ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не хочу власти над жизнью и смертью, — выговорил он наконец. — Я таксидермист, химик, даже изобретатель — да, но не судья. И я не хочу этой… ответственности. А ты?

Том хотел было ответить утвердительно, но засомневался. Если бы все происходило в сказке, он знал бы, как поступить. Он принял бы эту силу и использовал ее во благо, изменяя природу и мир. Но речь шла не о сказке, и Ной погиб на самом деле. Можно ли изменять судьбу? Что, если ему суждено было умереть? Том не знал; он был уверен лишь в том, что они могли спасти мальчика, и теперь в каком-то смысле винил себя в его смерти. Этого было уже достаточно.

Глава 12

ВЕЧЕР ОТКРЫТИЯ

Следующим утром в Кэтчер-холле по-прежнему царило уныние. Том мрачно сидел за столом и ковырялся в завтраке. Напротив него Август молча пил кофе, уткнувшись в какой-то научный журнал. Часы пробили девять. Том размышлял, не пора ли ему вернуться в собственный мир. Зачем ему оставаться здесь? Похоже, незачем. Он лениво подцепил огрызок тоста кончиком ножа. Пусть решает случай: если хлеб упадет маслом вверх — он уйдет, если поджаристой стороной — останется. Он уже занес над столом кулак, собираясь ударить по ножу, когда раздался громкий стук в дверь. По коридору прогрохотали шаги, и в столовую ворвался разрумянившийся на морозе сэр Генри.

— Август! — взревел он. — Ты должен пойти со мной!

Август с рассеянным видом поднял забитую химическими формулами голову. У него был такой вид, будто в дверях вдруг возник гигантский огненный шар.

— Присаживайся и выпей кофе.

— Боюсь, с кофе придется подождать. Я настаиваю на том, чтобы ты немедленно отправился со мной в музей.

Сэр Генри принялся мерить шагами комнату, нетерпеливо потирая руки.

— Немедленно!

— Что-то случилось? — уточнил обеспокоенный Август.

— Все случилось! Все, Август! Музей наконец-то завершен, и он грандиозен. Грандиозен! Я настаиваю на том, чтобы ты увидел его первым — и ты тоже, Том. Собираемся, ребята, экипаж уже ждет.

Сэр Генри явно отличался беспредельным энтузиазмом и не привык, чтобы ему перечили. Август со вздохом отодвинул стул и послушно вышел в коридор.

— Ты же знаешь, что я там все уже видел, — проворчал он, смиренно натягивая шапку.

— Конечно видел, дружище! Разумеется, ты же сам делал экспонаты. Но теперь работа завершена. Закончена! Ну, почти.

— Почти? — переспросил Август. — Но сегодня открытие!

— У меня возникла одна идея, но об этом потом. Идем же, идем!

Подгоняемые сэром Генри, они спустились по лестнице к ожидающему их кебу. Захлопнув за собой дверцу, Скаттерхорн-старший громко постучал по крыше тростью, и кучер поспешно погнал лошадей вниз по склону холма. По пути сэр Генри, не умолкая, говорил о музее и грандиозном бале в честь открытия, который должен состояться вечером, и от его восторженности заледеневшее сердце Тома начало оттаивать, словно отогреваясь в солнечных лучах. К тому времени, как экипаж подъехал к воротам музея, он почти забыл о вчерашней трагедии и сам едва не лопался от любопытства.

— Волнуетесь, ребята? — просиял сэр Генри. — Бог свидетель, я-то волнуюсь.

Кеб остановился, и охотник, настежь распахнув дверцу, спрыгнул на тротуар. Подняв глаза, Том увидел знакомый фасад музея Скаттерхорна — хотя и оказался не готов к тому, насколько иначе тот будет смотреться новым. Он прямо-таки сверкал в лучах зимнего солнца.

— «Боже, храни короля»? — переспросил Август, глядя, как рабочие устанавливают над входом каменный щит между парой драконов.

— Конечно! Почему нет! — фыркнул сэр Генри, взлетая по ступеням. — Очень важно получить высочайшее одобрение.

— А ты его получил?

— Нет-нет-нет! Но важна сама идея. А теперь поспешим же!

Внутри царила суматоха — подготовка к торжественному открытию шла полным ходом. Потолок украшали гирлянды, а в фойе высились пирамиды бокалов для шампанского. Сэр Генри тут же взялся руководить работами, не забывая одновременно проводить для Августа с Томом молниеносную экскурсию.

— Итак, от арктических пустынь Гренландии взгляд отвлекается на непроходимые джунгли Амазонии с плавным переходом на бескрайние африканские равнины, — восторженно тараторил он, обводя зал широким жестом, — а там…

Но Том не слушал его, ошеломленно озираясь. Он не мог поверить, что музей выглядит так роскошно и ярко. Тропический лес на самом деле был темно-зеленым, ослепительно-белый песец почти терялся на фоне снега. Дерево колибри сверкало и переливалось всеми цветами радуги, и даже мамонт выглядел лоснящимся и почти живым. Мальчик смотрел на хорошо знакомые экспонаты так, словно видел впервые, в точности такими, какими их задумал Август, и поражался, насколько же сильнодействующим оказался изобретенный тем состав.

— Настоящий триумф, — восхищенно произнес таксидермист.

— Наш общий триумф, — уточнил сэр Генри. — Уверен, газетным щелкоперам это придется по вкусу.

— Сэр Генри Скаттерхорн, знаменитый исследователь и коллекционер, — с кривой усмешкой объявил Август, выводя в воздухе воображаемые буквы.

— И Август Кэтчер, великий таксидермист, — подхватил сэр Генри, — создали то, что по праву может считаться одной из лучших естественнонаучных коллекций в Англии.

Он окинул витрины взглядом, полным безмолвного восхищения.

— Август, не представляю, как тебе удалось добиться такой естественности. Это прямо какое-то волшебство.

Сэр Генри остановился перед сидящим в древесной развилке орангутангом.

— Надеюсь, однажды этот музей станет сокровищницей редкостей. Люди будут приходить сюда и любоваться на животных, больше не существующих в дикой природе.

— Или никогда не существовавших, — усмехнулся Август и дружески похлопал по плечу мамонта.

— Именно, — усмехнулся сэр Генри, — хотя он так похож на настоящего, что никто и не заметит разницы. А теперь я хотел бы кое-что показать вам.

Он поднялся по лестнице мимо снующих туда-сюда поваров и официантов и остановился около ниши на верхней площадке. Там красовалась огромная цветочная композиция, и Том не сразу вспомнил, чего именно не хватает.

— Вы не находите, — спросил сэр Генри, заходя в нишу, — что здесь несколько пустовато по сравнению с великолепной выставкой внизу?

Август пожал плечами. Если подумать, площадка действительно выглядела голой.

— Пожалуй. А как насчет внушающего страх, свирепого, кровожадного…

— Тигра? — услужливо подсказал Том.

Он только что вспомнил и не сумел сдержаться. Сэр Генри с любопытством посмотрел на него, удивляясь проницательности паренька.

— Именно, Том, именно так, — продолжил он. — Ты только вообрази, Август: огромный кот, испепеляющий взглядом посетителей, пока те поднимаются по лестнице.

Августа не нужно было уговаривать.

— Блестяще, — усмехнулся он, — но скажи на милость, где ты возьмешь…

— Здесь.

Сэр Генри выхватил из кармана сложенную газетную вырезку и передал ее Августу.

— «Четыреста крестьян и дочь махараджи Чампавандры»? — с недоверием прочел тот. — Судя по всему, кошка действительно кровожадная.

— Необычайно, — подтвердил сэр Генри, подмигнув Тому. — Но это еще не все.

Взгляд Августа скользнул ниже по странице.

— «Наградой станет неограненный сапфир, крупнейший в его собрании»?

— Представь себе! — сверкнув глазами, воскликнул сэр Генри. — Мы отправимся туда, друг мой. Я подстрелю зверя, ты сделаешь из него чучело, а Мина опишет наши приключения.

— Мина?

— Конечно. Ты помнишь Мину?

— Разве ее можно забыть?

— Так вот, она выросла в Индии. Знает все о тиграх, змеях, слонах… И кстати, она куда храбрее нас обоих, вместе взятых.

Август не знал, что и сказать. Он еще ни разу не сопровождал сэра Генри в его путешествиях. Такая возможность… и, конечно, не стоило забывать о прелестной Мине.

— Ну? — выжидательно спросил охотник. Август почувствовал, что друг заражает его своим энтузиазмом.

34
{"b":"191432","o":1}