ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Том медлил — не хотел верить ни единому слову дона Жерваза.

Здравый смысл подсказывал, что ему нельзя доверять. Возможно, все эти посулы ничего не стоят, но здесь, в холодном лунном свете, разве у него есть выбор? Стоит лишь выйти за дверь, и легионы тощих врачей с костлявыми лицами вновь бросятся в погоню за ним и — дон Жерваз прав — в итоге убьют: их попросту слишком много. И даже если ему чудом удастся сбежать, что дальше? Аскари купит музей и разрушит его. Теперь он знает, что искать, и неизбежно найдет достаточно следов этого вещества с запахом гиацинтов и мастики, чтобы осуществить свой грязный замысел, в чем бы тот ни состоял. Окинув взглядом полутемные витрины, Том увидел, что все животные смотрят на него: орангутанг, мамонт, анаконда, носач, панголин, антилопа и даже тигрица. Вправе ли он пожертвовать ими ради собственного упрямства? Мальчик колебался, и дон Жерваз это заметил; чуть заметная улыбка мелькнула на его лице в свете зловещего оранжевого огонька сигары. Он видел, что уже почти выудил рыбку…

Сглотнув, Том сунул руку в карман, вытащил оттуда синюю бутылочку с остатками снадобья Августа и повертел ее в руке. Есть ли смысл ее беречь? В конце концов, это всего лишь маленький пустой пузырек. До сих пор он сохранял ему жизнь. А теперь убьет, если за него цепляться. Дон Жерваз не сводил горящих глаз со склянки в руке мальчика. Уже так близко… почти… ну, давай же, рыбка…

Сердце Тома колотилось так быстро, что он едва мог соображать. Он отчаянно пытался придумать, как же заставить Аскари выполнить обещание, потому что сейчас ему оставалось лишь поверить ему на слово.

— Скажите, все ли в порядке с моими родителями, — выпалил он.

Дон Жерваз выглядел таким удивленным, что мальчик едва не расхохотался.

— Что? — переспросил он.

— Скажите, или я ее швырну! — с яростью крикнул Том и, перехватив бутылочку за узкое горлышко, поднял ее над каменным полом. — Скажите сейчас же!

— Нет-нет, не де-де-делай этого! — заикаясь, выговорил дон Жерваз. — Но откуда я могу знать, где они?

— Вы как-то сказали мне, что они в опасности, а потом — что они могли погибнуть, значит, должны знать!

По резкому тону Аскари понял, что мальчик очень серьезен. Слегка ослабив хватку, Том позволил бутылочке чуть соскользнуть вниз.

— Хорошо! Хорошо! Обещаю, с ними все в порядке, — прорычал дон Жерваз, не спуская глаз с синего флакона, зажатого между пальцами Тома.

— Откуда мне знать, что вы не лжете?

— Да нет же! Я не лгу! Зачем мне лгать?

— Хорошо, — заявил Том, пользуясь полученным преимуществом. — Потому что, если вы солгали, орел об этом узнает.

— Орел?

— Да, вы называете его нелепой птицей. Но есть и другие, похожие на него. Мы все — союзники.

Мальчик отчаянно блефовал, но дон Жерваз почему-то этого не понимал. У него на лбу заблестели бисеринки пота.

— Все вместе, да? — язвительно уточнил он.

— Точно. Все до единого.

— Хм, — пробормотал себе под нос дон Жерваз, его пальцы сплетались, словно угри. — Я всегда это подозревал.

Он поднял руку к груди и яростно поскребся. Тома обрадовало и в то же время потрясло то, что его пустая угроза угодила прямо в цель. Впервые Аскари принял его всерьез — если бы еще знать почему. Заставит ли его эта угроза сдержать слово? Мальчик понятия не имел, он уже зашел настолько далеко, насколько посмел, и большего пока что добиться не мог. В конце концов, все козыри по-прежнему оставались на руках дона Жерваза.

— Отлично, — сипло выдохнул мужчина, взяв себя в руки. — Ничего не имею против. Договорились. А теперь отдай мне бутылочку.

— Ладно, — дерзко сказал Том. — Ловите!

Одним движением он метнул бутылочку через зал, явно застав дона Жерваза врасплох. Тот неуклюже поймал склянку, едва не выронил, но все же удержал.

— Спасибо, Том, — глумливо ощерился он, прижимая добычу к груди. — Огромное спасибо. Ты не представляешь, какую радость мне доставил.

Овладев собой, дон Жерваз бережно поднял пустую бутылочку к лунному свету.

— Наконец-то, — пробормотал он, — столько лет спустя эликсир найден. Я нашел его.

Дыхание его участилось, лоб взмок и удивительным образом раздулся.

— Ты храбрый мальчик, Том, и не по годам находчивый. Какая жалость, я надеялся, что однажды ты сможешь стать…

Капля пота скатилась с кончика его носа на верхнюю губу, и он быстро слизнул ее.

— Но, увы, нет. Как и все прочие, ты слишком сентиментален. Не могу понять почему.

Том пожал плечами, недоумевая, о чем идет речь. Дон Жерваз вел себя так странно, что мальчик даже задался вопросом, не сошел ли он с ума окончательно.

— И все же вот она.

Мужчина спрятал бутылочку в нагрудный карман и любовно по нему похлопал. Достав спички, он снова принялся раскуривать сигару. Том с тревогой смотрел на него.

— Так… так, значит, вы сдержите свое обещание?

Аскари слегка дунул на спичку, наблюдая, как разгорается язычок пламени.

— Обещания, родители, милые пушистые говорящие существа — все это так прискорбно. — Он неприятно улыбнулся мальчику и выпустил из носа густое облако дыма. — Неудивительно, что вы почти вымерли.

И с этими словами дон Жерваз бросил горящую спичку в мамонта.

Глава 24

БУДУЩЕЕ НЕСОВЕРШЕННОЕ

Время на миг замерло. Глаза каждого животного в музее были прикованы к крохотному огоньку, который прорезал темноту и приземлился на бок огромного зверя.

— Нет, — выдохнул Том.

Спичка издевательски тлела. Затем занялась длинная прядка на косматой шкуре. Мигом позже послышалось жутковатое шипение, и мамонт вспыхнул, словно копна сена.

— Пожар! — заверещал попугай. — Горим!

Зал музея огласили крики, рев и вой встревоженных животных.

— Боже мой! — присвистнул носач, выбираясь из витрины. — Без паники! Без паники!

Мигом позже он уже метался по залу, открывая дверцы всеми четырьмя руками. Один за другим звери спрыгивали на пол, подбегали к мамонту и принимались затаптывать огонь копытами и лапами. Том сдернул куртку и присоединился к ним, отчаянно сбивая пламя. Краем глаза он заметил, как дон Жерваз, мерзко ухмыляясь, прокрался по лестнице на второй этаж. Куда это он? Беспокоиться об этом было некогда — пламя быстро распространялось.

— Прости за беспокойство, старина, — окликнул мамонт орангутанга, когда огонь лизнул ему ногу. — Ты не мог бы принести от двери пожарное ведро? Становится жарковато.

— Конечно, — ответил запыхавшийся примат, метнулся к двери и мгновенно приковылял обратно с двумя ведрами воды.

— Спасибо, старина.

Высосав хоботом воду из первого ведра, мамонт облил себе спину.

— Поразительно, как легко можно загореться, — пробормотал он, опорожняя второе.

Все птицы, какие могли, теперь присаживались мамонту на спину, прижимали крылья к горящей шкуре, выжидали, сколько осмеливались, и взлетали. Но их мельтешение лишь раздувало пламя, и музей быстро заполнялся едким черным дымом.

— Почему-то мне кажется, что ничего не помогает, — вздохнул мамонт, молотя хоботом. — Честно говоря, это становится довольно болезненным.

— Не сдавайся, брат-мамонт! — донесся откуда-то снизу писк. — Восстань над пламенем Гильгамеша![39]

У основания одной из пылающих ног легион мышей сбивал пламя крошечными сухими листиками, хором приговаривая нараспев:

— Тихо, но верно!

— Наши руки малы!

— Тихо, но верно!

— И удары слабы!

— Но с каплей удачи!

— И отвагой в придачу!

— Не страшись! Мы избавим тебя от беды!

— Вот это настрой, парни! — пропищал мышиный проповедник, глядя вверх на пылающий над головой ад. — Это может занять некоторое время, но…

— Нет времени! — закричал муравьед. — Смотрите!

Внезапно огромный огненный шар вспыхнул вокруг туловища мамонта, и животные с визгом бросились врассыпную от беспощадного жара.

— Плохо дело? — Голос мамонта перекрыл рев пламени.

вернуться

39

Гильгамеш — персонаж шумеро-аккадского эпоса, шумерского города Урука (кон. XXVII — нач. XXVI в. до н. э.).

70
{"b":"191432","o":1}