ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ключ, ключ, ключ, — бормотал себе под нос Джос.

Том услышал лязг замка входной двери. Оставались считанные секунды. Вытянув ноги как можно дальше перед собой, он начал постепенно раскачиваться. Дверь под ним уже приоткрылась, и в нее врывался треск полицейских раций.

— Добрый вечер, мистер Скаттерхорн.

Том постарался не думать об этом. Сейчас он качнулся назад. Теперь надо сосредоточиться, еще один взмах, и инерция доставит его туда…

— Кража? — услышал он дядин голос. — Подождите минутку…

Джос зашаркал к выключателю. Сейчас или никогда. Том качнулся как можно дальше вперед и разжал пальцы — темный ковер спины мамонта бросился ему навстречу… Бум! Удар вышел настолько сильным, что едва не вышиб из мальчика дух, но он крепко вцепился, зарывшись пальцами в длинную шерсть. И тут же зажегся свет.

— Боже правый! — воскликнул Джос, воззрившись на качающийся посреди зала трос.

— Упустили паршивца, — проворчал другой, показавшийся Тому знакомым голос.

Мальчик чуть приподнял голову и увидел двоих полицейских, уставившихся на крышу. У одного были усы, а у другого — почти детское лицо.

Вот теперь он точно влип.

Что, если его найдут они? Том попытался придумать хоть одно объяснение тому, что он здесь делает, но не смог.

— Ага, — протянул усатый, осматривая витрину с панголином.

Нагнувшись, он поднял аккуратный кружок стекла, вырезанный из ее боковой стенки.

— Судя по всему, сработано алмазом.

Джос подошел ближе и заглянул в отверстие.

— Очень странно.

— Что именно? — спросил усатый.

— Ничего не пропало.

— Вы уверены? — уточнил полицейский, пристально глядя на Джоса.

— Полностью. Определенно. Все на месте.

Усатый поднял бровь.

— Тогда зачем бы ему вырезать эту дыру?

Джос пожал плечами. Его волосы торчали во все стороны, и выглядел он куда безумнее, чем обычно.

— Может, грабителя… спугнули? — сонно предположил он.

Усатый прищурился и окинул зал внимательным взглядом. Пусть старик и выглядел полоумным, но говорил он дело. И если вора спугнули, вполне возможно, он все еще в музее.

— Стойте здесь, — велел он Джосу. — Никуда не уходите — позже мне нужно будет с вами поговорить. Мун!

— Сэр? — пискнул Мун удивительно высоким голосом для столь крупного человека.

— На второй этаж. Обыщи все. Преступник может все еще торчать здесь.

— Слушаюсь, сэр.

И Мун помчался по лестнице с изяществом гиппопотама.

— Ну куда мог подеваться маленький негодяй? — прошептал усатый, тщательно осматривая витрины.

Дядюшка Джос хотел было присоединиться к нему, но передумал. Шаркая ногами, он устало подошел к стулу рядом с витриной колибри и сел, наблюдая за происходящим. Его лицо выражало смирение человека, далеко не впервые оказавшегося в подобной ситуации.

Наблюдая за происходящим с высоты мамонта, Том прикидывал, что ему делать. Ситуация сложилась хуже некуда. Рано или поздно полицейские выглянут вниз с балкона и увидят распростертого на мохнатой спине человека. До сих пор его не заметили лишь благодаря тому, что его одежда почти совпала по цвету с мехом. Возможно, ему удастся соскользнуть по ноге зверя и смыться. Но как он собирается проделать это на ярком свету?

— Сэр!

Мун с грохотом спустился с птичьей галереи, и усатый высунул голову из-за медведя.

— В чем дело, Мун?

— Сэр, — пропищал тот, — наверху украден экспонат. Кукабарра, если не ошибаюсь. Что скажете?

Усатый помрачнел. Он выбрался из-за чучела, поправил фуражку и решительно направился к лестнице.

— Кукабарра, да? — переспросил он, словно видел в этом какую-то подсказку.

— Да, сэр, смеющийся зимородок. Забавный такой.

— Хорошо, Мун.

Полицейские вместе поднялись в галерею птиц. Как только они ушли, Том бросил взгляд на дядюшку Джоса, сидящего у куста с колибри, и увидел, что его голова склонилась к витрине. Он снова уснул.

«Сейчас или никогда, — решил Том. — Пора».

Он отполз назад, отталкиваясь руками, повис на левом бедре мамонта и наполовину упал, наполовину соскользнул на пол. Что дальше? Рискнуть перебежать через зал и вернуться в спальню? Да, нужно убраться отсюда. Бежать…

Но Том успел лишь на пару шагов выйти из тени мамонта, когда услышал, что полицейские уже идут обратно.

— Кража антиквариата, Мун, не везет, как всегда, — ворчал усатый.

— Сэр?

— Бумажная работа, Мун. Куча бумаг. Возраст, стоимость, описание, что угодно…

Том на цыпочках нырнул обратно за мамонта, сердце бешено колотилось в груди. Куда теперь? Позади, под лестницей, обнаружилась треугольная дверца в чулан — подходящее место. Одним прыжком он подскочил к ней и потянулся к ручке. Не заперто! Он быстро проскользнул в чулан и бесшумно прикрыл за собой дверь. Темно, хоть глаз выколи. На лбу Тома выступили капельки пота.

Это безумие.

Почему он играет в кошки-мышки с двумя полицейскими, если сам ни в чем не виноват?! Что он наделал? Но ему слишком многое пришлось бы объяснять. Они видели его на улице в крайне подозрительном виде и, возможно, узнали, когда он болтался на тросе. Они не поверят ему, что бы он им ни сказал. Он положил начало цепи событий, вышедших из-под его контроля. Раз уж он решил прятаться, значит, надо прятаться.

Вглядываясь в темноту, Том различил в углу очертания белого плетеного сундука. Неплохое убежище — если забраться внутрь, никто его не найдет и он спокойно проспит там до утра. Да, это лучший план. Оставалось только залезть туда.

Том вытянул руки вперед и осторожно шагнул к сундуку. Отлично. Еще один шаг, тоже удачный. Полпути. Впереди ему смутно мерещились какие-то швабры и щетки, но разглядеть их как следует не удавалось. Он уже занес ногу для третьего шага, как вдруг почувствовал, что совершил ошибку. Ступня наткнулась на что-то твердое, скорее всего, стальное ведро, и, когда он подался вперед, зацепилась. Не удержав равновесия, он слепо пошатнулся и упал, с грохотом обрушив все эти швабры, щетки и какие-то бутылки. Шум вышел оглушительным. Том лежал в груде хлама, его сердце отчаянно колотилось.

«Вот идиот!»

Они, конечно же, бросятся на шум. Он в западне. Тишина… может, не услышали…

Внезапно тяжелые шаги эхом раскатились по каменному полу снаружи. Том, яростно заизвивавшись, стряхнул с ноги ведро и нырнул в сундук. Как только крышка опустилась над его спиной, дверь в чулан распахнулась, и на пороге обрисовался силуэт Муна. Мальчик затаил дыхание. Что дальше? Он лежал на огромной куче тряпок, которыми было завалено выстланное конским волосом дно сундука.

— Должно быть, крыса, сэр, — пропищал Мун с нотками облегчения в голосе.

— Ты уверен, что там никого нет, парень? — рявкнул снаружи усатый.

— Ну… там, в углу, какой-то сундук, сэр, — неуверенно добавил тот. — Но…

— Так давай, Мун, открой его. Вор мог спрятаться внутри.

Мун пронзительно присвистнул.

— Ваша правда, сэр.

Он с грохотом принялся пробираться к сундуку сквозь весь этот кавардак.

— Только не делай глупостей, приятель, — встревожено прошептал он, нависнув над сундуком. — Никаких фокусов, слышишь?

Тяжело сопя, Мун наклонился поднять крышку. Он был так близко, что Том слышал каждый его вздох. Мальчик в отчаянии принялся зарываться в тряпки, надеясь спрятаться под ними. Потянувшись вниз, он не нашел дна там, где ожидал его встретить, и вскоре сумел закопаться так глубоко, что полностью скрылся под грудой хлама. Хорошо. Где-то наверху скрипнула крышка сундука. Полицейский наверняка заглянул внутрь. Не может ли он зарыться еще глубже? Том попытался нащупать стенки сундука, чтобы от них оттолкнуться, но их не оказалось на месте. Этот сундук, должно быть, огромен, куда шире, чем казался снаружи, и глубже тоже. Может, у него двойное дно, или он стоит на горе тряпок, или служит входом в подвал…

И тут вдруг Том ощутил, что падает, словно сорвался с трамплина для прыжков воду. Он пытался удержаться, отчаянно хватаясь за тряпки вокруг, но они куда-то делись, и цепляться стало не за что. Он падал вниз, словно во сне, сквозь темную пустоту…

18
{"b":"191432","o":1}