ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что касается наказания, каждый день после уроков вы втроем будете помогать старшему садовнику. У нас не хватает персонала, чтобы должным образом ухаживать за газонами. Весь следующий месяц вы будете по два часа в день косить траву.

Джеймс застонал про себя. Дополнительные тренировки по утрам и работа на газонах каждый вечер. Месяц превратится в сплошной кошмар.

— Вопросы есть? — спросил Мак.

Ребята покачали головами и встали.

— Кстати, Джеймс, — остановил мальчика директор.

— Что? — обернулся Джеймс.

Мак взял со стола фотографию в рамке и повернул к Джеймсу. На снимке были Мак с женой, шестерыми взрослыми детьми и целым выводком внуков.

— Джеймс, будь добр, передай сестре, что стекло в этой рамке замечательно отражает всё, что происходит у меня за окном. Я буду ждать Лорин и Бетани у себя в кабинете. И сообщи им, что до конца недели они будут помогать тебе работать в саду.

5. СОН

ЧЕРЕЗ ДВЕ НЕДЕЛИ

Джеймс встал в половине шестого утра, хотя все тело молило его не вылезать из-под одеяла. Надел спортивный костюм и отправился на беговую дорожку, глядя, как над лагерем встает солнце. На то, чтобы пробежать двадцать пять кругов, то есть десять километров, уходил целый час. Потом он принял душ, за завтраком обсудил с Шакилем кое-что из домашней работы. Уроки длились с половины девятого до двух часов, с получасовым перерывом на обед. После школы его ждала тренировка по карате и сорокапятиминутная полоса препятствий. Взмыленный Джеймс опрокинул пол-литровую пачку апельсинового сока и пошел к садовнику — взять из кладовой самоходную газонокосилку. На ней надо было ехать, а не таскать ее вручную, и занятие, в принципе, было не таким уж тяжелым, но солнце палило нещадно, а от травяной пыльцы чесались глаза.

Немного отдохнуть удалось только в четверть седьмого. Ужин в лагере всегда был знаменательным событием, ребята общались и обменивались сплетнями. Почти все херувимцы успевали закончить домашнюю работу до ужина и вечером отдыхали, но из-за проклятых газонов Джеймс сегодня даже не приступал к заданиям. На домашнюю работу выделялось два часа в день. Некоторые учителя были людьми порядочными. А другие задавали так много, что к положенным двум часам прибавлялось чуть ли не столько же.

Джеймс возвратился к себе в комнату в начале восьмого. Уселся за стол, достал учебники и раскрыл дневник. За те две недели, которые прошли после возвращения в лагерь, Джеймс получил кучу домашних заданий, которые поглощали всё его свободное время до последней секунды.

Вечер стоял теплый, поэтому Джеймс оставил окно открытым. Легкий ветерок шуршал пластиковыми планками жалюзи. У Джеймса слипались глаза, слова в учебнике расплывались. Голова сама собой опустилась на стол, и он задремал, не успев написать ни единого слова

*

По другую сторону коридора жил приятель Джеймса Кайл. Ему было почти пятнадцать, но ростом он ненамного превосходил Джеймса.

— Эй, соня-засоня, — сказал Кайл и щелкнул Джеймса по уху.

Джеймс ошалело поднял голову, открыл глаза, глубоко вздохнул и посмотрел на часы. Одиннадцатый час.

— Тьфу ты, черт! — испуганно воскликнул Джеймс — Если я до завтра не напишу работу по истории, из меня котлету сделают. Надо состряпать доклад на две тысячи слов, а я ни главы в учебнике не прочитал.

— Попроси отсрочку, — посоветовал Кайл.

— Я уже брал отсрочку. И отсрочку после этой отсрочки. Перед школой мне нужно бегать, а после — косить газоны. Да в сутках столько часов не наберется! Я всё воскресенье корпел над уроками и все равно сильно отстаю.

— Поговори со своей наставницей.

— Пробовал, — вздохнул Джеймс. — Знаешь, что сказала Мерил?

— Что?

— Мол, если я действительно так загружен работой, то откуда я взял время, чтоб сидеть у нее в кабинете и хныкать?

Кайл рассмеялся.

— По-моему, они хотят меня доконать, — простонал Джеймс.

— Нет, — ответил Кайл. — Они пытаются привить тебе чувство дисциплины. Через месяц такой беготни ты крепко подумаешь, прежде чем нарушить правила. Сам виноват. Надо было на каникулах поддерживать себя хоть в маломальской форме и внимательно читать описание задания. Все тебя предупреждали. И я, и Керри, и Мерил, и Эмми. Но ты всегда всё знаешь лучше всех.

Джеймс в сердцах смахнул книги и ручки на пол.

— Хорошая мысль, — ухмыльнулся Кайл. — Идеальное решение проблемы.

— Избавь меня от нотаций! — заорал Джеймс. — У меня глаза слипаются, и я прибью всякого, кто скажет: «Я же говорил».

— Что у тебя за доклад? — спросил Кайл.

— Две тысячи слов об основании Британской разведывательной службы и ее роли в Первой мировой войне.

— Интересная тема, — отметил Кайл.

— Лучше уж съесть бутылочку соплей, — буркнул Джеймс

— Малыш, я могу тебе помочь. Я проходил этот курс два года назад. У меня сохранились наброски и сам доклад.

— Спасибо, Кайл, — обрадовался Джеймс. — Ты спас мне жизнь.

— Десять фунтов, — бросил Кайл.

— Чего? — ахнул Джеймс. — Ну и друг же ты после этого! Хочешь заработать на моей беде?

— Не доклад, а конфетка, Джеймс. Материал высшего класса! Девчонка, у которой я его перекатал, сейчас изучает историю в Гарвардском университете в Штатах.

— Хватит с тебя и пятерки, — сказал Джеймс. Он счел, что пяти фунтов хороший доклад как-никак стоит. Хоть и придется менять абзацы местами и переписывать всё своим почерком, но на это уйдет от силы час, а писать работу самому с нуля пришлось бы целую ночь.

— Жмот, — процедил Кайл и скривил губы, как будто никак не мог решиться. — Но у меня сейчас туговато с деньгами… Так и быть, отдам за пятерку, только бабки сразу.

Джеймс покопался в столе и извлек пять фунтов. Кайл засунул купюру в карман.

— Только чтобы доклад был хорошим, — предупредил Джеймс.

— Не волнуйся, — заверил его Кайл. — Но я пришел сюда не для того, чтобы помогать тебе с уроками. Я назначен старшим агентом в одной намечающейся серьезной операции. Нам нужны еще трое ребят. Мы с Эвартом Аскером обсудили это и решили взять тебя.

Однако Джеймс не разделял его энтузиазма.

— Не хочу больше работать с Эвартом. Он психопат.

— Эварт от тебя в восторге, — сказал Кайл. — Считает, что ты классно проявил себя в той антитеррористической работе. К тому же команда будет большая. Эварт поедет с женой. А он у нее под каблуком.

— А кто еще поедет?

— Я, конечно, — ответил Кайл. — И Керри. Она пока ходит с палочкой, но врачи говорят, что ко дню отъезда поправится. И нужна еще одна девчонка. Хотели взять Габриэль, но ее придерживают для какой-то работы в Южной Африке.

— Давай возьмем Николь Эддисон, — предложил Джеймс.

— Кого-кого? — переспросил Кайл.

— Ты ее знаешь, — напомнил Джеймс. — Она приступила к базовому курсу вместе со мной и вылетела в первый же день. Получила серую футболку со второй попытки. По-моему, она выполнила задание или два, но пока ничего значительного.

— По-моему, я догадываюсь, о ком ты говоришь, — сказал Кайл. — Это та грудастая девчонка, о которой ты мне все уши прожужжал?

— А грудь у нее и вправду что надо, — ухмыльнулся Джеймс.

— Джеймс, — оскорбленно заявил Кайл. — Нельзя же выбирать девчонку для задания только потому, что у нее грудь большая.

— А почему бы и нет?

— Ну, для начала, это неприкрытый сексизм.

— Да брось ты, Кайл. Она девчонка прикольная. Мы с ней вместе изучаем русский, и ее вечно выгоняют из класса за то, что она валяет дурака. И пока Керри не узнала и не надавала мне по шее, какая разница, сексизм это или нет?

— Ладно, попрошу Эварта внести ее в список кандидатур, — неохотно уступил Кайл. — Но ее возьмут, только если она того заслуживает. Первое совещание завтра. Нужно изучить целую гору материалов.

— Грандиозно, — проворчал Джеймс. — А где я возьму время?

— А разве я не сказал? — притворно удивился Кайл — Я уже договорился с Мерил. По утрам ты все равно будешь бегать, но некоторые предметы тебе на время убрали, а Мак согласился избавить тебя от газонов.

7
{"b":"191431","o":1}