ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы не часто спорили в то лето, когда поженились. Помнишь?

– Я очень многое помню о том лете. И я помню, что мы несколько раз ругались по-крупному.

– Только когда тебе казалось, что я слишком дружна с некоторыми твоими приятелями.

– Я не собираюсь за это извиняться. – Он посмотрел ей прямо в глаза. – Ты вела себя как младенец и была очень наивной. Я не спускал с тебя глаз, иначе ты попала бы в какую-нибудь беду.

– Ты имеешь в виду тот вечер, когда парни окружили мою машину? – Всплыло воспоминание, и она улыбнулась. – Ты пришел и спас меня.

– У тебя всегда больше отваги, чем здравого смысла. – Лицо Бобби расплылось в улыбке.

– Я бы никогда не достигла того, чего хотела, без твоей помощи. – Кейси дотронулась до его руки. – Неужели ты не можешь понять, как для меня важно что-нибудь сделать для тебя? У меня теперь уйма денег. Я очень мало трачу на жизнь. Я отложила деньги, чтобы начать ветеринарную практику.

– Я надеялся, что ты возьмешь деньги с этого счета, когда начнешь свой бизнес. – Он отвел взгляд в сторону. – Я хотел помочь тебе так, чтобы ты не думала, будто должна за это платить.

– У нас было деловое соглашение. Не понимаю, почему ты так и не смог это признать.

Он отодвинул тарелку и положил руки на стол. Глаза помрачнели.

– Ох, Кейси, я полностью это признал. По-моему, просто у меня была надежда, что когда-нибудь ты передумаешь. Разве это не показывает, какой я дурак? – Он залпом выпил чай со льдом, потом осторожно поставил стакан на стол и опять посмотрел ей в глаза. – Вот так. По-моему, нам надо внести в это дело ясность раз и навсегда. Оно тянется слишком долго. – Словно зачарованный открывавшимся видом, он смотрел в большое окно на парковку машин. – Если бы я не сорвался в последний уикэнд, пока ты была на ранчо, мы могли бы заполнить бумаги насчет развода. – Он по-прежнему смотрел в окно, будто увидел там что-то необычное. – Мне по-настоящему стыдно, что я таким образом воспользовался своим преимуществом. – Он наконец повернулся и еще раз посмотрел на нее. – Мне надо было лучше знать себя. Нечего было думать, будто я могу играть роль рыцаря. По-моему, я надеялся, что если я спас тебя, то ты…

Он не закончил фразу и замолчал.

– Вот так ты о себе думаешь? – ласково спросила она.

– Настоящий идиот, правда?

– У нас все было просто замечательно! Бобби не отвечал и только смотрел на свои сложенные руки, лежавшие на столе. Когда он все же поднял голову, Кейси обомлела: в его глазах стояли слезы.

– Да-а. Самая большая глупость, какую можно придумать. Влюбиться в тебя тогда…

Кейси не поверила своим ушам. Наверно, она не расслышала, он ведь так тихо говорил. Наверно, она не правильно поняла… Но выражение лица Бобби подтверждало слова, которые он пробормотал.

– Бобби, ты говоришь, что любишь меня? – прошептала она. Голос выдавал ее сомнение.

– Правда, ужасная ирония? Я получил то, что заслужил. Вероятно, мне следовало взять деньги и быть благодарным. А я вместо этого искал способ, как доказать себе, что я заслуживаю права любить тебя. И единственное, до чего я додумался, это отказаться тратить твои деньги.

– Но ты никогда ничего не говорил.

– Естественно. Это не входило в наше соглашение.

Все вдруг предстало в другом свете, и Кейси даже растерялась. Одно она знала точно: ее жизнь сделала новый резкий поворот.

– Значит, все время, пока мы были вместе, жили в одной комнате, притворялись перед твоими друзьями, будто мы счастливые новобрачные, ты на самом деле не играл?

– Игра начиналась, когда я делал вид, будто ты меня не интересуешь. Хотя на самом деле я не мог ни о чем другом думать, только о тебе. – Он засмеялся, но в смехе не чувствовалось особенного веселья. – Я в жизни столько не стоял под холодным душем, как в то лето.

– И ни разу даже словом не обмолвился!

– Ты была, Кейси, слишком молода и переживала трудное время. Я не мог воспользоваться этим и соблазнить тебя. Ты испытывала ко " мне благодарность, и я знал об этом. Но благодарности я не хотел. И сейчас не хочу.

– Так же, как ты не хотел принимать мою заботу, когда попал в аварию.

– Я надеялся устроить наши отношения по-другому. Но время ушло. – Он взял ее руку и играл пальцами, не глядя на нее. – Тогда я и правда все испортил. Не надо было заниматься любовью. Я это знал, но не сдержался.

– Почему? Ведь ты мой муж.

– Это не входило в сделку, которую ты предложила, когда нашла меня.

Вот и еще одна часть мозаики встала на место.

– Поэтому в то утро, когда я уехала, ты спросил, не злюсь ли я на тебя? Ты думал, что, проведя со мной ночь, нарушил наше соглашение?

– Да, – мрачно подтвердил он.

Кейси потрясение покачала головой. Как она ухитрилась в то утро так не правильно истолковать его поведение? Теперь, видя все в новом свете, она прекрасно понимала смысл той сцены.

– Поехали ко мне? – спросила она.

– Конечно, – согласился Бобби. Когда она перестала задавать вопросы, у него будто груз с плеч свалился.

Кейси наблюдала, как он подошел к кассиру, достал из заднего кармана бумажник и вытащил несколько банкнотов. Хотя Бобби и похудел, ему все равно удавалось носить джинсы в обтяжку.

Да, выглядел он превосходно.

Ехали они молча. В прихожей Кейси взяла его за руку и повела в свою маленькую спальню.

– В чем дело? – Он удивленно посмотрел на нее. – Ты здесь что-то изменила?

– Пока еще нет, – улыбнулась она. – В данный момент я хочу изменить только одно – твою одежду. – И Кейси принялась расстегивать пуговицы у него на рубашке.

– Кейси! – Он смотрел на нее в изумлении. – Ты понимаешь, что делаешь?

– Я хочу показать тебе, что в нашем «затянувшемся деле» не только у тебя все чувства затянуты в узел. Как ты думаешь, что я испытала, когда узнала, что мы все еще женаты? Как ты думаешь, что я испытала, наблюдая, как Фрэнки целует тебя и вовсю флиртует с тобой? Да, я знаю, ты не болтливый человек, но, Бобби… Посмотри, сколько времени мы потеряли напрасно из-за того, что ты не сказал, какие у тебя ко мне чувства.

– Ты говоришь… – Он внезапно плюхнулся на край кровати и потрясение уставился на Кейси.

– Я говорю, что, наверно, любила тебя все эти годы, только сама не знала… Не знала, пока не вошла в больничную палату и не увидела тебя, бледного, неподвижного. – Она подошла ближе, встала между его согнутыми в коленях ногами и обвила шею. – Вот тогда я поняла, что никогда не забывала тебя. Мысленно я сравнивала с тобой каждого мужчину, какого встречала.

– Ох, дорогуша моя, – простонал он, обнял Кейси за талию и прижал ее голову к груди.

– Я люблю тебя, Бобби. Жаль, что мне понадобилось столько времени, чтобы понять это. И еще больше времени, чтобы сказать тебе. Я надеялась, ты поймешь мое чувство, когда мы были вместе той ночью.

– А я-то думал, что потерял тебя, – пробормотал он, выпрямившись и обняв ладонями ее лицо. – Как долго мы не могли сказать друг другу самое главное, самое сокровенное!

И Бобби так нежно ее поцеловал, что у Кейси глаза наполнились слезами.

Несколько часов спустя они отдыхали на ее довольно узкой кровати. Простыня сбилась, на ней лежало скомканное покрывало, подушки были разбросаны по полу.

Кейси уткнулась в плечо Бобби, и оно казалось ей очень удобным. Она прижималась к нему и размышляла, что хотела бы остаться в таком положении навечно. Никогда не двигаться. Жаль, что рано или поздно им захочется поесть, или принять душ, или присоединиться к остальному миру.

Но, слава Богу, не сейчас. Сейчас она именно там, где всегда хотела быть.

– Ты спишь? – тихо спросила она, не желая беспокоить его, если он задремал. Все же он долго вел машину. И потом был очень активным…

– Нет, не сплю, – пророкотал он. Его низкий голос гудел у нее в ушах.

Кейси подняла голову и принялась разглядывать его обнаженное тело.

– Ты ел нерегулярно, правда? – спросила она.

– Скучал по твоей стряпне, – пробормотал он, все еще не открывая глаз.

27
{"b":"191442","o":1}