ЛитМир - Электронная Библиотека

— Подумать только!.. — проговорил он, широко раскинув руки. — Если учесть разницу во времени между Флоридой и Лондоном, то меньше чем через три дня опять настанет мерзкий понедельник, и мы будем сидеть на нудном уроке в школе «Грэй-Парк»…

— Нет чтобы сказать что-нибудь хорошее, — вздохнул Джеймс. — Как твой глаз?

— Побаливает, — ответил Джуниор. — Жаль, что мы не смогли провести нормальный бой.

Джеймс вскарабкался на деревянный настил за домом и шагнул в раздвижную дверь. Кроссовка поехала, угодив во что-то мокрое. Он оперся о стену, чтобы не упасть. В кухне горел свет, на полу неподвижно лежал скатившийся с дивана Джордж.

— Здесь что-то произошло, — испуганно сказал Джеймс.

Джуниор только усмехнулся.

— Что, маньяк с топором вломился?

— Я серьезно, — возразил Джеймс, приподнимая кроссовку из липкой лужи.

И тут у него голова пошла кругом. Подошва была измазана в крови.

— Брось, Джеймс, — сказал Джуниор. — Хватит меня пугать.

Джуниор вошел в комнату и увидел на полу Джорджа.

— Значит, все-таки свалился! — захохотал Джуниор.

Джеймс включил настольную лампу. Тут Джуниор понял, что Джордж мертв, осознал, что стоит в луже крови, и пронзительно завизжал.

30. ТЕЛО

Джеймсу до сих пор по ночам чудилось прикосновение холодных маминых пальцев в тот вечер, когда он нашел ее мертвой перед телевизором. Труп Джорджа не так сильно потряс его, хотя на вид был гораздо ужаснее. Из пулевой раны под рубашкой сочилась кровь. Она капала со свисающей руки и растекалась по стыкам кафельных плиток. Сетка из красных черточек стягивалась к луже, образовавшейся у раздвижных дверей.

Джеймсу показалось, что всё происходит, будто в замедленном кино. Он чувствовал вибрирующие переливы испуганного крика Джуниора, видел, как у приятеля изо рта вылетают брызги слюны.

У мальчика в голове тут же сложилась своя версия произошедшего: Говард застрелил Джорджа за предательство, а потом сбежал. Но эта теория рассыпалась в тот миг, когда Джеймс прошел через гостиную и выглянул сквозь приоткрытую дверь. На табурете возле кухонной стойки сидел Говард, его держали на прицеле трое вооруженных бандитов. Видимо, они успели его избить.

— Не трогайте мальчишек, — сказал Говард, услышав крик Джуниора. — Я всё расскажу.

Джеймс понял, что через долю секунды бандиты, схватившие Говарда, выскочат из кухни и возьмут на мушку его и Джуниора. Он обернулся к Джуниору — тот оцепенело стоял у дверей, пялясь на распростертое тело Джорджа.

— Беги! — крикнул Джеймс. — Приведи помощь!

Джуниор уже успел выйти из состояния паники и расслышал приказ. Он спрыгнул с деревянного настила и пустился бежать по пляжу. Джеймс надеялся, что у приятеля хватит ума заскочить в один из соседних домов и позвонить в полицию.

Джеймс тоже хотел было удрать, но не успел: из кухни выбежал громила самого свирепого вида. Сквозь мокрую от пота футболку, прилипшую к телу, просвечивали бесчисленные татуировки.

— А ну, иди сюда, малыш! — заорал он и выхватил пистолет.

Джеймс бросился к ближайшей двери, ведшей в парадную гостиную, где Говард держал стереоаппаратуру и коллекцию записей.

— Эй! — крикнул громила. — Шутить со мной вздумал? Я тебя убью, не успеешь до двери добежать!

Акцент у него был мексиканский или что-то вроде того. Джеймс не знал, чего они хотят от Говарда, но бандиты ясно дали понять, что готовы на убийство, и он не хотел стать следующей жертвой. Мальчик подумал, не выскочить ли в окно, но в этой комнате было только одно окно — длинное и узкое, под самым потолком. До него не добраться — громила раньше пристрелит.

В двери изнутри торчал ключ. Повернув его, Джеймс выиграл несколько секунд. Потом он придвинул к двери кресло. Громила снаружи с грохотом дергал за ручку. Надо было срочно найти какое-нибудь оружие.

— Отопри, а то застрелю! — вопил бандит, колотя в дверь кулаком.

Джеймс схватил, с полки виниловую пластинку—весьма редкое и дорогое издание альбома «Led Zeppelin IV»*. Его учили, что любой предмет из твердого пластика может послужить холодным оружием Он прислонил пластинку в конверте наискосок к стене и изо всех сил наступил на нее окровавленной кроссовкой.

Громила плечом выламывал дверь.

Из кухни донесся голос его подельника:

— Помощь нужна?

— Да тут просто один мальчишка, — безмятежным тоном отозвался гангстер. — Скоро ему не поздоровится.

Три оглушительных выстрела высадили замок. Джеймс вытащил из конверта осколки пластинки и выбрал самый острый.

Великан пару раз пнул дверь, отодвигая кресло. Джеймс прижался спиной к стене возле двери, крепко зажав в руке острый осколок винила. Сердце бешено колотилось, готовое выскочить из груди. Если он промахнется, не миновать пули в голову.

Увидев в двери пистолет, Джеймс в тот же миг одной рукой схватился за ствол, а другой воткнул нападавшему в запястье осколок пластика. Громила взвыл от боли. Его пальцы разжались, Джеймс выхватил пистолет, отскочил к дальней стене и прижал палец к спусковому крючку.

Бандит перешагнул через опрокинутое кресло и выдернул осколок из руки. На его губах играла самоуверенная ухмылка.

— Не великовата ли пушка для такого малыша? — осклабился он, показав желтые зубы. — Ты серьезно хочешь в меня пальнуть?

На кухне что-то загремело. Говард Моррисон вскрикнул от боли.

— На колени, руки за голову! — пролепетал Джеймс.

Громила приближался. Джеймс вспомнил уроки стрельбы: если ты находишься в сравнительно неплохом положении, можно стрелять так, чтобы только ранить человека, но если тебе грозит смертельная опасность, то лучше не рисковать. Надо целиться в самую большую мишень — в грудь.

— Не подходи, а то выстрелю! — в отчаянии воскликнул Джеймс.

Пистолет в дрожащих руках весил тысячу тонн. Громила пропустил угрозу мимо ушей и приблизился еще на шаг. Джеймс не хотел стрелять, но что ему оставалось? Он затаил дыхание, чтобы руки не тряслись.

— Никого ты не убьешь, — ухмыльнулся гангстер и занес ногу, чтобы сделать еще один шаг — последний, после которого Джеймс окажется в его руках.

Оглушительный грохот сотряс комнату. Пуля ударила громилу в грудь с расстояния меньше двух метров. Он опрокинулся в перевернутое кресло, ноги взметнулись в воздух. Джеймс, шатаясь, перешагнул через убитого и выскочил в коридор. Его тошнило. Еще бы — ведь он только что выпустил пулю не в учебный манекен, а в живого человека!

Джеймс кинулся в гостиную, намереваясь сбежать через пляж, но тут увидел, как еще один громила с пистолетом тащит к дому Джуниора. Джеймс юркнул обратно в коридор, надеясь, что бандит на пляже его не заметил. Через секунду-другую преступники, оставшиеся на кухне, выйдут на звук выстрела — посмотреть, что происходит. Чтобы выбраться из дома, нужно было миновать кухонную дверь, а это чистое самоубийство. Оставалось только одно.

Не выпуская пистолета из рук, Джеймс взбежал наверх. Зашел к себе, взял мобильник и позвонил Джону Джонсу. Ответила женщина.

— Можно Джона Джонса?

— Я Беверли Шапиро, — представилась женщина. — Ты Джеймс Беккет?

— Да, — ответил Джеймс. — А где Джон?

— В комнате отдыха. Джеймс, ты, кажется, чем-то встревожен. Можешь поговорить со мной. Я сотрудник Агентства по борьбе с наркотиками, работаю вместе с Джоном.

Джеймс облегченно вздохнул.

— Слава богу! Слушайте, я в доме Говарда Моррисона. Внизу толпа вооруженных бандитов. Они избивают Говарда, стараются выведать у него какую-то информацию.

— Я позвоню в местное отделение полиции, — сказала Беверли. — Сможешь выбраться из дома?

— Джуниор хотел убежать через пляж, но его схватили. Мне кажется, дом оцеплен.

— Сейчас же звоню в полицию, — сказала Беверли. — Найди себе укрытие и оставайся на связи.

Джеймс прикинул, куда бы спрятаться, но понял, что ему нигде не продержаться дольше нескольких минут. Полицейские приедут еще нескоро, и даже когда они будут здесь, то вряд ли сразу же полезут в дом, прямо под выстрелы. Может быть, притаиться на верхней площадке лестницы и стрелять в каждого, кто захочет подняться? Это сработало бы в доме, где всего одна лестница, но в особняке Говарда Моррисона их целых три. А если считать металлическую лестницу, ведущую в гараж, то четыре.

44
{"b":"191431","o":1}