько тебе лет?

— Двенадцать.

— Мы не можем оставить тебя дома одного, — сказал полицейский. — Тебе придется поехать с нами.

*

К дверям подъехала полицейская машина. Зара открыла дверь — на пороге стоял испуганный Динеш.

— Можно мне побыть у вас? — спросил он. — Мне велели подумать, у кого я мог бы побыть до тех пор, пока не вернется мама. Первой мне пришла в голову Керри.

— Не волнуйся, — ответила Зара и положила руку на плечо Динешу. — В этом доме крутится столько детей! Одним больше, одним меньше — не имеет значения.

Полицейский потребовал, чтобы Зара расписалась на бланке, а Динеш пошел в гостиную. Керри встала и обняла его.

— Мне очень жаль твоего папу, — сказала она.

— Я же говорил, он мошенник, — сердито ответил Динеш. — Рано или поздно это должно было произойти. — Он обвел взглядом одеяла и подушки, разбросанные по гостиной.

— Мы не можем уснуть, — пояснила Керри. — Николь отвезли в больницу.

— Как она?

— Кайл звонил из больницы. Ей вкололи адреналин, чтобы вернуть в сознание. Потом промыли желудок.

— Однажды я видел нечто подобное по телевизору, — сказал Динеш. — Ужасная гадость. Человеку вставляют в горло резиновую трубку и проталкивают ее в желудок.

— Ее будут держать под наблюдением еще несколько часов, — сказал Джеймс — Но уверяют, что она поправится.

Динеш выдавил улыбку.

— Не хотел бы я быть на ее месте, когда она вернется домой.

В четвертом часу утра из больницы на такси приехал Кайл. Зара велела всем отправляться наверх и попытаться хоть немного отдохнуть. Динеш лег спать на кровати Николь.

*

Пока операция шла своим чередом, Эварт держался спокойно. Но в то субботнее утро, часов в одиннадцать, он разбудил Джеймса, резко встряхнув его за плечо, и его вид не предвещал ничего хорошего.

— В ванную! Быстро! — рявкнул он.

— Чего? — проворчал Джеймс, протирая глаза.

Эварт схватил Джеймса за руку и сдернул с кровати, чуть не вывихнув плечо. Затолкал его в ванную, запер дверь и прижал к стене.

— Пока Динеш в доме, придется вести себя тихо, — прошептал Эварт. — Рассказывай начистоту, что произошло вчера вечером, а то тебе не поздоровится.

31
{"b":"191431","o":1}