ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Правда, она великолепна? — взревел Джос, перекрикивая гул маленького подвесного мотора.

На крошечном катерке они мчались к судну, стоящему на якоре посреди реки. В сером тумане оно показалось Тому похожим на старую рыболовную лодку с черно-белой фотографии, но когда они подошли ближе, он увидел, что на самом деле его борта — низкие и круглые, и выглядит оно довольно пузатым — действительно похожим на мышь. А еще, как ни странно, оно было выкрашено в ярко-розовый цвет.

— По большей части, конечно, сидит на брюхе, — крикнул Джос. — Лучший выбор для всех этих мелких проток в округе, поскольку осадки почти нет.

Том кивнул, хотя совершенно не представлял, о чем говорит дядюшка.

— Это значит, что она очень неглубоко погружена в воду, — с усмешкой пояснил Джос, заглушив мотор и потянувшись к лееру, когда они подошли к борту. — Почти куда угодно может подойти незаметно. Когда-то такие суда очень любили рыбаки. И контрабандисты тоже, — он подмигнул с видом знатока, — до сих пор.

Ловко привязав катерок, Джос поднялся на борт и, протянув руку, выдернул следом за собой Тома.

— Господи, ну и грязь, — просипел он, оглядывая заляпанные чаячьим пометом палубы. — А я-то надеялся, что ты их отпугнешь, — добавил он, обращаясь к большой пластмассовой сове, примотанной к мачте. — Вот старый болван.

Сдавленно фыркнув, Джос отвязал сову и спустился с ней вниз, разыскивая швабру. Двадцать минут спустя палубы «Сахарной мыши» сияли чистотой, дизель удовлетворенно постукивал, а само судно направлялось к серому устью реки.

Том не мог не обратить внимания на то, что Джос, поднявшись на борт, помолодел лет на десять. Походка его сделалась пружинистой, он бодро выкрикивал флотские команды, а затем объяснял их значение.

— Теперь возьми румпель и правь к вон тому темному пятну. — Он махнул рукой к самой середине реки. — Там мы их и найдем. Если понадобится сменить курс, представляй, что едешь на машине задним ходом. Чтобы повернуть влево, толкай его вправо. Чтобы повернуть вправо, толкай влево — то есть все наоборот. Ладно? А я пока поищу удочки.

И с этими словами он исчез где-то внизу.

Том вцепился в деревянную рукоять, ощущая под ногами тяжелое постукивание мотора. На машине задним ходом? Том никогда не вел машину задним ходом. Если уж на то пошло, ему нечасто разрешали хотя бы сидеть за рулем. И он никогда ею не правил.

«Сахарную мышь», похоже, вполне устраивал нынешний курс, но вскоре Том понял, что ему придется повернуть. Чтобы двигаться влево, толкай вправо, — ладно. Он осторожно сдвинул румпель и принялся ждать. Сперва ничего не произошло, словно «Сахарная мышь» размышляла, что же ее попросили сделать, затем бушприт медленно заскользил над горизонтом. Сработало! Том улыбнулся, но вскоре понял, что судно по-прежнему поворачивает. Он потянул румпель обратно, но ничего не произошло — поворот продолжался.

«Ладно, — решил он, — просто опишем полный круг, и дядюшка ничего не заметит».

Том оставил румпель на месте, и «Сахарная мышь» лениво закружила посреди реки.

— Ага, — с усмешкой заметил Джос, вынырнувший из люка с парой удочек в руках, увидев, как горизонт плавно вращается мимо. — Уже почти освоился, да?

— Почти.

— Хорошо, — похвалил его дядя, вскарабкавшись на палубу. — Теперь я заглушу мотор, и пусть течение вынесет нас к нужному месту.

В следующие полчаса Джос учил Тома основам рыбалки со спиннингом: как привязывать крючок и как забрасывать его так, чтобы вес уносил леску как можно дальше от судна. Выяснилось, что это проще, чем может показаться, и довольно-таки увлекательно.

— Вот так, — одобрил Джос. — Видишь, особого умения и не требуется. Никакой битвы умов с хитрым старым лососем. Всего лишь надежда, что какой-нибудь голодный окунь примет твою приманку за собственный обед.

Том снова забросил спиннинг и принялся медленно наматывать леску на катушку, пока серебристая блесна не запрыгала по поверхности воды. Пусто. А он почти ожидал, что сразу же поймает рыбу.

— Ничего? — спросил Джос, снова забрасывая собственный спиннинг. — Пробуй снова, приятель. Вся суть рыбалки в том, что приходится быть терпеливым. Можно провести на реке целый день и не дождаться даже поклевки.

Спустя еще двадцать минут закидывания и вытягивания воодушевление Тома начало угасать. Он был уверен, что делает что-то неправильно.

— Откуда вы знаете, что они хотят есть?

— Ну, возможно, и нет, — ответил Джос, склонил голову набок и внимательно посмотрел в темную речную воду. — Честно говоря, здесь может вовсе не быть рыбы.

— Что вы имеете в виду?

— Том, окунь ест мелких рыбешек. Килек, мальков — такого рода. И чайки тоже не прочь ими полакомиться. Поэтому, если ты видишь, как стая чаек ныряет и выхватывает из воды рыбин, то, скорее всего, поблизости кормится и косяк окуней.

Том посмотрел на речное устье. Единственной птицей, которую он заметил, был одинокий баклан, летящий над самой гладью воды.

— Я знаю, — подтвердил Джос, перехватив его взгляд, — птиц нет. И все же место славное, и часть удовольствия в том, чтобы просто здесь быть. Если бы ты всякий раз знал, что именно выудишь, рыбачить стало бы скучно, ты не находишь?

Том не был в этом так уж уверен. Он снова закинул спиннинг и уставился на розоватые отблески, пляшущие под бортом. Возможно, пришло время рассказать дяде о том, что с ним случилось. Может, вне стен музея это прозвучит не так безумно. Он глянул на Джоса — тот всматривался в пробивающееся сквозь низкие облака бледное зимнее солнце.

— Однажды я выловил старый каретный фонарь, — рассеянно сообщил дядюшка, — и подкову. Занятные находки для самой середины реки, правда?

Том не ответил ему. Ощущая разочарование мальчика, Джос отложил спиннинг и достал из кармана старый сверток с ирисками.

— Вот, — предложил он конфеты Тому. — Думаю, они помогут тебе не заскучать.

Из другого кармана он вытащил трубку и жестянку с табаком, завернутые в полиэтиленовый пакет. Том наблюдал, как дядюшка одним пальцем ловко набил трубку, держа ее над жестянкой.

— Мелба считает, что я бросил, — сообщил он, сверкнув глазами из-под кустистых бровей, — так что сохрани это в тайне. Обещаешь?

Том кивнул, с хрустом разгрызая старую ириску.

— Молодец, — одобрил Джос, раскуривая трубку, — потому что…

Он несколько раз сильно затянулся и вдруг так отчаянно закашлялся, что его плечи затряслись. Том задался вопросом, стоит ли трубка таких жертв, но в конце концов Джос пришел в себя и утер глаза носовым платком.

— Ни за что не начинай курить трубку, Том, — просипел он. — Антиобщественная привычка даже в лучшие времена, но, хуже того, она напрочь губит беседу. Так о чем я говорил? Ах да. Ты пообещал не выдавать меня, поэтому я решил рассказать тебе о страшной тайне. — Глубоко затянувшись, Джос уставился на мутную воду. — Я знаю, ты уже давно хочешь задать мне один вопрос. Что ж, я могу на него ответить.

— Правда?

Дядюшка кивнул.

— Правда.

Сердце Тома затрепетало в груди. Может быть, кто-то еще знает тайну. Может быть, Джосу известно про животных и он сам путешествовал сквозь плетеный сундук… Дядюшка с заговорщическим видом наклонился к нему:

— Я знаю, что искал тот грабитель.

— О, — постарался скрыть разочарование Том. — Правда?

— Ага, точно. Раньше кражи случались каждые десять лет, теперь — каждые пять. А если подумать, последняя была только в прошлом году. В любом случае, они всегда одинаковы.

В Томе пробудилось любопытство. Это действительно казалось странным.

— Но почему вы не обратитесь в полицию?

— Почему, Том? Что ж, я скажу тебе почему. Потому что скажи я то, что думаю, меня наверняка засадили бы в сумасшедший дом и выбросили ключ. Так что я ничего им не сказал, и, — добавил он многозначительно, — мой отец тоже. Все это связано…

Джос прервался, чтобы раскурить трубку. Том уже знал, что дядюшка всегда рассказывал истории именно так. Он любил останавливаться в самых напряженных местах, чтобы убедиться, что все его внимательно слушают.

22
{"b":"191432","o":1}