ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старуха как открыла клеть, так чуть не окаменела. Найди и вас такое счастье, какое она там нашла. Лежало там золота видимо-невидимо.

Вот уже целый год живет рак в доме, стариков отцом и матерью называет. Старики ни в чем нужды не знают: сытно едят и сладко пьют. Вот в один прекрасный денек сидит рак на столе и говорит:

– Послушай-ка, матушка, мне нужна жена. У нашего царя есть дочка. Говорят, что она хороша и пригожа. Приоденься-ка ты, да иди к царю сговори мне эту девушку.

Не хотелось старухе идти, но пришлось. Много ли, мало ли шла она, но все же дошла до царского дома. Слуги не пускают ее, отгоняют от дворца. А царь увидел – к себе позвал и спросил:

– Чего тебе надо, чернушка? Не бойся, скажи!

– Я тебе все скажу, – отвечает старуха. – У тебя есть дочь, а у меня есть сын. Нравится она ему. Просит мой сын твою дочь себе в жены.

Выслушал царь. Ругаться не стал, по сказал:

– Я отдам свою дочь за твоего сына, но только если он сделает то, что я скажу. Если же не сделает, то потеряет голову. Видишь тот лесочек, что стоит в стороне? К завтрашнему дню надо этот лес срубить, а то место засеять житом, а созреет жито – надо его сжать, в муку перемолоть, из муки хлеб испечь. И, к завтрашнему утру, мне на стол подать.

Пришла старуха домой. Рак ее спрашивает:

– Отдает царь дочку? Когда будем свадьбу справлять?

– Отдать-то отдает, – говорит старуха, – да только с одним условием: надо срубить весь лес, что за речкою стоит, засеять то место житом, созревшее жито сжать, в муку перемолоть, из муки хлеб испечь и наутро царю принести. А если не исполнишь работу – голову потеряешь.

Рак спокойно все это выслушал, послал стариков спать, сказав им:

– Завтра будет день, он принесет нам удачу.

Темная ночь всех спать уложила. Только рак не заснул. Вышел он из дома и кликнул своих молодцов, двенадцать человечков, выстроил их строем и сказал:

– Видите лес, что за речкой стоит? Вырубите его, деревья уберите, землю поднимите, то место житом засейте, созревшее жито сожните, в муку перемелите, из муки хлеб испеките. Всю работу к утру сделайте, а иначе не сносить мне головы.

Сказал это рак и пошел домой спать на своей перине.

Вот земля затряслась, свет погас, церкви пооткрывались, попы заголосили, люди к богу обратились, мол, загубили свои головы за грехи. Но к рассвету наступила тишина, и выглянуло солнце. Встал царь, подошел к окну, видит: все, что он наказал, сделано. Тут вспомнил он о старухе, а она тут как тут.

– Здравствуй, – говорит, – царь! Принесла я тебе хлеб. А теперь и ты о своем обещании вспомни. Давай-ка о свадьбе поговорим.

Выслушал царь старуху и сказал:

– Давно хочу я видеть возле дворца своего яблоневый сад, да чтобы на яблонях вместо сорванных яблок новые вырастали, да чтобы в саду птицы пели, реки текли, да чтобы в тех реках морские коты водились, и чтобы те коты по-ученому говорили. И всю работу эту к утру надо сделать. Вот тогда и поговорим, вот тогда и свадьбу сыграем.

Вернулась старуха домой, когда солнце за лес село. Вот рак се и спрашивает:

– Ну что, отдает царь свою дочь?

– Отдать-то он отдает, да тяжелую работу задает, хочет, чтобы к утру сделана была. Возле дворца его нужно яблоневый сад посадить, да чтобы на яблонях вместо сорванных яблок новые яблоки появлялись, да чтобы в саду том птицы пели, реки текли, да чтобы в реках тех морские коты водились, по-ученому говорили.

Выслушал ее рак, стариков спать отослал, сам же вышел наружу и к себе своих молодцов вызвал. Собрались молодцы. Построил он их в ряд, оглядел и так им сказал:

– Хочет царь возле дворца своего сад посадить, да чтобы на яблонях там, вместо сорванных, новые яблоки появлялись, да чтобы в саду том птицы разные пели, реки текли, да чтобы в реках тех морские коты водились, по-ученому говорили. И всю работу к утру надо сделать.

Хлопнул рак в ладоши, и молодцы на работу отправились, как приказано было.

Вот и ночь прошла, солнце поднялось. Проснулся царь, открыл окно – что такое? – сад красуется перед ним, и в этом саду все, что ему хотелось. Раскрыл царь глаза, удивляется, аж голова затряслась. Может, у него разрыв сердца был бы, кабы в эту минуту старуха не появилась.

– Добрый день, сват! Ну что, потолкуем о свадьбе?

Отвечает царь:

– Дочь свою за сына твоего выдам, но только если построит он царские хоромы, мост стеклянный да церковь. И больше ничего не надо.

Не стала старуха с царем препираться, а быстро домой вернулась. А дома Гриша огонь развел, рядом с ним рак сидит. Спрашивает рак:

– Что, отдает царь свою дочь? Когда будем свадьбу играть?

– Отдать-то отдает, да только если построишь царские хоромы, мост стеклянный и церковь. Тогда, мол, он дочь отдаст.

Выслушал рак старуху, опять всех спать отослал, сам же вышел наружу и хлопнул в ладоши: собрались его молодцы. Выстроил он их в ряд, сосчитал и так сказал:

– Стройте царские хоромы, чтоб светились они огнями, да мост стеклянный стройте и церковь. И больше ничего уж царю не надо.

Хлопнул рак в ладоши, послал молодцов на работу, а сам домой воротился.

Вот и утро наступило. Всю ночь царь в постели ворочался, утра дожидался. Чуть свет подходит он к окну, глядь – что такое? – царские хоромы стоят да церковь сияет, как звездочка. Великий страх прошиб царя, не успел он в себя прийти, а старуха тут как тут:

– Здравствуй, сват, счастлив будь да к нам милостив! Свадьбу пора играть. Чего время тянуть?

Протягивает царь ей руки, возле себя сажает, сватьей ее называет. Начинают они о свадьбе говорить.

– В воскресенье сыграем свадьбу. Поешь, сватья, выпей, будь здоровой и счастливой. Потом я тебе лошадь запрягу и домой отвезу.

Затемно воротилась старуха домой, навеселе да с песнями. Рассмеялся Гриша и спать ее уложил. А рак сразу все понял, но промолчал. Поутру старуха встала и рассказала, что царь свадьбу в воскресенье обещал.

Подошло воскресенье – отличную свадьбу сыграли. Одна беда: плачет царская дочь и рака боится.

Но – боится или не боится – ребеночек у них все же родился. И пригож он, словно яблочко, другого такого не сыщешь. На третий год жена раку дочку родила. Но все же болит у него душа, что жена без любви с ним живет. Вот однажды ночью говорит он жене:

– Если дашь клятву, что никому не расскажешь, то я тебе откроюсь, кто я.

Дала царская дочь клятву, а рак сбросил с себя панцирь свой рачий и явился перед нею статным и пригожим, и стал он ей ничуть не страшен. От счастья совсем ошалела жена, стала плакать и смеяться. Обнимает его, целует, никак не может налюбоваться. Когда же она вновь пришла в себя, рак говорит:

– Я – благородных кровей, обернулся раком по наговору, от чертей все это. Но скоро сброшу я рачий панцирь и снова стану человеком.

Жена его песни поет. А когда она к отцу явилась, там ее никто не узнал. Спрашивать стали, что случилось, почему она так изменилась.

– Ты, – говорит ей царь, – стала как яблочко, серебряная моя доченька.

Отвечает она ему:

– Надоело плакать, отец, муженька жаль.

Ну, стали все приставать: расскажи, мол, да расскажи, в чем дело. Долго она крепилась, да не выдержала и говорит:

– Любимый муженек мой несчастлив через злой наговор. Скоро народится новый месяц – пропадет сила наговора. Сбросит он рачий панцирь и вновь станет человеком.

Услыхали это ее сестры и говорят:

– Возьми его рачий панцирь да сожги, чтобы он не видел. Тогда он человеком будет.

Поверила она сестрам, как сказали они ей, так и сделала. Наступила ночь, вернулся парень домой и лег спать. А жена взяла его панцирь да сожгла. Смрад разнесся по дворцу. Проснулся парень, вскочил с постели и так жене сказал:

– Что ты наделала, моя женушка? Зачем ты сожгла панцирь? Теперь ты и детей потеряла и сама погибнешь.

Взял он сына, оземь его ударил и сделал из него соловья; дочь оземь ударил и сделал из нее кукушку; жену за руки взял – в кандалы одел, за ноги взял – в железные сапоги обул. И говорит:

13
{"b":"191445","o":1}