ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выбравшись из укрытия, мальчик встал на колени перед мусорной корзиной и, торопливо порывшись в газетах, выудил оттуда синюю бутылочку и стеклянную пробку. Поднеся находку к носу, он сразу узнал ничуть не выветрившийся запах — гиацинты и мастика для полов. Заткнув склянку пробкой, Том сунул ее в карман и вдруг услышал приближающиеся гневные шаги.

— Невозможно! — ревел дон Жерваз.

Том, не задумываясь, нырнул за мягкое кресло у камина, и тут дверь распахнулась.

— Совершенно, абсолютно невозможно!

Мужчина ворвался в комнату, словно одержимый, подскочил к мусорной корзине и принялся перерывать газеты в поисках улик. Он не нашел ни следа химикатов, даже бумага оказалась не влажной. Каким образом ожила крыса?

— Я отказываюсь в это верить, — невнятно проворчал он. — Пустота и сушь.

Но где же та синяя склянка? Дон Жерваз перевернул корзину, вытряхнул содержимое, и газеты разлетелись по всей комнате. Однако склянки там не оказалось. В очередном приступе ярости мужчина раскрутил корзину над головой и швырнул через всю комнату в книжный шкаф.

Бам!

Стекло над головой Тома разлетелось, и он съежился под ливнем осколков.

— Ни крысы, ни бутылки, ни зелья! — завизжал дон Жерваз, окончательно утратив самообладание.

Казалось, он готов был разгромить весь кабинет. Бросившись к столу, он впился ногтями в кожаную обивку в отчаянной попытке успокоиться.

— Но как? — бессвязно выпалил он. — Как, как, как?

И тут ему в голову пришла новая мысль, и его огромные мутные глаза сузились. Возможно, он все же не ошибся и склянка действительно была пуста, а крыса — мертва. Значит, ее оживило что-то другое, находившееся в склянке… что-то, чего он не мог увидеть… но что? Дон Жерваз провел тонким языком по неровным почерневшим зубам.

— Ну конечно, — вдруг прошипел он, и его глаза широко распахнулись. — Да!

Теперь ему все ясно. Он искал вовсе не жидкость, а нечто бесцветное и невидимое — газ! Газ, оставшийся в закупоренной синей бутылочке, настолько сильный, что малейшего его дуновения хватило, чтобы оживить крысу! И именно поэтому он не мог его найти — не мог его почуять. По сути, дон Жерваз не ощущал запахов вообще. Потому-то секрет Августа Кэтчера так долго ускользал от него.

— Так-так-так.

Аскари усмехнулся — как глупо с его стороны, что за дурацкая ошибка. Обоняние могло избавить его от многих затруднений. Если вспомнить, где ему пришлось побывать, какой разгром учинить в погоне за чем-то столь простым, как запах… ну и ну. Но где же склянка? Он заметался по кабинету, пинками раскидывая пачки газет. Она не могла просто потеряться — слишком заметная… маленькие синие бутылочки, хранящие тайну жизни, сами собой не исчезают… Дон Жерваз на миг замер, и красные язычки пламени заплясали в его глазах. Кто-то, кому известна ее истинная ценность, украл ее — и он где-то поблизости, рукой подать. Путешественник во времени, враг, убийца. Том Скаттерхорн, кто же еще.

Мужчина окинул комнату испепеляющим взглядом, вытряхнул из потайного кармана в рукаве небольшой складной нож и ловким взмахом руки раскрыл его. Том вжался в стену, увидев лезвие — тусклое, синеватое и зазубренное, словно скорпионье жало.

— Итак, где удобнее всего спрятаться? — шепотом спросил себя дон Жерваз и двинулся к камину, прокручивая в пальцах нож. — Может, здесь?

Мальчик затаил дыхание, пульс молотом стучал в его висках. Из-под кресла он видел приближающиеся маленькие ступни в черных остроносых туфлях.

— Тебе же лучше будет, если выйдешь сам, — вкрадчиво прошептал дон Жерваз.

Туфли подходили все ближе, остановившись у самого кресла. По спине Тома побежали мурашки, словно в кабинете вдруг резко похолодало, и он почти что почуял запах склонившегося над креслом мужчины.

— Выходи же, мышонок, выходи, выходи, где бы ни прятался…

Дон Жерваз умолк, чтобы прокашляться. Потом туфли громко скрипнули и развернулись на каблуках, пока он озирался.

— Я же знаю, что ты здесь, — продолжил он. — Кому еще могла понадобиться эта бутылочка? Жаль, если тебя постигнет та же судьба, что и… твоих родителей. Это было бы прискорбно, ты не находишь, Том? Почти удручающе.

Дон Жерваз озирался, высматривая малейшее движение.

Мальчик не знал, стоит ли воспринимать эту угрозу всерьез, но его это и не заботило. Поднявшись на четвереньки, он всем телом толкнул кресло так, что оно опрокинулось вперед и ударило дона Жерваза под колени, повалив на ковер. И тут же Том сиганул через растянувшееся на полу тело и выскочил в коридор.

— Лотос! — взревел Аскари, поднимаясь на ноги. — Бутылка у мальчишки! Он убегает!

Том через ступеньку взлетел по лестнице и, оглянувшись, увидел, как Лотос выходит из столовой с извивающимся Планктоном в руках. Заметив его, она изумленно приоткрыла рот.

— Том? Откуда…

— Не стой на месте, девчонка! — завопил дон Жерваз, подскочил к ней, вырвал из рук крысу и отшвырнул в темноту. — Убей его! Убей Тома Скаттерхорна.

Глава 22

СКВОЗЬ ВРЕМЯ И ВОВНЕ

Том не смел оглянуться. Он мчался по темным коридорам с невообразимой скоростью, так что рисунок ковра под его ногами сливался в сплошную полосу. Куда он бежит? Назад, в единственное место, где он сможет затеряться в толпе. Задыхаясь, мальчик свернул за угол в длинную картинную галерею и заставил ноги шевелиться еще быстрее. Ряд шкафов, который из них? Где-то посередине… пробуй все по очереди… время еще есть. Но его уже не было. Громкий топот все приближался. Том распахивал дверь за дверью, но видел лишь очередные метлы и швабры. Все шкафы выглядели одинаково. Который из них… который… ну который…

— Ага! — прогремел голос из коридора.

Том резко обернулся и увидел дона Жерваза и Лотос, то ли бегущих, то ли семенящих к нему короткими быстрыми шажками, и в руке мужчина держал тот маленький кривой нож. Мальчик отчаянно пытался не паниковать, хотя был перепуган до тошноты.

«Не оглядывайся, идиот».

Но он в нерешительности застыл перед шкафами. Который из них? Если он ошибется в выборе, его ждет неминуемая смерть. Его разум вскипал от сомнений. Он зря принялся открывать все шкафы по очереди — это лишь все усложнило. И хуже того, задержало его.

Том вскочил в ближайший шкаф и захлопнул за собой дверь. Пульс стучал в голове так громко, что он едва соображал, но все же пробрался сквозь метлы и швабры к задней стенке и нашарил металлическое кольцо. Слава богу, оно оказалось на месте. Он был прав, теперь вперед… Мальчик лишь приоткрыл дверь, когда догадался, что принял неверное решение.

За дверью царила темнота, но это был не знакомый ему рыбачий склад. Должно быть, он выбрал не тот шкаф, поскольку оказался в крошечной бревенчатой хижине, такой жаркой и влажной, что ему стало трудно дышать. Куда же он попал?

Том, задыхаясь, добрел до грубой деревянной двери, распахнул ее, и на него обрушился оглушительный шум джунглей. Сладковатый запах гниения казался невыносимым. Зажав нос, чтобы сдержать тошноту, мальчик огляделся и, к собственному удивлению, обнаружил, что стоит на полянке посреди леса. Гигантские деревья с огромными извилистыми корнями уходили высоко в небо, землю усеивали вонючие желтые плоды, покрытые зеленой и фиолетовой плесенью. В этом зловещем, гнилостном месте таилось нечто ужасное, настолько пугающее и опасное, что, хотя Том и обливался потом, спина его покрылась мурашками. Здесь произошло что-то плохое, и, подняв взгляд на древесные кроны, он начал понимать, что именно. Повсюду в ветвях, словно мусор, застряли блестящие куски металла и клочья ткани…

Мимо, над поляной, пронеслась стайка тараторящих попугаев, и, проследив за ней взглядом, Том обнаружил у себя за спиной остатки корпуса самолета. Чуть выше, словно детские качели, повисло в воздухе синее сиденье. Прищурившись, мальчик разглядел, что в нем покоится что-то темное. На содержимом кресла еще сохранились джинсы, и, возможно, когда-то у него было лицо, но сейчас от него осталась лишь иссохшая шелуха. Выглядело оно так, как будто им кто-то подзакусил… У Тома вдруг закружилась голова.

64
{"b":"191432","o":1}