ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что за черт?! Ты что, раньше меня вернулся?

Схватил он второго попа и опять побежал к реке. А муж уже третьего попа приготовил. Прибегает солдат, а поп у дверей сидит. Заругался солдат:

– Да кость тебе в глотку! Опять ты раньше меня домой вернулся?

Схватил он третьего попа и побежал его в Дунае топить.

А в это время приезжает к этим попам епископ. Он приехал на ослиной упряжке. Ищет он попов, а их нет. А тут солдат сбросил третьего попа в реку и возвращается. А навстречу ему этот епископ.

– Так вот почему ты меня обгонял! – воскликнул солдат. – Ведь ты на ослах ехал, а я пешком шел!

Схватил солдат упряжку и вместе с епископом зашвырнул в Дунай.

– Да чтоб я умер, – сказал он, – если я тебя не перехитрил!

Получил солдат свои сто форинтов и ушел. А муж с женой стали жить по-старому.

Они и теперь живы, если не померли.

127. Маленькая птичка{170}

Жил на свете один бедный цыган, и жила одна бедная цыганка. У цыганки умер муж, а у цыгана – жена. У цыганки была дочь, и у цыгана была дочь. Вот они стали жить вместе. Цыганка с дочерью терпеть не могли дочь цыгана и всегда с ней ссорились.

Однажды, когда цыган, как обычно, пошел работать на поле, цыганка завела дочь цыгана в подвал, убила ее, разрубила на куски и бросила в большой котел. Она сварила из мяса девочки обед мужу и сказала своей дочери:

– Пойди и отнеси ему обед в поле. Только смотри, сама не ешь, это мясо его дочери. Скажи ему, чтобы он поел, а кости положил под колоду. А если спросит, что это за мясо, скажи, что я его купила.

Принесла дочь цыганки обед и сказала цыгану так. как научила ее мать. Съел цыган мясо, а кости положил под обрубок дерева. Только он это сделал, как из-под обрубка вылетела птичка и стала чирикать:

– Мой отец съел меня, съел, а кости спрятал под колодой!

Так она чирикала, пока цыган работал, пока шел домой. Она нигде не давала ему покоя, преследовала цыгана, куда бы он ни пошел. Цыган грозил ей, гнал птичку, бросал в нее мотыгу, но она все чирикала:

– Мой отец съел меня, съел, а кости спрятал под колодой!

Когда цыган вернулся домой, он спросил у цыганки:

– Почему ко мне не пришла моя дочь?

Та ответила:

– Потому что я послала ее за покупками.

– А где она теперь?

– Еще не вернулась.

Сколько цыган ни спрашивал, цыганка отвечала одно и то же:

– Твоя дочь пошла за покупками и не вернулась.

Настало время ложиться спать. Только цыган с цыганкой легли в кровать, как на окно прилетела птичка и стала чирикать:

– Мой отец съел меня, съел, а кости спрятал под колодой!

Птичка висела над ними и чирикала эти слова.

– Куда ты дела мою дочь? – воскликнул цыган. – Я слышу голос моей дочери!

– Наверное, она пошла играть с подружками и осталась там ночевать! – сказала цыганка. Но цыган понял – что-то не так.

– Уходи! – приказал он цыганке. Но только она стала подниматься с кровати, как птичка подлетела и клюнула ее в голову. Это был такой удар, будто кто-то куском мрамора ударил ее по голове. Цыганка тотчас умерла. Тогда цыган говорит дочери цыганки:

– Раз твоя мать убила мою дочь, то тебе нечего делать в этом доме! – И он прогнал ее. Ушла дочь цыганки, а птичка говорит:

– Под бревном возле дома найдешь прутик. Стегни меня им три раза, и у тебя опять будет дочь, как прежде.

Так цыган и сделал. Ожила девочка. И стали они жить вдвоем. Если они не умерли, то живы до сих пор.

128. Жених-мертвец{171}

Жили на свете девочка и мальчик, они любили друг друга. Тут пришло время парню идти в армию, и они расстались.

Как-то раз собрались двенадцать девушек прясть, и в тот час возвращается жених этой девушки из армии.

– Хорошо, моя дорогая Жофика, – сказал парень, – я пойду с тобой в прядильню.

– Ладно, пошли, – сказала девушка.

Вот они сидят в прядильне. А тут то у одной девушки, то у другой на пол катушка падает. И что заметили они? Они увидели, что у парня вместо ног конские копыта. Когда они шли домой, то сказали девушке:

– Жофика, а ты знаешь, что у твоего возлюбленного вместо ног копыта?

– Нет, – сказала она, – это неправда, неправда!

Тогда подруги ей говорят:

– Когда мы пойдем в следующий раз, урони свою катушку на пол, посмотри под стол, и ты сама увидишь, что у него копыта.

Девушка так и сделала: уронила катушку, посмотрела под стол и увидела копыта. Она очень испугалась, ведь еще ни разу она не видала, чтобы у человека вместо ног были лошадиные копыта.

Ну, ладно. Когда девушки закончили работу и ушли, парень говорит Жофике:

– Знаешь что? Я никогда не смогу договориться с твоими родителями, твоя мать против меня. Ты иди домой и собери свои рубашки, всю свою одежду. А я буду ждать тебя.

Пошла девушка домой, собрала одежду, завязала ее в узел и вышла на улицу. Там ее уже поджидал парень на коне. Не конь это был, сама смерть. Села она на коня, а узел в руке держит. Вот едут они, а парень ей говорит:

Ай, как ярок лунный свет,
Тихо-тихо смерть бредет.
Не боишься ль ты, моя родная?

Девушка отвечает:

– Когда я с тобой, я ничего не боюсь.

Ладно, едут они дальше. Снова парень спрашивает девушку:

– Не боишься?

– Нет, – отвечает она.

Когда они добрались до кладбища, то увидели могилу парня. Могила раскрылась, и он сказал:

– Ну, моя любимая, иди вперед.

Тут девушка все поняла и говорит:

– О, мой любимый, я не знаю дороги. Если ты пригласил меня, то сам иди первым.

Как только она сказала это, закрылась могила и захлопнулись кладбищенские ворота. В страхе побежала девушка домой, а парень за ней. Забежала она в дом и в ужасе спряталась в печку, в самую трубу залезла. Парень не посмел идти в дом.

А в доме девушки на страже был другой покойник. Вот жених-мертвец стал говорить тому покойнику:

– Смерть всегда там, где смерть, а жизнь держится за жизнь. Мертвый брат, отдай мне того, кто спрятался в печи!

При этих словах покойник, что лежал дома, пошевелился и спустил одну ногу. Снова жених-мертвец говорит:

– Смерть всегда там, где смерть. Мертвый брат, отдай мне того, кто спрятался в печи! Выдай мне живого!

При этих словах покойник сел. Тогда тот в третий раз говорит:

– Говорю тебе, выдай мне живого!

Тогда покойник встал и говорит:

– Что ж, я отдам тебе ее, но придется тебе за нее со мной побороться.

Тогда жених-мертвец говорит:

– Хорошо, давай бороться. И кто кого победит, тому девушка достанется.

Вышли они во двор и начали бороться. Боролись, боролись, и тут в четыре часа ночи прокричали петухи. Как они прокричали, превратились покойники в прах.

А эта девушка если не умерла, то жива до сих пор.

129. Кума Смерть{172}

Жил-был одни бедный цыган, такой бедный, что у него в доме никогда не было хлеба вволю. Было у цыгана двенадцать сыновей, и жена его ждала еще одного ребенка. И вот она родила красивого мальчика. Надо искать для ребенка крестную. Пошел цыган на поиски кумы. Ходил, ходил, но нигде не мог найти кумы для своего мальчика. Вот идет он домой, и говорит:

– Хоть саму Смерть{173} в крестные зови! Надо же как-то окрестить ребенка!

И в тот момент прямо перед ним возникла Смерть и говорит:

– Раз ты так хочешь, я буду крестной матерью мальчику.

Испугался цыган и говорит:

– Хорошо, но не забирай моих детей.

– Не бойся, – сказала Смерть, и цыган пригласил ее в свой дом. Когда жена цыгана узнала об этом, она чуть не умерла от страха.

вернуться

170

127. Маленькая птичка (№ 56, с. 354).

Рассказала Михайне Ковач, 66 лет. Сказка записана Йожефом Векерди и Габором Грабоцем в Пати в 1974 г. Диалект – ромунгро. К этой сказке доктор Векерди комментария не приводит.

вернуться

171

128. Жених-мертвец (№ 57, с. 356).

Рассказала Михайне Ковач, 66 лет. Сказка записана Йожефом Векерди и Габором Грабоцем в Пати в 1974 г. Диалект – ромунгро.

Как пишет доктор Векерди, сказки типа «Ленора» очень часто встречаются и у венгров, это излюбленные сказки, которые рассказывают венгерские крестьяне на посиделках во время прядения. Странно, что цыганки никогда не принимают в этом участия.

Мы довольно подробно писали во вступительной статье о сказках этого типа. Они, как мы видим, традиционны для многих цыганских этнодиалектных групп, не говоря уже об их распространенности в европейском фольклоре. См. в этом томе, № 5.

вернуться

172

129. Кума Смерть (№ 60, с. 366).

Рассказал Рудольф Немет, 60 лет. Сказка записана Камиллем Эрдэшем в Пати в начале 50-х годов. Диалект – ромунгро.

Как уточнил в комментарии доктор Векерди, он опубликовал эту сказку по рукописи К. Эрдэша.

вернуться

173

Слово «смерть» в цыганском языке мужского рода. В тексте оригинала соответственно «кум», а не «кума».

110
{"b":"191445","o":1}