ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он торжественно вытащил из-под кресла картонную коробку и письмо.

— Том, это доставили для тебя вчера вечером вместе с почтой, — объявил он и поставил их мальчику на колени.

Том посмотрел на посылку, потом на письмо, слишком удивленный, чтобы сразу понять, что он видит. И то и другое было адресовано «Мистеру Т. Скаттерхорну», но разными почерками, хотя обе руки казались знакомыми. На ярких марках были изображены лошади и орлы.

— Застал тебя врасплох? — спросил Джос. — Должен признаться, меня застали.

Том улыбнулся и снова посмотрел на коробку и письмо. Что открыть первым? Письмо. Мальчик аккуратно надорвал конверт дрожащими от нетерпения пальцами. Достал оттуда тонкие листочки и сразу же узнал почерк. Письмо от отца! Затаив дыхание, Том перевернул страничку и увидел, что на обратной стороне текст написан другой рукой — и мамы! Значит, она нашла папу.

— От родителей? — спросил дядюшка, поблескивая бусинками глаз.

Том едва сумел кивнуть. От волнения он не мог выговорить ни слова.

— Я так и думал.

— И что они пишут, милый? — улыбаясь, спросила Мелба.

Стараясь сохранять спокойствие, мальчик вновь вернулся к первой странице и начал читать вслух:

Дорогой Том! Надеюсь, это письмо доберется до тебя. Пишу тебе из долины Тосонценгел, где я решил немного передохнуть. Вчера со мной случилась небольшая неприятность, но теперь уже все в порядке. Ты не поверишь, происходят невероятные события — даже несколько пугающие, — и ситуация меняется очень быстро. Не буду рассказывать тебе подробности, на случай если кто-нибудь ещё прочтет это письмо. Видишь ли, возможно, не я один ищу сам знаешь что. Помнишь то странное письмо, которое я получил от Международного движения за защиту и развитие насекомых много лет назад? Ну это долгая история, но теперь я начинаю кое-что понимать…

— Значит, твой отец отправился туда искать «сам знаешь что»? — спросил Джос. — А что такое это «сам знаешь что»?

— Это, э-э, имеет какое-то отношение к насекомым, к жукам, — поспешно ответил Том. — Совершенно секретно. Правительственные дела.

— О, понятно. Жуки, — повторил дядюшка. — Правительственные дела.

— Ага.

— Как скажешь.

Джос поднял брови и многозначительно покосился на Мелбу. Как он всегда и подозревал, Сэм Скаттерхорн окончательно сошел с ума.

— А что пишет мама? — вежливо поинтересовалась тетушка.

Том перевернул письмо.

Дорогой Том! Как видишь, я нашла отца, и очень вовремя. Он отрастил косматую бородку и исхудал, словно скелет, — выглядит как пещерный человек, ты бы его не узнал! Я часто думаю о тебе, милый, и очень скучаю, и папа тоже, хотя, как ты знаешь, он никогда этого не скажет и тем более не напишет. Мы оба гадаем, что ты думаешь о Джосе с Мелбой? Забавная старая пара, ты не находишь? Надеюсь, они хорошо тебя кормят и починили отопление в твоей комнате. Боюсь, я забыла предупредить тебя об этом, дядюшка Джос, конечно, скажет, что там теплее, чем в Монголии, но поверь мне, это не так! Мы однажды ночевали в этой комнате, лет десять назад, и едва не замерзли насмерть…

Том осекся, внезапно смутившись. Подняв голову, он увидел, что дядюшка Джос пристально смотрит в пол.

— Да, тут твоя матушка права, — печально улыбнулся он. — Я и не думал, что эта чертова штуковина не работает уже так долго. Ну да ладно, ты ведь неплохо провел время, верно, приятель? Может, каюта и так себе, зато на камбузе с твоей тетей никто не сравнится.

— Это верно, — согласился Том и улыбнулся им обоим.

Как бы там ни было, тетушка Мелба и дядюшка Джос заботились о нем как могли, и он был искренне благодарен им за это. Но это не мешало ему скучать по родителям.

— Продолжать?

— Читай про себя, дорогой, — ласково предложила Мелба, похлопав его по плечу. — В конце концов, письмо адресовано тебе, а не нам.

Том вернулся к чтению маминого письма, жадно глотая описания долгих и тряских поездок на автобусах и пыльных маленьких городков, пока не добрался почти до самого конца страницы.

А теперь, Том, самые интересные новости, которые я приберегла напоследок. Это касается того, как я нашла отца, власти сообщили мне, что он сидит в тюрьме в каком-то городке на краю света, но когда я туда добралась, оказалось, что его выпустили за день до моего приезда. Тогда я расспросила местных жителей и выяснила, что он только что уехал в лес с какими-то людьми. На автобусе я добралась до ближайшего поселка и стала ожидать их возвращения. Отец связался с очень дурными людьми, явными бандитами, ворующими жуков. Здесь это совершенно незаконно, к тому же они все угодили в крайне неприятную историю. Он не захотел рассказывать мне о ней, только упомянул, что вполне мог погибнуть, любом случае, я ничего об этом не знала. Когда на третий день ожидания я покупала на рынке овощи, в поселок верхом приехали два пожилых джентльмена. Они оказались англичанами, что уже достаточно странно, и мы разговорились. Они рассказали, что у них есть хижина на опушке леса и они приезжают сюда уже много лет, чтобы изучать жуков. А я сказала: «О, мой муж приехал сюда за тем же!» — и назвала его имя, и тут они оба расхохотались. Оказывается, отец как раз остановился у них. Я была просто ошеломлена, Но, Том, это ещё не самое странное. Ты ни за что не поверишь, но их зовут…

Сердце мальчика бешено заколотилось, он едва заставил себя перевернуть страницу.

…Август Кэтчер и сэр Генри Скаттерхорн!

Тому показалось, что его сбил поезд, но все же он сумел удержать в руках письмо.

И они убеждены, что встречались с тобой прежде. Том, это правда? Не могу себе представить, как такое возможно. Как бы то ни было, они настаивали на этом, а когда я упомянула, где ты сейчас, вдруг крайне разволновались и отчаянно захотели послать тебе рождественский подарок, поэтому я дала им адрес музея. Забавные старички, только странные. Август, похоже, взял отца под крылышко и хочет, чтобы тот остался там с ними, но отец не говорит мне зачем. Ты же знаешь, какой он скрытный, никогда ни о чем не рассказывает толком. Но я, хоть убей, не могу понять, где они тебя встречали…

Сердце Тома стучало так быстро, что он едва мог дышать.

— С тобой все хорошо, милый? — участливо спросила Мелба, обеспокоившись его бледностью. — Что-то случилось?

— Нет-нет, все в порядке, — запинаясь, ответил он. — Просто…

Мальчик посмотрел на картонную коробку — она была надписана тонким, слегка неразборчивым почерком Августа. Достав из кармана перочинный ножик, он торопливо вскрыл посылку, приподнял крышку и нашарил внутри какой-то сверток, тщательно закутанный в газеты и перевязанный бечевкой. Что это? На ощупь похоже на статуэтку. Перерезав бечевку, Том развернул несколько слоев грязных газет и под ними обнаружил небольшую, кричаще размалеванную фарфоровую фигурку воина с высоко поднятым над головой мечом. На подставке он прочел надпись «Чингисхан». Мелба наклонилась ближе и с удивлением уставилась на уродливую статуэтку.

— Это тоже от них, милый? — вежливо поинтересовалась она. — Крайне оригинальный подарок.

— Чингисхан, а? — просипел Джос и хрипло фыркнул. — Настоящий мужчина, верно?

Том ничего не понимал. Зачем ему это прислали? К спине Чингисхана был прилеплен небольшой конверт, и мальчик немедленно вскрыл его.

Мой дорогой Том!

Ты жив! Что за замечательный сюжет, в самый раз для книжки! Теперь все обрело смысл: и твои случайные появления, и исчезновения. Мы с самого начала полагали, что в тебе есть что-то необычное, Том. А сэр Генри всегда был убежден, что существуют люди, способные «путешествовать». Он клянется, что видел на Аляске, как гуси проделывали во время бури похожий трюк. Должен признаться, я относился к этому с некоторым сомнением — до сего дня. Ну, как видишь, мы по-прежнему на этом свете и не в худшей форме, если учесть, что нам обоим уже стукнуло по полторы сотни лет отроду. Тебя, возможно, удивит, но сейчас нас весьма интересуют жесткокрылые. Все это началось около вулкана, примерно шестьдесят лет назад. Не буду утомлять тебя подробностями, но с тех пор мы с сэром Генри внимательно следим за царством насекомых и в особенности за жуками. Они поразительно хитры и едва ли не прямо у тебя на глазах эволюционируют в нечто еще более мерзкое, чем прежде, причем некоторые уже стали практически несокрушимыми. К счастью, их развитие пока сдерживается их жизненным циклом. Даже самые крупные виды, которые почти пятьдесят лет проводят в виде личинок жующих мертвую древесину и толстеющие почти до размеров тыквы, жуками проживают не более нескольких месяцев.

Кто знает, что произойдет, если они наложат лапки на мое изобретение и научатся воспроизводить состав. Они настолько сильны и их так много, что однажды они вполне могут захватить Землю. Только представь себе!

Не тревожься, мы уверены, что всегда будем обгонять их на шаг. Кстати, всего три недели назад мы обнаружили некоего мистера Сэма Скаттерхорна почти по горло в жуках! К счастью, в последнюю секунду сэр Генри успел его вытащить. Мы очень рады были наконец-то познакомиться с твоим отцом, хотя и не при самых приятных обстоятельствах. Сильный, как бык, и упрямый, как мул, он станет достойным членом нашего маленького общества. Однажды мы все тебе об этом расскажем.

Кстати, одна пташка нащебетала нам, что тебя тревожит судьба старого Музея Скаттерхорна, и сэр Генри счел, что великий Чингисхан сумеет поднять тебе настроение на Рождество. Красавчик, не правда ли? В этих краях повсюду расставлены его статуи — он тут что-то вроде национального героя. С наилучшими пожеланиями,

Август Кэтчер
77
{"b":"191432","o":1}